ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вырвался! — простонал он. Вырвался, но куда?

Незнакомец смотрел вслед удалявшемуся всаднику до тех пор, пока не исчезло облачко пыли, затем засунул кольт за пояс и огляделся вокруг себя. Пожара не было, но два верхних этажа и крыша были снесены начисто. На веранде стоял, отчаянно жестикулируя, Генри Белдинг, а Сара пыталась его успокоить.

Титус Андерсон выскользнул из темноты, придерживая на костлявых плечах потрепанный халат. Он перевел взгляд с лежащих на дороге трупов на полуразрушенный отель.

— Господи, помилуй! Что здесь происходит?

— Ничего страшного, — отозвался незнакомец. — Кто-то забыл запереть двери на ночь, и в дом проникли чужие собаки.

— Боже!.. Боже… — причитал цирюльник.

Из темноты спешили заспанные люди. Один из них принес фонарь, луч света упал на мертвое окровавленное лицо Моргана Аллена.

— Что здесь произошло? — Голос Калеба Боувена от страха срывался на крик.

— Взаимонепоиимание, — ответил незнакомец. — Лучше достаньте фургон и несколько человек с лопатами.

Боувен оглянулся по сторонам, светя себе фонарем. Его губы молча шевелились, подсчитывая количество тел на дороге и веранде отеля.

— Пятеро! О господи, пять человек!

— Да, похоже на то, — равнодушно заметил незнакомец. — У вас впереди работа на всю ночь.

— Да, сэр, — медленно проговорил Боувен, — это уж точно.

Со ступенек отеля мячиком скатился Генри Белдинг. За ним бежала Сара, пытаясь его удержать. Она была в длинной серой хлопчатой ночной рубашке, и ее длинные темные волосы свободно спадали ей на плечи. Незнакомец не отрывал от нее глаз, не обращая внимания на бледного как мел Белдинга.

— Мой отель! — выл Белдинг. — Что вы собираетесь с ним делать?

— Я из него съеду. Это не вполне подходящее место для жилья.

— Ты, сво… — Белдинг проглотил конец слова, сдерживая ярость.

Незнакомец холодно посмотрел на него.

— Это ваши друзья, мистер. Лучше возьмите лопату и помогите их захоронить.

Ярость и храбрость мигом покинули Белдинга. Он стоял посреди улицы в серой ночной рубашке, и на его лице читались страх и растерянность. Он сделал шаг в сторону Калеба Боувена, но Сара твердо взяла его за руку. Ее щеки пылали, глаза горели.

— Нет, ты вернешься в кровать. Этот человек не должен указывать, что тебе делать.

— Оставь меня, Сара, — прошептал Белдинг. — Оставь меня!

Он высвободил свою руку и направился к небольшой группе людей, собирающейся вокруг гробовщика.

— Как ты смеешь? — выдохнула Сара. Она стояла перед ним в решительной позе, заглядывая в его глаза.

— Таков его выбор, — сказал незнакомец. — Не по-христиански заставлять мертвых лежать посредине улицы.

— Которых убили вы! — резко ответила она.

— Которые пришли, чтобы убить меня, Сара. — Он крепко взял ее за руку. — Сейчас середина ночи. Я хочу вернуться в кровать.

Она мрачно рассмеялась и кивнула головой в сторону отеля.

— В этом отеле не осталось ни одной приличной комнаты, в которой можно было бы переночевать.

Его пальцы сомкнулись сильнее.

— Кроме вашей.

Она взглянула на него с изумлением.

— Нет, нет!

— Да, Сара.

Он сделал шаг в сторону отеля, увлекая ее за собой.

— Нет! Пожалуйста! Не делайте этого!

Но она уже шла за ним. Он вел ее с уверенностью, и она следовала за ним, лишь изредка бросая умоляющие взгляды на мужа.

— Генри!

Белдинг сжал кулаки и посмотрел в небо. Его глаза были сухи. Звезды жили своей жизнью. Так написано в Библии. Он бессилен что-либо сделать.

— Генри!

Она звала его уже из холла, но он не сделал никакой попытки покинуть Боувена, Эзру Малкина и Титуса Андерсона. Они с интересом наблюдали за ним в ожидании, что же он предпримет.

Тишину нарушил Калеб Боувен.

— Пошли за фургоном. Займемся похоронами.

Из темноты конюшни показался Мордекай Форчун и заковылял в сторону отеля. Тяжелые револьверы били его по ногам, и он постоянно подтягивал сползающую портупею. Боувен с остальными мужчинами прошли мимо него, освещая себе путь фонарем. На Мордекая они не обратили внимания. Он не был им нужен для предстоящей работы.

