ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выслушав слова святого бабаджи, Враджанатх сказал: «В писаниях содержатся следующие тексты:

«Кто в этом мире является наблюдателем и кто — объектом наблюдения?»

«Брихад-араньяка-упанишада». 4.5.25, 2.4.24.

«Я есмь Брахман».

«Брихад-араньяка-упанишада». 1.4.10.

«Брахман — суть духовная истина».

«Айтарея-упанишада». 1.5.3.

«О Шветакету, ты есть то».

«Чхандогья-упанишада». 6.8.70.

Из этих и многих других текстов писаний вовсе не явствует, что преданное служение является конечной целью материального существования. Почему нельзя предположить, что имперсональное освобождение является его конечной целью?»

Бабаджи ответил: «Я уже говорил, что живые существа ставят перед собой разные цели в зависимости от доминирующих желаний, присущих им. Люди, стремящиеся к материальным чувственным удовольствиям, не считают конечной целью освобождение. Таким непритязательным с духовной точки зрения людям писания („Апастамба-шраута-сутра“. 2.1.1) дают следующий совет:

«Те, кто совершает чатурмасья-ягьи, достигают бессмертия».

Существует множество текстов подобного рода. Баба, есть ли вообще какая-то польза от слова мукти (освобождение)? Трудяги-материалисты вовсе не стремятся к нему. Они приводят следующий аргумент: «Почему слово мукти (освобождение) не упомянуто в мантрах четырех Вед?» Некоторые философы—карми даже утверждают, что отречение предназначено для ограниченных, ни к чему не пригодных людей, а те, кто способен заниматься плодотворной деятельностью, должны заниматься ею, и ничем другим. Писания дают подобные указания лишь для того, чтобы находящиеся на низших уровнях духовного развития люди могли стойко выполнять свои обязанности. Живые существа не должны уклоняться от обязанностей, соответствующих уровню их духовного развития. Если человек добросовестно выполняет свои обязанности, он легко переходит к обязанностям более высокого уровня. Поэтому Веды отнюдь не порицают людей, стойко исполняющих свой долг. Наоборот, тот, кто критикует добросовестное исполнение долга, рискует пасть. Люди, которые совершенствуются в духовной жизни, скорее всего получили благие плоды стойкого выполнения своих обязанностей. Путь имперсоналистов, когда человек стремится к освобождению, пускаясь в абстрактные размышления (гьяну), не открывается перед людьми, пригодными лишь для труда, приносящего скудные плоды (кармы). В присутствии людей, пригодных лишь к кармической деятельности, никто не восхваляет имперсональный путь, следуя по которому, человек стремится достичь освобождения с помощью умозрительных размышлений (гьяны). Ведические мантры прославляют путь гьяны лишь в присутствии людей, способных следовать по этому пути. Путь имперсонального освобождения выше пути кармической деятельности, а путь преданного служения выше имперсонального пути. С помощью таких фраз, как тат твам аси (ты есть то) и ахам брахмасми (я есть Брахман), ведические мантры помогают имперсоналистам обрести стойкость в исполнении своего долга. Не следует упрекать Веды за этот компромисс. Ведь описанное в них имперсональное освобождение нигде не названо высшим духовным уровнем. В писаниях сказано, что конечной целью жизни является любовь к Богу. Эта цель может быть достигнута посредством преданного служения Господу».

Враджанатх спросил: «Но может ли быть такое, что величайшие маха-вакьи Вед указывают лишь на второстепенные духовные цели и средства?»

Бабаджи ответил: «Каждый может по своему усмотрению величать те или иные мантры маха-вакьями, но сами Веды не выделяют одних мантр в ущерб другим. Стремясь утвердить превосходство своей доктрины, ученые-имперсоналисты провозгласили одни мантры маха-вакьями, а остальные мантры объявили второстепенными. Если человек предпочитает считать все, без исключения, утверждения Вед маха-вакьями, в этом нет ничего дурного. Но если ему взбредет в голову провозгласить отвечающую его идеям мантру маха-вакьей, а все остальные мантры объявить второстепенными, он нанесет оскорбление священным Ведам. В Ведах воздается хвала и мирской деятельности (карме), и имперсональному освобождению (мукти), и всем остальным целям и методам. Тем не менее, нужно рассматривать картину в целом и четко определить, какое же заключение Вед является окончательным. Веды подобны корове, а Господь Кришна — пастуху. Куда покажет пастух, туда и пойдет корова. Именно Господь определяет истинный смысл всех Вед. Он объясняет его таким образом («Бхагавад-гита». 6.46—6.47):

«Йог стоит выше аскета, выше философа-эмпирика и выше человека, интересующегося лишь плодами своей деятельности. Поэтому, о Арджуна, при любых обстоятельствах оставайся йогом.

И из всех йогов тот, кто с великой верой всегда пребывает во Мне, думает обо Мне и служит Мне с любовью и преданностью, тот теснее всех связан со Мной и достиг высочайшей ступени совершенства».

