ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ей-богу, на свете существует много способов убить человека.

— Он должен был остановить его, — с важным видом произнес Эзра Малкин. — Ради чувства собственного достоинства.

Андерсон вздохнул и вонзил лопату в землю.

— Старина Генри сделан из того же теста, что и мы, Эзра. Когда речь идет о твоей собственной шкуре, обо всем другом быстро забываешь. Обо всем!

Все мужчины отвернулись, пряча глаза. Больше говорить было нечего. Молча, с плотно сжатыми губами, они быстро засыпали могилы.

Медный диск солнца висел уже высоко над головами. Его лучи упали на окрашенные в красное строения Лаго, и люди, сидевшие в фургоне, ахнули от неожиданности. Аса Гудвин остановил лошадей, не в силах оторвать глаз от этого ужасающего зрелища. Красный. Да, они знали, что город выкрашен в красный цвет, и все же… отсюда… издалека… красный, как свежая кровь. Все неуютно поежились.

— Добро пожаловать домой, ребята, — спокойным тоном произнес Аса Гудвин.

— Что ты сказал? — рявкнул Боувен.

—Я прочел надпись на плакате. Она, и впрямь видна издалека.

— Лучше занимайся своим делом, — велел гробовщик. — У нас впереди целый день. Да, сэр. Дьявольский день.

Гудвин дернул вожжи, и лошади тронулись.

— Кто-то скачет, — неожиданно крикнул Гудвин, вновь останавливая фургон.

Все сидящие в фургоне хорошо видели всадника: черный мужчина на черном коне, галопом несущийся по дороге из Лаго.

— Это он, — жестким голосом произнес Генри Белдинг. Его пальцы так сильно сжали рукоятку лопаты, что костяшки побелели. — Может, он уезжает?

— Скорее едет куда-то, — отозвался Язон Хобарт. — В моей одежде! Боже! Это вещи из моего магазина.

Незнакомец, не останавливаясь, промчался мимо них, обдав комьями земли из-под копыт скакуна. С ног до головы он был одет во все черное. У седла болтался новенький винчестер.

— Мое ружье! — воскликнул Тадеус Брайн.

Но всадник был уже далеко. Сидевшие в фургоне люди провожали его взглядом, пока он не скрылся из глаз.

ГЛАВА 10

Они продолжали беспощадно понукать украденных коней, несясь через пустыню Керсон-Форжес, и к рассвету животные уже падали от усталости.

— Привал сделаем здесь, — скомандовал Стэси Бриджес, останавливая свою лошадь.

Каньон змеей вился дальше на северо-запад. Лошади, почуяв воду, шумно принюхивались к ветру.

— Поводите их чуток в поводу, — сказал Бриджес, спешиваясь. — Других лошадей нам до Лаго все равно не достать.

Коул Карлин указал рукой на каньон.

— Он ведет прямо к дороге на Лаго, Стэси. Помнишь? Два года назад… когда этот гад Дункан висел у нас на хвосте… мы прятались здесь.

Бриджес нахмурился. Вокруг них в разные стороны разбегались десятки каньонов.

— Ты уверен, что это тот самый, Коул?

— Готов прозакладывать душу или лошадь, что тебе больше нравится, Стэси.

Бриджес поплевал на ладони и потер бровь.

— Твою лошадь я получу в любой день этой проклятой недели. Но все же я не уверен, что это тот же самый каньон. Мне кажется, он изменился.

— Это он, — продолжал убеждать его Коул. — Посмотри на лошадей, они-то уж знают. Черт возьми, на сто миль вокруг это единственный каньон, где есть вода. Помнишь, Стэси? Помнишь воду?

— Я помню, Коул, — вмешался Дэн Карлин. — Мы копали колодец… фута два глубиной… и тут забил фонтан воды черной, как гнилое мясо, и вкусной, как райские яблоки.

Бриджес подумал и кивнул.

— Возможно, ты и прав, Коул. Ну конечно. Там были вот эти маленькие островки соли. — Он широко ухмыльнулся. — Черт, на этом мы выгадаем миль десять-двенадцать.

— Больше, — сказал Коул. — Мы выгадаем все пятьдесят.

Они расседлали лошадей и пустили их к воде, которая била крохотным фонтанчиком из небольшой лунки, вырытой руками и рукоятками револьверов. Люди уже напились, и теперь лошади утоляли свою жажду. Этого им хватит, чтобы дотянуть до Лаго, а там они будут уже не нужны.

— Я возьму себе коня мэра, — мечтательно произнес Бриджес. — И загоняю его до смерти.

Коул Карлин кинул камешком в сурка. Камень пролетел мимо, и сурок бросился спасаться бегством под ближайшую скалу.

— А я возьму себе коня Дрэйка — того серого в яблоках. Вот это действительно конь так конь.