У тела Моргана Аллена Мордекай задержался.

— Добрый вечер, мистер Большой человек, — пробормотал он и продолжил свой путь.

На первом этаже в комнате Белдингов горел свет. Мордекай долго смотрел на освещенное окно и, когда свет наконец погас, улыбнулся. Он видел, как в отель вошли Сара Белдинг и незнакомец и как Генри Белдинг покинул город с остальной группой людей. Это зрелище наполнило его непонятным удовлетворением. Все казалось… в порядке. Он присел на нижнюю ступеньку лестницы, привалившись спиной к деревянному столбу. На улице было спокойно, царила мертвая тишина, но в темноте могли скрываться люди. Мордекай потрогал звезду на груди, достал один из своих револьверов из кобуры, взвел курок и положил его себе на колени.

Ее тело было прохладным под тонкой ночной рубашкой. Он сбросил тесемки с ее плеч, и рубашка упала к ее ногам. Сара стояла перед ним как изваяние из слоновой кости. Он поцеловал ее, и ее губы были теплыми и податливыми.

— Сара!

Имя как вздох издалека. Он поцеловал ее снова и провел рукой по шелковистой коже.

— Сара!

Ее тело напряглось под осторожной лаской его сильных рук, и она почувствовала, что падает… падает… падает куда-то в бесконечность.

— Сара!

Шепот ветра. Вздох из темноты.

На востоке забрезжил рассвет, окрашивая высокогорные вершины в розовый цвет. Мордекай Форчун поежился от утреннего холодка и проснулся. Трупов на улице уже не было. Они были увезены и погребены Калебом Боувеном. Дорога была пустынна, и только чей-то тощий пес с поджатым хвостом жадно обнюхивал место, где недавно лежали мертвецы.

— Мордекай!

Карлик оглянулся через плечо. В дверях стоял незнакомец.

— Мне нужна одежда и седло, Мордекай.

— Да, сэр.

Мордекай неуклюже поднялся на ноги и убрал револьвер в кобуру.

— Ты забыл снять оружие со взвода, — напомнил ему незнакомец.

Карлик вспыхнул от смущения и двумя руками спустил курок.

— Я еще не привык к этой штуке.

— Ничего, привыкнешь.

Незнакомец медленно сошел вниз по ступенькам. За его спиной послышался шорох занавески. Он знал, что если обернется, то увидит в окне любящее лицо. Усилием воли он заставил себя не делать этого.

— Мне нужна полная экипировка, начиная с ботинок и кончая карабином.

Мордекай в раздумье потрогал себя за ухо.

— Мистер Брайн и мистер Хобарт отправились вместе со всеми копать могилы. Как только они вернутся, я могу с уверенностью обещать, что…

— Меня уже не будет в городе, — вставил незнакомец.

— Не будет? — Мордекай был потрясен.

— На некоторое время, Мордекай. На некоторое время.

И он быстрым шагом направился прочь от отеля, а за ним вприпрыжку помчался карлик.

Титус Андерсон оперся на лопату и вытер пот, струившийся по лицу. В земле зияли пять свежевырытых могил, и в них лежали пять свежих покойников.

— Может, позвать священника Басса?

— Зачем? — устало проговорил Калеб Боувен. Подцепив совком лопаты горсть рыхлой земли, он бросил ее в одну из могил. — Это были безбожники чистой воды.

— Может, пометить их могилы?

Эзра Малкин поковырял землю лопатой.

— Черт, я не помню, в какую яму кого мы положили.

Андерсон с безразличным видом пожал плечами.

— Я думаю, все это не так важно. Когда человек мертв, то он мертв. И я думаю, ему глубоко плевать, будет у него на могиле крест или нет.

— Это точно, Титус, — поддержал его Боувен. — И далеко не все покойники лежат в земле. Посмотри на Генри, он смотрит в могилу с таким видом, будто не прочь сам залезть туда и засыпать себя сверху землей.

Все посмотрели на Генри Белдинга, который стоял, согнувшись над лопатой, старый, надломленный человек в грязных джинсах и потертой куртке, которые ему одолжил Аса Гудвин.

Калеб Боувен плюнул в открытую могилу.

22
{"b":"27569","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
В постели с Райаном
Секреты домашней ферментации
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Волчья река
Роддом. Сценарий. Серии 9-16
Прорваться сквозь шум
Барселона под звуки смерти
Выпечка сладкая и соленая. Пироги, блины, куличи, начинки
Занимательная анатомия