ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Священник Басс вышел из церкви как раз в тот момент, когда Калеб скомандовал своей дружине «Стой!» и «К ноге!». Он был явно удивлен подобными активными действиями и оставался в тени деревьев, пока не заметил незнакомца, направляющегося в его сторону. Тогда он поспешил ему навстречу, всем лицом выражая свое неодобрение происходящему.

— Могу я спросить, что здесь происходит?

Незнакомец задумчиво глядел на пустующую колокольню.

— Там должен быть колокол.

У священника отвисла челюсть и заколотилось сердце.

— Колокол? Да… да, там, несомненно, должен находиться колокол. Ну что за церковь без колокольного звона?

Незнакомец повернулся к Сэму Шоу.

— У кого самые острые глаза в городе?

— У Джонни, наверное. Я имею в виду, он самый молодой.

— Хорошо, — сказал незнакомец. — Джонни будет сидеть на колокольне как наблюдатель. Когда он заметит клубы пыли, он предупредит всех колокольным звоном. Но здесь нет колокола.

— Грустное наблюдение, — быстро вставил священник. — Единственный храм Господень на двести миль окрест и не имеет колокола.

— Вы получите колокол, — твердо сказал незнакомец.

Святой отец засиял улыбкой и поднял руки, благодаря создателя.

— Бронзовый колокол, с узкой горловиной, зовущий верующих…

— Какой колокол вы можете быстро достать, шериф?

Шоу почесал пальцем подбородок.

— У четвертой шахты на узкоколейке стоит небольшой паровозик. На нем есть колокол. Я могу его достать.

— Паровозный колокол в моей церкви? — В голосе святого отца звучало удивление, смешанное с отвращением.

— Колокол есть колокол, — ответил незнакомец, не глядя на него. — Тащите его, шериф.

Руки священника упали, подобно осенним листьям.

— Но… но это не пойдет. Церковный колокол должен иметь божественное звучание. Я не желаю, чтобы моя церковь звучала как паровоз.

Незнакомец медленно повернул к нему свои хищный взгляд.

— Может, вы желаете, чтобы она звучала как горящий дом, святой отец?

— Нет… нет, конечно нет, — запнулся священник.

Незнакомец осмотрел забор вокруг церкви. Это был крепкий забор, сколоченный из неструганых, некрашеных досок, отгораживающий улицу от помещения, в котором Калеб Боувен сколачивал свои гробы и деревянные кресты. Незнакомец выбил несколько досок на равном расстоянии друг от друга.

— Мне нужны три добровольца с тяжелыми ружьями.

Брайн поднял свой «Смит-Вессон».

— Я умею обращаться вот с этим.

— По движущейся цели? Они могут проскочить это место галопом. у вас что, в лавке нет ружей?

— Есть, конечно.

— Тогда принесите их. Нам пригодятся все приличные ружья, которые у вас имеются.

Оружейник поежился.

— У меня есть предложение. Любое ружье в моей лавке можно получить со скидкой, разумной, конечно. На это я могу пойти.

— Как вам будет угодно, мистер. Это ваш город, а не мой.

Незнакомец повернулся к остальным членам маленькой армии и выбрал Пита Мууди и маленького седого человечка по имени Калвин Мортон, который содержал контору по апробированию металлов.

— Итак, ребята, это ваш пост. Ваш и мистера Брайна. Вы спрячетесь за забором и, как только услышите сигнал, просовываете ружья в отверстия в заборе и стреляете. Цельтесь в седоков и сбивайте их прямо с лошадей.

Мужчины смотрели на него, их лица были бледны, и по ним тек пот.

Из церкви в колокольню не было хода, поэтому для того, чтобы попасть на крышу, пришлось принести лестницу из «Эмпориума». Молодой Джонни первым бесстрашно вскарабкался наверх, а оттуда и на колокольню. С собой он прихватил моток шпагата. Добравшись до колокольни, он взглянул вниз и вокруг.

— Эй! — закричал он. — Отсюда все просматривается на добрую сотню миль!

— Кидай конец веревки! — крикнул ему в ответ незнакомец. — У нас еще много работы впереди.

Веревка шмякнулась о землю, и незнакомец привязал к ее концу два ружья и револьвер.

— Поднимай!

Калеб Боувен стоял, нервно покусывая губы, наблюдая за подъемом ружей на колокольню.

— Кто… кто будет рядом с Джонни?

— Кто из вас лучший стрелок из ружья?

— Титус Андерсон, — быстро ответил Калеб. — Титус и Джек Хобсон.