В «Шветашватара-упанишаде» (6.23) сказано:

«Весь смысл ведического знания сам собой открывается лишь перед теми великими душами, вера которых в Господа и духовного учителя непоколебима».

В «Гопала-тапани-упанишаде» (1.14) сказано так:

«Человек приступает к преданному служению Господу Кришне тогда, когда его сердце больше не стремится обрести материальные блага ни в этой, ни в следующей жизни. Так начинается его избавление от пут кармы».

В «Брихад-араньяка-упанишаде» (1.4.8) сказано:

«Следует с любовью поклоняться Верховному Господу, считая Его самым близким существом».

Кроме того, в «Брихад-араньяка-упанишаде» (4.5.6) сказано:

«Следует обращать свой взор к лику Верховной Личности Бога, слушать повествования о Нем, думать о Нем и медитировать на Него».

Проанализировав все эти утверждения, можно легко убедиться в том, что преданное служение Богу описывается в Ведах как средство достижения цели жизни».

Враджанатх задал следующий вопрос: «В карма-канде упоминается о том, что плодами кармы человека вознаграждает Верховная Личность Бога. Таким образом, карма-канда культивирует веру в преданное служение. В разделе гьяна-канда также говорится, что удовлетворение Господа Хари посредством преданного служения Ему является одним из четырех способов достижения цели. Итак, если преданное служение является одним из средств достижения чувственных наслаждений и имперсонального освобождения, как оно может быть конечной целью жизни? Ведь если столь желанное чувственное удовлетворение или имперсональное освобождение достигнуто, методы, использованные для их достижения, можно смело отбросить. О святой, объясни, как следует понимать этот момент».

Святой бабаджи ответил: «В разделе Вед, именуемом карма-канда, сказано, что следует заниматься преданным служением для достижения чувственных услад, а в разделе Вед под названием гьяна-канда утверждается, что ради достижения имперсонального освобождения следует заниматься преданным служением. Это верно. Тот, кто отвергает Верховную Личность Бога, не сможет получить желаемых результатов. Господь является источником всех энергий, как духовных, так и материальных. Индивидуальные души и материальные миры являются лишь незначительной частью творения Господа. Бога невозможно удовлетворить деятельностью, совершаемой ради наслаждения ее плодами (кармой) или имперсональными размышлениями (гьяной). Однако если карма и гьяна базируются на преданном служении, они могут принести определенные плоды. Поэтому в священных писаниях утверждается, что на карме и гьяне лежит отблеск преданного служения. Тем не менее, преданное служение, смешанное с кармой и гьяной, не является истинным преданным служением. Истинное преданное служение лишь отражается в карме и гьяне как в зеркале, чтобы те могли продуктивно развиваться. Отражение преданного служения может быть двух видов: отражение чистого преданного служения и отражение преданного служения, оскверненного корыстными мотивами. Отражение чистого преданного служения я опишу позже. Отражение преданного служения, оскверненного корыстными мотивами, бывает трех видов: отражение преданного служения смешанного с кармой, отражение преданного служения смешанного с гьяной, и отражение преданного служения смешанного и с кармой, и с гьяной. Совершая жертвоприношения, человек может просить: «О Индра, о Сурья, будьте милостивы и даруйте мне плоды этой ягьи». Это пример преданного служения, смешанного с кармой (карма-виддха-бхакти-абхаса). Некоторые философы называют это отраженное преданное служение карма-мишра-бхакти (преданное служение, смешанное с кармой), другие же называют его аропа-сиддха-бхакти (ложное преданное служение). Другой пример: «О Кришна, движимый страхом перед нескончаемыми рождениями и смертями, ныне я обращаюсь к Тебе. День за днем я повторяю мантру Харе Кришна. Пожалуйста, смилуйся и даруй мне освобождение». Еще один пример: «О Господь, Ты являешься Верховным Брахманом, я же оказался в пучине майи. Пожалуйста, возвысь меня и позволь слиться с Тобой воедино». Эти примеры характеризуют преданное служение, смешанное с гьяной. Одни философы такое отраженное преданное служение называют гьяна-мишра-бхакти (преданное служение, смешанное с гьяной), другие именуют его аропа-сиддха-бхакти (ложное преданное служение). Подобные отражения преданного служения отличаются от чистого преданного служения. Преданное служение, описанное Господом в «Бхагавад-гите» (6.47) (шраддхаван бхаджате йо мам), являет собой образец чистого преданного служения. Именно этот вид преданного служения является средством достижения конечной цели материального существования — премы (чистой любви к Богу). Карма и гьяна являются всего лишь средствами достижения чувственных удовольствий и имперсонального освобождения. Они не являются теми средствами, с помощью которых индивидуальная душа может вернуться к своей вечной природе».

55
{"b":"27564","o":1}