— Для барбекью, — отозвался Бриджес.

Дэн Карлин так захохотал, что свалился на горячий песок. Все еще смеясь, он поднялся на ноги и вдруг внезапно замолчал.

— Этого не может быть, — произнес он. — Будь я трижды проклят!

— Что такое, Дэн? — лениво спросил Бриджес.

Силач указал рукой вперед.

— Серый в яблоках. Скачет к нам. Со стариной Дрэйком на спине.

Они молча смотрели, как он тяжело сполз с лошади и рухнул на землю. Что-то змеиное таилось в их взглядах.

— У тебя здорово повреждена рука, Дэйв, — заметил Бриджес.

Дрэйк поднялся на ноги и привалился спиной к скале. Затем он протянул к ним простреленную руку.

— Сделайте что-нибудь!

Бриджес неприятно рассмеялся.

— Черт возьми, Дэйв, мы и так кое-что делаем. Смотрим, как ты истекаешь кровью.

Дрэйк закрыл глаза, собираясь с силами.

— Ради бога, Стэси, помоги мне!

— Помочь тебе? Хорошо. Мы поможем тебе так, как ты помог нам заработать год каторжных работ на каменоломнях, где с нами обращались как с собаками. Целый год, который по справедливости принадлежит тебе, Дрэйк. Тебе и Моргану Аллену. Клянусь богом, ты за это заплатишь.

— Послушай меня, Стэси! — в отчаянии воскликнул Дрэйк. — В Лаго большие перемены… ты не понимаешь… я нужен вам.

— Нет, Дэйв. Это мы нужны тебе. Я не знаю, что произошло в

Лаго, но, судя по твоей руке, тебя там не жалуют. И нас, возможно, тоже.

Дрэйк застонал от боли.

— Господи, Стэси! Какой нам смысл ссориться? Перевяжи мне Руку, и мы поговорим… заключим сделку.

Бриджес посмотрел на братьев Карлин.

— Вы слышали, ребята? Старина Дэйв предлагает нам заключить сделку.

— Он должен нам за год работы на каменоломнях, — произнес Дэн Карлин.

— Нет, Дэн, — с угрозой в голосе произнес Бриджес. — Он должен нам много больше. Не правда ли, Дэйв?

— Все что хочешь, Стэси, — сквозь стиснутые зубы простонал Дрэйк.

Бриджес подмигнул Коулу Карлину.

— Все, что мы хотим. Твое мнение, Коул?

— Звучит вполне справедливо, Стэси. — Он придирчиво осмотрел кусок дерева, который выстругивал в виде заостренного наконечника стрелы.

— О! — произнес Бриджес с сарказмом. — Дрэйк всегда был справедлив. Он самый справедливый из всех, кого я знаю, — после меня. Ну что ж, Дэйв, мы не возьмем с тебя ни на пенни больше, чем нам причитается. Ты просто назовешь нам шифр того большого черного сейфа в твоей конторе, а мы проникнем в город, возьмем, сколько ты нам должен, а остальное оставим или привезем тебе сюда. Что ты на это скажешь, Дэйв?

Дрэйк собрал оставшиеся силы. Он хотел плюнуть в ухмыляющуюся рожу Стэси, но тот стоял слишком далеко, а во рту у Дрэйка все пересохло.

— Я скажу… иди к чертям… безмозглый идиот.

Бриджес вскочил. Его рот был плотно сжат, как ножевая рана на лице.

— Научи его, как надо себя вести, Коул!

Коул радостно осклабился, опуская нож в карман. Не спеша он подошел к Дэйву Дрэйку и приставил заостренный конец деревяшки к его шее.

— Слушай, что говорит тебе Стэси. Понял?

— Мне нужен шифр, Дэйв, — твердо произнес Бриджес.

— В аду ты его получишь.

Бриджес рубанул ладонью воздух, и Коул Карлин надавил своим весом на заостренный кусок дерева, вгоняя его в шею Дрэйка. Дрэйк издал булькающий звук и рухнул бездыханным.

Коул в изумлении посмотрел на труп.

— В нем осталось еще много крови.

— Только этим он мог расплатиться с нами, — сказал Бриджес. — На черта он был нам нужен? Пара динамитных патронов — и сейф открыт.

Он перешагнул через труп Дрэйка, осыпав песком лицо мертвеца.

Следы были свежие, и он легко находил их: брошенный в стороне от дороги платок, капли крови на камнях. Следы уводили незнакомца в горы. Подъехав к входу в каньон, он остановился, чтобы обдумать свой следующий шаг. Перед ним вилась узкая каменистая тропинка. В таком месте даже раненный в руку человек может в одиночку успешно сдержать натиск целого эскадрона. Он не спеша двинулся по верхней тропинке, стараясь держаться как можно ближе к скалам.

23
{"b":"27569","o":1}