— Тысяча чертей! — прогрохотал цирюльник. — Я стреляю хуже тебя, Калеб. Ты всегда хвастался, что выбиваешь тридцать из тридцати!

Гробовщик поднял свое ружье и заорал на цирюльника:

— Это, по-твоему, ружье, Титус? Ружье, да?

— Ты хорошо стреляешь из винчестера, — огрызнулся Андерсон. — И сам прекрасно это знаешь.

Боувен посмотрел наверх. По небу плыли рваные клочья белых облаков, гонимые ветром, и башня колокольни раскачивалась под ними, наклоняясь то в одну, то в другую сторону. Он закрыл Я глаза.

— Может быть, и так. Может, я действительно хорошо стреляю из ружья, но лазать по крышам я не умею, это уж точно.

— Вам не придется никуда лезть, — сухо ответил ему незнакомец. — Мы поднимаем вас туда на веревке.

Боувена передернуло.

— На… веревке?

Титус Андерсон сплюнул с презрительным видом.

— Не бойся, не за шею. Боже мой, ты — мэр! Ты должен подавать пример остальным.

Маленький гробовщик грозно сдвинул свою шелковую шляпу на глаза.

— Хорошо, Титус. Я полезу, но и ты полезешь вместе со мной!

— Может, и полезу, а может, и нет! — продолжал орать Титус Андерсон. — Я еще не решил!

Незнакомец оставил их грызться дальше, а сам повел оставшихся к продуктовой лавке Эзры Малкина.

Посреди улицы перед кузницей Пита Мууди стоял пустой фургон для перевозки руды. Задняя часть фургона была открыта, и отсутствовало одно колесо. Незнакомец остановился посреди улицы.

— По сторонам улицы нужно сделать укрытия из стогов сена. — Он указал на пустой фургон. — Переверните его набок наподобие баррикады. Это несколько сузит проход. Им придется проехать между фургоном и укрытиями, если только они заберутся так далеко.

Джо Хэтч нахмурился и обменялся быстрым взглядом с Генри Белдингом.

— Может, сперва спросим Дэйва Дрэйка? Это один из его фургонов.

— Переворачивайте! Потом спросим! — сказал незнакомец. — Время работает против вас, ребята. Если вы не успеете подготовиться как следует, те, кого вы ждете, не будут вас дожидаться. Так что за работу!

В голосе незнакомца звучали железные нотки, и все поспешно принялись переворачивать фургон и стаскивать сено и солому. Сэм Шоу принес позеленевший от времени бронзовый колокол сантиметров двенадцать в диаметре.

— Дрэйк рвет и мечет, — сообщил Шоу незнакомцу, который наблюдал, как Джонни Вэйд устанавливает колокол на колокольне церкви. — Он сейчас там, на шахте, и зол, как мокрая кошка. Он говорит, что у него пропали два фургона и упряжка мулов, а то, что я взял еще и колокол, нам дорого обойдется.

Незнакомец ухмыльнулся и показал рукой вдоль улицы.

— Он может не беспокоиться о своих фургонах и мулах. Похоже, они попали в хорошие руки!

На месте погонщика горделиво восседал Мордекай Форчун, его ноги болтались в значительном удалении от пола. Он управлял упряжкой из шести мулов, которые без особого труда волокли два пустых фургона. Карлик подкатил к церкви и остановился.

— Тпррру, залетные! — Он повернул сияющее лицо к незнакомцу. — Я все сделал! Я обещал и сделал! Мордекай может все!

— А где чучела? — спросил незнакомец.

— В фургоне. Три прекрасных соломенных чучела! Мордекай умеет делать дела!

Незнакомец притронулся к шляпе в знак благодарности и затем повернулся к Шоу.

— Помогите ему, Сэм. Нужно привязать чучела к сиденьям, вывести фургоны за черту города и ждать сигнала.

— Хорошо, мистер. Как прикажете.

Все были расставлены по местам, как того хотел незнакомец. Калеб Боувен со слегка позеленевшим лицом находился на колокольне вместе с Джонни Вэйдом и Титусом Андерсоном. Тадеус Брайн, кузнец-гигант и Калвин Мортон спрятались за забором, сжимая в руках тяжелые ружья. Джо Хэтч, Аса Гудвин, Генри Белдинг и Джек Хобсон стояли с ружьями позади перевернутого фургона, а Эзра Малкин и Язон Хобарт лежали чуть сбоку, закрытые стогами сена. Их было достаточно, чтобы уничтожить по крайней мере взвод пехоты, если бы у того хватило глупости угодить в ловушку.

14
{"b":"27569","o":1}