ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

Лагерь, который они оставили в настороженном оцепенении, теперь бурлил. Всюду носились мальчишки, раскручивая суматоху, редкие взрослые с трудом перекликались через гул радостных голосов. Свою порцию приветствий получили и вернувшиеся руководители, лишь присутствие графа Ле-Менена удерживало малышей от более кипучего выражения чувств. На публике плененный дворянин опять надел прежнюю маску холодного высокомерия, оттого желающих поквитаться с поверженным врагом не обнаружилось. К нему, даже безоружному, старались не приближаться, осыпая насмешками издали.

Гораздо тяжелее пришлось остальным участникам разбойного вторжения. Шестеро воинов сидели теперь прямо на земле, понурив головы не столько от отчаяния, сколько из-за непрестанного града, летевшего в них. Бросали все подвернувшееся под руку: комья грязи, камни, щепки, палки, гнилые яблоки, осколки горшков. Значительную часть снарядов принимали на себя четверо моряков с «Эло», охранявших пленников, однако людскую ярость это не останавливало. Пережитый страх требовал равноценной разрядки.

Навстречу Иигуиру со спутниками выскочил всклокоченный Беронбос.

— Удачно все провернули, мессир! — закричал он, не сдерживаясь. — Как же удачно-то! Мерзавцы даже моргнуть не успели, а мы с капитаном накинулись, точно буря! Как выскочим из толпы! Каждому верховому враз по два, если не три ножа у брюха, куда уж тут хорохориться?!

— И никто не сопротивлялся? — осведомился Эскобар.

— Только один попробовал послать коня в побег, да ребята вмиг его наземь стащили... ну и проучили, конечно, не без того. Прочим наука, поубавят спеси.

От былой надменности дружинников графа вправду осталось немного. С потерей лошадей, оружия, доспехов они вдруг лишились и мертвящего, парализующего запаха силы, что заставлял трепетать намеченные жертвы. Нет, эти искушенные волки отнюдь не сломались, хмуро наблюдая очередной крутой поворот в судьбе. Однако теперь они напоминали определенно не демонов ночи, посланцев Геенны, а обыкновенных людей, которых возможно перехитрить, обуздать и победить. Либо закидать тухлыми яйцами.

— Славно ты, Коанет, сообразил. И главное, быстро! — продолжал между тем разглагольствования Беронбос. — Я-то опешил от подобных гостей, не успел бы все обмозговать. А так — прямой приказ, четкий и умный. Эти негодяи еще только в лагерь въехали, а мы их уже, почитай, переиграли. Разве не здорово?

— Здорово, конечно, — усмехнулся Эскобар. — Только захваливать меня не стоит, слишком уж самоуверенный противник попался... на сей раз. И пленников унижать перестаньте, негоже. Смотрю, даже женщины в метания ударились. Останови их, приятель.

На приближение хозяина угрюмые воины чуть встрепенулись. Один из них дернулся вскочить, но был удержан как копьем охранника, так и повелительно-раздраженным жестом графа.

— Надеюсь, вы, сударь, не очень на них гневаетесь? — спросил Иигуир.

— А что я должен, по-вашему, думать о людях, которые не выполнили свой долг до конца?

Эскобар громко хмыкнул:

— Наверное, что они достаточно рассудительны. Только последний идиот пойдет на смерть за господина, который сам ставит собственную шкуру неизмеримо выше чести. Ваши слуги, сударь, оказались всего лишь прилежными учениками.

— Что ж, в таком случае вы тоже, господа, представляетесь мне наиболее разумными среди всего этого ликующего простонародья. — Бику или тщательно скрывал эмоции, или действительно упорно не реагировал на выпады офицера. — С вами, кажется, имеет смысл вести переговоры. Главный вопрос: как вы намерены со мной поступить?

Последовавшее замешательство он созерцал с явным самодовольством. Вопрос впрямь оказался заковыристым. Это разгоряченный происшествием Беронбос мог под одобрительные крики беженцев требовать для разбойников петли. Или вечно сердитый капитан Левек с его неписаными и вместе с тем незыблемыми морскими законами. Более дальновидным было о чем задуматься.

— Мы обсудим это и сообщим вам, — ответил Эскобар после выразительного обмена взглядами со стариком. — Пока же, сударь, посидите под стражей.

— Чего же тут тянуть? — Граф пожал плечами. — Вы-то смелые люди, так обсудим все здесь и сейчас. Заодно смогу сразу прояснить туманные моменты, подсказать что-нибудь. У меня, видите ли, господа, вечером званый обед, не хотелось бы опоздать.

Офицер глянул на Иигуира в нерешительности. Возрождавшаяся наглость Бику сбивала с толку.

— Будет весьма опрометчиво, Коанет, посвящать врага в ход наших мыслей, — заметил старик.

— Ха, неужели вы опасаетесь меня даже без оружия?! — тотчас отреагировал разбойник. — Право, господа, не лепите из меня какое-то чудовище. А если боязно, свяжите руки-ноги, прикрутите к дереву...

В речах Бику чувствовалась откровенная подначка, и на Эскобара она подействовала.

— Будь по-вашему, господин граф, — согласился офицер, игнорируя жестикуляцию Иигуира. — Начнем с того, что нашей единственной целью сегодня остается обустройство в данном месте без посягательств с чьей бы то ни было стороны. Мы в Валесте чужеземцы, потому не намерены вмешиваться в здешние порядки, однако за собственное выживание, учтите, будем биться до конца.

— Это я успел заметить. Стало быть, выкуп требовать не собираетесь, верно? — моментально сделал свой вывод Бику. — Неужели ваши запасы воистину так велики?

Эскобар смерил его мрачным взглядом:

— Выкуп? А слышали, сударь, что кричат люди в лагере? Большинство настаивает на заурядной виселице.

— Но вы-то, господа, надеюсь, понимаете, — голос Бику дрогнул, — что это вовсе не решение проблемы?

— К сожалению, понимаем. Мы еще не успели разобраться в местных взаимоотношениях, но, подозреваю, ваша казнь поднимет большой шум.

— Это еще мягко сказано! — поспешил заверить граф. — Заваруха начнется такая, что сойдет за скромных размеров войну. Не хочу врать, не всех в округе моя гибель опечалит, однако, несомненно, сыщутся и желающие отомстить. Как вам сражение с парой сотен латников?

— А вы уверены, сударь, что ваши бесчисленные приятели и подданные не поведут себя подобно вашей же сегодняшней свите?

40
{"b":"27572","o":1}