ЛитМир - Электронная Библиотека

— А-а! — Фостий отошел от дома подальше, оглянулся и сказал, понизив голос:

— Ее звали Сабеллия. Твоя мама о ней знает. Не думаю, чтобы Таце возражала против того, что я говорю о Сабеллии, но, с другой стороны, ни одной женщине не нравится, когда мужчина вспоминает о том, что было до нее. И я ее не виню; я рад, что она не выплескивает на меня былые обиды. А Сабеллия… Мне, пожалуй, было столько же лет, как и тебе сейчас, когда я встретился с ней…

* * *

Крисп потер подбородок. Волоски зашуршали под пальцами — не тот жалкий пух, что пробился на лице одновременно с ломкой голоса, а почти настоящая мужская бородка. «Давно пора», — подумал Крисп.

Парочка его сверстников уже обзавелась пышной растительностью, но Крисп надеялся вскорости их догнать.

Он снова потер подбородок. Бородка, даже жиденькая, была полезным подспорьем при раздумьях. В прошлый раз в лесу, недалеко отсюда, Крисп углядел на вязе сук, почти идеально изогнутый для рукояти плуга. Не будь он тогда с девушкой, Крисп обратил бы на него более пристальное внимание.

Он заметил развесистый дуб, показавшийся с первого взгляда знакомым, по крайней мере издали. Но Крисп не помнил, чтобы рядом росло ореховое дерево. Вздохнув, Крисп пошел дальше. Он явно углубился в чащу слишком далеко, но возвращаться ему не хотелось. Это было бы равносильно признанию поражения.

До него донесся отдаленный шум. Крисп нахмурился. Мало кто из сельчан забредал так далеко на восток. Правда, однажды он сам затащил сюда Ликинию, чтобы никто не смог помешать им побыть вдвоем. Возможно, это крестьяне из соседней деревни рубят деревья — но зачем им тащить дрова из такой-то дали?

К тому же шум не походил на рубку леса. Не было слышно ни ударов топора, ни падения стволов или шелеста веток. Крисп пошел на источник звука — и услыхал тихое конское ржание. Это вконец озадачило его. Конечно, для перевозки дров нужны ломовые лошади, однако дровами тут и не пахнет.

Что же тогда? Крисп нахмурился еще больше: неужто разбойники?

Ему казалось, что соседняя дорога не была достаточно оживленной, чтобы привлечь к себе грабителей, но он мог и ошибаться. Крисп продолжал идти на шум, хотя значительно осторожнее. Он просто хотел убедиться, правда ли там разбойники, а потом, если да, вернуться в деревню и привести как можно больше вооруженных мужчин.

К последнем кусту, заслонявшему неизвестных, кем бы они ни были, Крисп подполз по-пластунски. Медленно, очень медленно поднял голову — пока не нашел просвет в ветвях, чьи тени скрывали его лицо.

— Фос! — Губы сами беззвучно произнесли это слово. Люди, отдыхавшие на обочине дороги, не были разбойниками. Это были кубраты.

Губы Криспа беззвучно зашевелились снова: двенадцать кубратов, тринадцать, четырнадцать. В деревне еще не слыхали о вторжении, но это ничего не означало. О том давнем набеге сельчане узнали тоже только тогда, когда услыхали гортанные крики из тьмы.

Криспа забила дрожь; неожиданно, вспомнив ужас той ночи, он вновь почувствовал себя ребенком.

Воспоминание о пережитом страхе помогло ему понять и то, почему кубраты расселись тут на отдых, вместо того чтобы ворваться в деревню. Они нападут ночью, как и прежняя банда. Внезапность нападения, да еще под покровом темноты, когда кочевников будет казаться втрое больше, чем на самом деле, гарантируют им полный успех.

Еще осторожнее, чем прежде, отползая от кустов, Крисп оценил длину теней вокруг. Чуть больше полудня. В общем-то, кубраты те же разбойники, так что можно привести в исполнение задуманный план. В конце концов, ветераны, которых поселили в деревне, обучали сельчан обходиться с оружием как раз ради такого случая.

Вскоре Крисп оказался далеко от банды и мог не опасаться преследования. Он торопился в деревню, стараясь идти как можно быстрее и бесшумнее. У него мелькнула мысль выйти на дорогу и припустить со всех ног. Так было бы быстрее — если только кубраты не поставили где-нибудь на дороге часовых, чтобы никто не смог предупредить крестьян. Крисп решил не рисковать. Лучше идти лесом.

