ЛитМир - Электронная Библиотека

Эалстан не взорвался только потому, что ожидал от двоюродного брата шуточек в подобном духе.

— Нет, не нашел, — ответил он, стараясь, чтобы голос его прозвучал легкомысленно. — А если б мы и встретились, то просто обменялись бы грибами.

В прошлом году это было бы правдой, но не теперь.

Сидрок презрительно махнул рукой.

— Она, верно, по тебе сохнет, Эалстан. Силы горние, да если бы я на нее в лесу натолкнулся, штанишки бы слетели — не успеешь «круль Оффа!» сказать.

— Мечтай-мечтай, — буркнул Эалстан.

— Ага. — Сидрок потешно схватился за пах. — Обеими руками мечтаю, не видишь?

Эалстан исхитрился издать смешок, чем вроде бы окончательно убедил Сидрока, что ничего особенного в лесу с ним не случилось. По дороге тот подтрунивал над двоюродным братом, но не больше обычного. В воротах оба посмеялись над постовым жандармом: тот с омерзением заглянул по очереди в обе корзины с грибами.

— Нам больше останется, — заметил Эалстан.

Жандарм, верно, понимал немного по-фортвежски — его едва не стошнило. Мальчишки расхохотались. Эалстан продолжал ухмыляться всю дорогу до дома, и если Сидрок решил, что его кузен посмеивается над глупым рыжиком — тем лучше.

Дождь хлестал полковнику Сабрино в лицо. Его крыло возвращалось с передовой на жалкое подобие полевой дракошни, где временно размещалось. Ящеру дождь не нравился: тварь тяжело взмахивала крыльями и держалась к земле ближе, чем в сухую погоду.

Сабрино дождь тоже не нравился. В сырой мгле уследить за всеми драколетчиками было почти невозможно, и полковнику приходилось больше обычного полагаться на звеньевых. Горизонт терялся в тумане. Работать по наземным целям было почти невозможно, увидать ункерлантских драконов — тоже. Одно счастье, что противник тоже подслеповат.

Найти дракошню тоже оказалось бесовски непросто. Пролетая достаточно низко, чтобы земля не таяла в стене дождя, Сабрино едва не врезался в склон холма. Дракон протестующе взвыл, когда всадник резко бросил ящера вверх. Столкнуться со скалой было бы еще неприятнее, но этого безмозглая тварь понять не могла.

Полковник еще долго искал бы взлетное поле, если бы не наткнулся случайно на лагерь победы, выросший за последние дни чуть севернее дракошни. Сабрино глянул на скорчившихся под частоколом замерзших, мокрых кауниан: интересно, что думают они о красивом названии, рожденном фантазией неведомого штабного хитроумца? Да и альгарвейцы-охранники на вышках едва ли радовались проливному дождю. В такую погоду луч жезла быстро рассеивается на каплях.

Но об этом пускай тревожится пехота. Сабрино же успокоился немного: вид лагеря победы позволил ему сориентироваться на местности. Полковник заложил крутой вираж. Дракон обиженно завизжал, упираясь, и летчику пришлось походя огреть тварь стрекалом, пока он передавал приказ по ручному кристаллу. Ближайшие драконы его крыла следовали за ведущим, но Сабрино предпочитал не рисковать — чтобы остальные не залетели куда-нибудь в Фортвег, а не в родное Альгарве.

Внизу показалось взлетное поле. Драконеры размахивали руками, кричали что-то неразборчивое. Полковник повел своего ящера на посадку. Хлопая крыльями, тварь успела забрызгать грязью укротителей раньше, чем те приковали ее к кольям. Как можно было вбить колья в жидкую грязь, Сабрино понятия не имел, но драконеры как-то справлялись.

— Как дела на фронте? — спросил один, когда Сабрино спрыгнул с драконьей шеи вна размокшую землю.

— Судя по всему, мы застряли, — ответил полковник. — Продвигаться вперед почти невозможно — особенно потому, что ункерлантцы продолжают рушить за собой мосты, становые жилы и все, что могут разрушить. Это дает им некоторое преимущество, потому что подкрепления подтягиваются к ним быстрее, чем наши подходят на передовую через перепаханное поле.

— Ага. — Драконер вытер лицо рукавом — без толку, конечно. — Проклятые ункерлантцы оказались крепче, чем мы думали.

— Верно.

Сабрино вспомнил генерала Хлодвальда и тут же пожалел об этом. Отставной военачальник был прав, когда предрекал, что его соотечественники станут сражаться из последних сил.

Один за другим плюхались в грязь драконы. Сабрино нашел повод не думать о старом генерале, погрузившись в заботы о летчиках и их зверях. Спустя какое-то время он снова столкнулся с драконером нос к носу. Укротитель ткнул пальцем через плечо:

— Если ничто больше не поможет, эти каунианские сукины дети помогут нам вломить конунгу Свеммелю по первое число.

Сердце Сабрино екнуло, словно дракон под ним провалился в воздушную яму.

— Надеюсь, до этого не дойдет, — промолвил он. — Но если придется… — Он неопределенно пожал плечами.

Теперь, когда его крыло в безопасности, на земле — в такую бурю само по себе маленькое чудо, — командир мог укрыться в палатке. Грязь все так же хлюпала под ногами, но сквозь промасленный брезент не просачивалось ни капли. Сабрино переоделся в чистое и пригласил на ужин звеньевых.

Что подаст на стол полевая кухня в этот раз, полковник понятия не имел. Трапеза вышла скорее в ункерлантском стиле, нежели в альгарвейском, — жареная форель, вареная свекла и бутыль зеленого вина неимоверной крепости. Капитан Орозио раскашлялся после первого глотка.

— Если солдаты Свеммеля пьют эту дрянь каждый день, не диво, что у них такой скверный характер!

— О да! — просипел Сабрино, опрокинув рюмку. — Мне, кажется, пора сдать кишки меднику и хорошо пролудить!

Это не помешало ему выпить вторую рюмку. А вот свеклу он не любил с детства, особенно вареную. Поэтому Сабрино еще гонял последние куски по тарелке, когда сквозь шум барабанящего по крыше палатки дождя послышались тревожные крики часовых.

— Что, ункерлантцы заслали диверсантов через линию фронта?! — воскликнул капитан Домициано, привстав с табурета.

Но из неразборчивых воплей прорвалось ясное: «Ваше величество!», и миг спустя в палатку Сабрино ворвался старший драконер:

— Сударь, нас почтил своим присутствием король!

— Си-илы горние! — пробормотал Сабрино. — Жаль, мне придется встречать его величество в этом болоте. Ну что ж поделать — попробуйте задержать его ненадолго, чтобы повара успели хотя бы приготовить ему ужин.

74
{"b":"27559","o":1}