ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Другая правда. Том 2
Возраст красоты. Секреты трех поколений французских бьюти-редакторов
Механика хаоса
Как стать миллионером на территории СНГ. 10 шагов к успешной жизни
Я тебя рисую
Академия грёз. Пайпер и сила снов
Жажда
Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
Именинница

— А-а! — протянул он с улыбкой, узнав Пекку. — И что расскажете?

— Магистр, — промолвила чародейка, — известный лагоанский мореплаватель только что высадился на экваториальном материке.

Приходилось говорить намеками, на случай, если вражеские чародеи подслушивают вибрации эфира. По счастью, Сиунтио понял. Улыбка его сделалась еще шире.

— Да ну? И как, туземцы не съели?

— Все целы и счастливы. — Поразмыслив миг, Пекка расширила немного импровизированный шифр. — Похоже, мореплаватель обнаружил большую часть континента, а не меньшую.

Сиунтио должен был понять, что опыт ее подтверждает более вероятные расчеты Ильмаринена.

Магистр кивнул.

— А знает ли о достижениях вашего мореплавателя тот, кто изобрел компас?

— Нет пока, — призналась Пекка. — Я хотела вначале сообщить вам.

— Вы мне льстите, но ему бы следовало узнать первым, — ответил Сиунтио.

Помахав на прощание рукой, он разорвал эфирную связь между кристаллами.

Потом Пекка действительно вызвала Ильмаринена, воспользовавшись тем же шифром, чтобы передать ему новости. Он понял все с первого раза — меньшего Пекка и не ожидала. Но если Сиунтио, узнав о результатах опыта, просиял, то живые черты его коллеги исказила мрачная гримаса.

— Мы так наловчились искать ответы, — заметил он кисло. — А лучше бы нам поискать другие вопросы.

— Не понимаю, магистр, — искренне удивилась Пекка.

Ильмаринен нахмурился еще пуще.

— Предположим, я ваш дед, — бросил он и продолжил, подпустив в голос немощной старческой дрожи: — Ми-илая, годы меня тяготят. Не одолжишь ли пяток? У тебя-то их много впереди, тебе не жалко… Теперь нам под силу и такое, — заметил он нормальным тоном. — Вашими стараниями. А что начнется, когда богачи возьмутся покупать — хуже того, воровать — годы жизни у бедняков?

Пекка уставилась на него в ужасе. Ей страстно захотелось сжечь немедля все свои заметки. Но было уже поздно. Что открыла она сегодня, завтра обнаружат вновь — в этом она была так же уверена, как и в том, что завтра ненадолго взойдет солнце.

Ильмаринен наставил на нее из хрустального шара указующий перст.

— И ваше заклятие, сударыня, использовало, полагаю, сходящиеся ряды. Иначе вам не удалось бы провести опыт на мышках. — Пекка не успела поправить его, как чародей продолжил: — Попробуйте теперь расходящиеся — только рассчитайте выход энергии, прежде чем начитать заклинание. И да уберегут вас силы горние!

Он махнул рукой, и изображение в кристалле пропало.

Пекка уже сама не знала: с какой радости ей приспичило в юные годы искать абстрактное знание?

Когда на дороге из Тырговиште показался альгарвейский патруль, Корнелю колол чурбаны. Руки его сами собой крепче стиснули рукоять топора. С какой стати солдаты Мезенцио пожаловали в лесистый центр острова? До сих пор они ограничивались тем, что удерживали порт, а остальную часть Тырговиште оставили в покое.

Бывший моряк не единственный заметил гостей.

— Альгарвейцы! — гаркнул Джурджу, и остальные лесорубы подхватили предупреждение.

— Чего им надобно? — воскликнул Корнелю. — Не партизан же искать?

Сам он пытался отыскать партизан с тех пор, как волны вышвырнули его на берег родного острова. Он встречал многих людей, которые ненавидели альгарвейских захватчиков, — но пока ни одного, кто в ненависти своей взял бы жезл и выстрелил.

Солдаты Мезенцио, верно, думали так же. Они шли походным порядком, без опаски. Если бы в здешних лесах и правда водились партизаны, альгарвейцы и минуты не продержались бы против них, но бригады лесорубов опасаться было нечего.

Старший патрульный — молоденький лейтенант с навощенными в иголочку усами — помахал Джурджу рукой. Здоровяк сделал вид, что не замечает. Корнелю усмехнулся про себя. Джурджу недолюбливал захватчиков, и подводник знал об этом.

— Эй ты! — крикнул лейтенант.

Джурджу прикинулся не только слепым, но и глухим. То была опасная игра: альгарвейцы славились бешеным темпераментом.

— Эй ты, — повторил лейтенант, — медведь страшный!

— Лучше ответь, — вполголоса посоветовал Корнелю. — Доведешь его — спалит не задумавшись.

Джурджу поднял голову, словно только сейчас заметил альгарвейского офицера. Бригадир оказался лучшим лицедеем, чем мог от него ожидать подводник.

— Чо надобно? — пробасил великан таким жутким деревенским говором, что даже Корнелю, родившийся на Тырговиште, едва мог его понять. Для лейтенанта, должно быть, его слова прозвучали полной тарабарщиной, хотя обычно альгарвейцы и сибиане могли понимать друг друга без толмача.

— Мы… ищем… одного… человека, — промолвил лейтенант медленно и внятно.

— Чо ботае? — Джурджу продолжал валять дурака — здоровенного и, надо полагать, опасного дурака, потому что опирался он при разговоре на рукоять топора еще более тяжелого, чем у остальных лесорубов.

— Мы ищем одного человека, — повторил альгарвеец. Видно было, что терпение его на исходе. Он обвел взглядом бригаду. — Есть здесь кто-нибудь, кто владеет альгарвейским или хотя бы внятно говорит на сибианском?

Никто не признался. В других обстоятельствах Корнелю мог бы вызваться добровольцем, но не сейчас. Ему весьма любопытно было, кого ищут солдаты Мезенцио. Едва ли им известно, что он здесь, и все же…

— Чо ботае? — повторил Джурджу еще более невнятно. Мину он при этом состроил самую серьезную — Корнелю просто обзавидовался.

— Деревенские олухи, сударь, — заключил один из патрульных. — Просто безмозглые олухи.

Может, он просто высказал свое мнение о покоренных туземцах. А может, пытался довести сибиан до белого каления, заставив выдать, что они понимают вражеское наречие. А может, и то, и другое — Корнелю не взялся бы отрицать это.

Так или иначе, но лейтенант покачал головой.

— Не-ет, — ответил он с беззаботной улыбкой. — Они просто врут. Прекрасно все понимают — некоторые хотя бы. Так вот, мы заплатим немало звонкого серебра за парня по имени Корнелю . Или сами поймаем. Так или иначе он наш будет. Айда, парни.

Взмахом руки подозвав подчиненных, он направился прочь, в сторону города.

127
{"b":"27559","o":1}