ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твоя тоже. Если б не ты, меня бы здесь не было. — Крисп, в свою очередь, крепко обнял Дару, признавая тем самым, что он в долгу перед ней, и выражая свою благодарность.

Она, очевидно, почувствовала нечто подобное.

— Мы нужны друг другу, — тихо промолвила она, подняв голову и заглянув ему в глаза.

— Даже очень, — согласился Крисп. — Особенно теперь.

Дара точно не слышала его.

— Мы нужны друг другу, — повторила она, скорее самой себе, чем ему. — И мы нравимся друг другу. Такое сочетание — хорошее начало для.., любви?

Крисп уловил заминку перед тем, как императрица решилась выговорить последнее слово. Он бы тоже не решился назвать их отношения любовью. Заниматься любовью — еще не значит любить: таков был один из уроков Танилиды. И все же…

— Хорошее начало, — согласился он, ощущая, что не лжет. А потом добавил:

— Да, кстати, ты забыла еще кое о чем.

— О чем же? — спросила Дара.

— Я обещаю, что отныне тебе не придется тревожиться о рыбках.

Дара недоуменно моргнула, потом рассмеялась. Но в голосе ее звучало серьезное предостережение:

— Да уж, постарайся. Анфим ни капельки не зависел от моего расположения, в то время как ты…

Она осеклась. Крисп додумал то, что Дара не решилась сказать: в то время как он, узурпатор, не имеет никаких прав на трон, пусть даже и уселся на него своей крестьянской задницей. Крисп знал, что Дара права. Знал он, однако, и то, что, если его правление будет удачным, со временем никто не вспомнит о правах. Но со временем — не значит сейчас. Сейчас каждая ниточка, связывающая его с императорской династией, которую он низверг, поможет ему удержать власть, пока он в ней не укрепится. Следовательно, раздражать Дару нельзя ни в коем случае.

— Я же сказал, что впредь тебе не придется из-за этого переживать, — напомнил он.

— Да, сказал. — Она словно пыталась уверить в этом саму себя.

Крисп поцеловал ее, после чего произнес таким деланно-официальным тоном, что даже насмешник Мавр мог бы ему позавидовать:

— А теперь, ваше величество, с вашего позволения мне необходимо уладить еще парочку мелочей, пока не наступило утро.

— Ну конечно, всего лишь парочку, — ответила она с улыбкой, подстраиваясь под его тон. И после короткой заминки добавила:

— Ваше величество.

Крисп поцеловал ее еще раз и побежал. Стража, стоявшая возле особняка, подняла топоры, отдавая ему честь. Через пару минут прискакал Мавр, ведя Криспова Прогресса в поводу.

— Вот твой конь, Крис.., э-э.., ваше величество. — Мавр понизил голос и спросил доверительным шепотом:

— Но зачем тебе понадобилось это животное?

— Чтобы поездить верхом, разумеется. — И, пока его названый брат приходил в себя от изумления, Крисп, повернувшись к Твари, коротко с ним переговорил. Закончив, он спросил:

— Ты понял? Ты сможешь это сделать?

— Я понял. Если смогу, сделаю. Если не смогу, погибну. Как и ты, — ответил северянин с обычной для халогаев кровожадной прямотой.

— В таком случае постарайся сделать все, что в твоих силах, ради нас обоих, — отозвался Крисп. Он запрыгнул на спину Прогресса и натянул поводья. — А теперь поехали! — велел он Мавру.

— Ясненько. Поехали так поехали, — сказал Мавр. — Ты собираешься в какое-то определенное место или просто прошвырнемся по городу?

Крисп успел уже пустить коня рысью.

— К дому Яковизия, — бросил он через плечо, направляясь к западной стороне площади Паламы. — Надеюсь, он у себя; единственный, кто любит.., любил.., пирушки больше него, это Анфим.

— А зачем нам Яковизий?

— Затем, что он по-прежнему держит уйму конюхов, — ответил Крисп. — Если я собираюсь стать Автократором, люди должны об этом узнать. Они должны увидеть, как меня коронуют. И проделать это надо как можно скорее, пока никому не пришло в голову перехватить у меня трон. Конюхи смогут оповестить весь город сегодня же ночью.

— И перебудить всех горожан? — сказал Мавр. — Люди тебя за это невзлюбят.

— Жители столицы больше всего на свете обожают зрелища, — откликнулся Крисп. — Они не простят мне, если я их не разбужу. Вспомни Анфима: в городе Видессе можно вытворять что угодно, главное — не быть скучным.