Через полтора часа он выдрался из чащи, весь исцарапанный, в разодранной рубахе. Из горла вместо крика вырвался глухой хрип.

Крисп подбежал к колодцу, вытащил ведро, напился.

— Кубраты! — крикнул он что было мочи.

Сельчане, бывшие поблизости, повернули головы и уставились на него. Среди них оказался Идалк.

— Сколько их, малыш? — рявкнул он. — И где?

— Я насчитал четырнадцать, — ответил Крисп. — У обочины дороги… — И он, задыхаясь, рассказал обо всем.

— Всего четырнадцать, говоришь? — В глазах Идалка зажегся злой огонек. — Если их и вправду не больше, мы их сделаем!

— Я тоже так подумал, — сказал Крисп. — Собери людей с оружием. А я побегу на поля и приведу остальных.

— Правильно!

Идалк прослужил младшим офицером много лет; когда он слышал разумный приказ, то бросался его исполнять, не раздумывая, от кого он исходит. А Крисп даже не заметил, что отдал приказ. Он уже мчался к полю, крича на бегу.

— Кубраты! — испуганно выдохнул кто-то. — Разве мы можем сражаться с кубратами?

— А почему нет? — громко отозвался Крисп. — Или вы снова хотите вернуться по ту сторону гор? Их немного, и они не ожидают нападения. Если нас будет втрое больше, разве мы не сдюжим? Вот и Идалк тоже считает, что мы победим.

Это воодушевило стоявших в нерешительности крестьян. Вскоре все они побежали к деревне. Идалк вместе с парой помощников уже раздавал там оружие. Крисп обнаружил, что сжимает в руках щит и толстое копье.

— Пойдем лесом?

Интонация у Идалка была вопросительной, хотя Крисп сомневался в том, что это действительно вопрос.

— Да, — ответил он. — Если у них часовой на дороге, он может предупредить остальных.

— Правильно, — снова сказал Идалк. — Кстати о предупреждениях: Станк, садись-ка ты на мула и скачи в Имброс что есть духу, напрямки. Если увидишь, что все окрестности кишат кубратами, возвращайся. Я вовсе не хочу посылать тебя на верную смерть. Но если сумеешь прорваться, я не прочь увидеть здесь отряд солдат из гарнизона. Как вы считаете, мужики?

Кивки и нервные усмешки убедили его, что план придуман неплохо.

Сельчане подбадривали сами себя, готовясь к сражению, но отнюдь не рвались в бой.

По крайней мере пожилые. Они все оглядывались на свои поля; на свои дома; на своих жен и дочерей, которые окружили кучку будущих воинов, одни молча, а другие ломая руки и еле сдерживая рыдания.

Крисп, однако, был полон радостного возбуждения.

— Вперед! — крикнул он.

Молодые парни, подхватив его клич, помчались за Криспом в лес.

Прочие потянулись за ними, хотя и не так быстро.

— Вперед, вперед! Если нападем всем скопом, мы их прищучим! — говорил Идалк, подгоняя вместе с Варадием и другими ветеранами необстрелянных добровольцев.

Вскоре Идалк догнал Криспа.

— Тебе придется возглавить отряд, во всяком случае пока мы не доберемся до этих сволочей, — сказал ветеран. — Ты знаешь, где они засели. Хорошо бы подобраться к ним поближе как можно тише, чтобы они не засекли нас раньше времени.

— И то правда, — сказал Крисп, удивляясь, как это не пришло ему в голову самому. — Я это запомню.

— Хорошо. — Идалк усмехнулся. — Хорошо, что ты не слишком горд, чтобы отвергнуть идею только потому, что ее высказал кто-то другой.

— Вот еще! — удивился Крисп. — Ведь это было бы глупо.

— Глупо, хотя ты и представить себе не можешь, как много дураков бывает среди командиров.

— Да, но я не коман… — Крисп осекся. Вообще-то именно он возглавлял сейчас односельчан. Он пожал плечами. Это просто потому, что ему повезло наткнуться на кубратов.

До стоянки дикарей оставалось еще около мили, когда Крисп увидал тот самый вяз с изогнутым суком, который тщетно искал сегодня утром. Он постарался запомнить, где находится дерево. В следующий раз он найдет его с первой попытки.

12
{"b":"27561","o":1}