— Может, и так, — протянул Мавр. — Дай-то Фос!

Они спешились напротив особняка Яковизия, привязали лошадей к коновязи и подошли к парадной двери. Крисп принялся дубасить в нее. Дворецкий Яковизия Гомарий наконец открыл в двери окошечко и вгляделся во тьму. Какие бы бранные слова ни были готовы слететь с его языка, он придержал их, узнав Криспа, и ограничился лишь восклицанием:

— Благим богом клянусь, Крисп! Ты рехнулся, что ли?

— Нет, — ответил Крисп. — Мне необходимо немедленно увидеть Яковизия. Передай ему это, Гомарий, и скажи, что отказа я не приму.

Он с тревогой ждал ответа: если Гомарий скажет, что хозяина нет дома, все его планы провалятся в тартарары. Но дворецкий лишь захлопнул окошечка и ушел.

Вернулся он пару минут спустя:

— Он говорит, ему плевать, даже если бы его хотел видеть сам император.

— Так и есть, Гомарий, — сказал Крисп. — Его хочет видеть император.

Сквозь маленькое окошечко трудно было разглядеть лицо Гомария, но Крисп заметил, как дворецкий вылупил глаза. Вскоре послышался звук отпираемого засова Дверь распахнулась.

— Что стряслось во дворцах? — жадно поинтересовался Гомарий. Даже не жадно — он чуть ли не задыхался от желания услышать скандальные новости первым. Такая возможность была для столичного жителя дороже золота.

— Узнаешь вместе с Яковизием, — пообещал Крисп. — А сейчас беги и доложи ему, что ты все-таки впустил нас с Мавром.

— Да, ты прав. Иначе мне не поздоровится, — мрачно заметил дворецкий и припустил к спальне хозяина. Крисп с Мавром, не забывшие еще планировки особняка, где когда-то находились в услужении, не спеша последовали за ним.

Яковизий встретил их на пороге спальни. Неугомонный человечек вышел навстречу своим бывшим протеже, завязывая на ходу пояс халата. Он ткнул в Криспа пальцем:

— Что за ерунду городит мой дворецкий? Он сказал, что ко мне пожаловал император. Я не вижу никакого императора. Я вижу только вас двоих — и лучше б я вас не видел!

— Император перед вами, высокочтимый господин! — сказал Крисп, прикоснувшись ладонью к своей груди.

— Какой дряни ты нализался? — фыркнул Яковизий. — Иди домой, и, если Фос будет милостив ко мне и позволит снова заснуть, я не скажу Анфиму ни слова.

— Это не имеет значения, — ответил Крисп. — Анфим умер.

Глаза у Яковизия вылезли из орбит — в точности, как несколько минут назад у Гомария.

— Поднеси-ка факел поближе к нему, Гомарий, — велел хозяин дворецкому. Гомарий повиновался. Яковизий пристально вгляделся в освещенное Криспово лицо. — Ты не шутишь, — заявил он наконец.

— Да, не шучу. — История, которую Крисп рассказывал сегодня уже четыре раза, без запинки отлетела у него от зубов. — Вот почему я пришел к вам, высокочтимый господин. Я хочу, чтобы ваши конюхи и слуги распространили по городу весть о чрезвычайном происшествии и чтобы горожане собрались возле Собора.

К удивлению и негодованию Криспа, Яковизий расхохотался.

— Простите, ваше величество, — выдавил вельможа сквозь смех, — но когда вы впервые явились сюда, мне и в голову не могло прийти, что будущий Автократор убирает у меня конское дерьмо! Мало кто может похвастаться этим, клянусь Фосом! Чтоб я обледенел! — И он снова покатился со смеху, громче прежнего.

— Так вы мне поможете? — спросил Крисп.

Яковизий мало-помалу посерьезнел.

— Да, Крисп, я тебе помогу. Пускай лучше корона достанется тебе, чем какому-нибудь дубинноголовому генералу. Боюсь, другого выбора у нас просто нет.

— Наверное, я должен вас поблагодарить, — сказал Крисп. Яковизий, как всегда, обильно сдобрил похвалу своим ядовитым ехидством.

— Валяй, я не против, — отозвался вельможа. И вздохнул:

— Подумать только! Повези мне чуть больше — и я бы мог поиметь будущего Автократора не только в конюшне, но и в своей постели. — Он устремил на Мавра сердитый и в то же время плотоядный взгляд:

94
{"b":"27561","o":1}