ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тихо, пигалица! — произнес он по-гердонезски, но очень твердо, вперившись глаза в глаза. Потом добавил, с трудом подбирая чужие слова: — Тишина... я... мы... помогать... понятно?

К удивлению Иигуира, девица моментально смолкла. Она даже вроде как успокоилась, ясности взора не обрела, однако застыла с торопливой покорностью.

— Идем со мной, дочь моя, — потянул ее старик за рукав. Девица жалобно покосилась на Эскобара и с места шевельнулась только после его властного кивка. — Малость поиграем, а потом и на волю... Главное — не пугайся, не теряй выдержки...

Набрав в грудь воздуху, Иигуир точно в ледяную воду ступил за порог. Пират с погоней оказались уже близко, можно было разглядеть тоскливые глаза жертвы и горящие азартом — охотников. Рядом охнула в ужасе девица. Не давая времени на панику, Иигуир толкнул ее вправо, прочь от солдат, сам ринулся следом.

— Эй... меня обождите! — донесся хрип пирата.

В общем-то, все трое представляли из себя никудышных бегунов. Избитая девушка, дряхлый старец и еще один... не слишком молодой и изрядно потрепанный жизнью. Идеальная потеха для томимых скукой обитателей крепости. Стражники, похоже, и догонять-то преступников не спешили, растягивая удовольствие, крики тревоги сменило откровенное улюлюканье. Появление свежих участников только добавило размах охоте. Потребовалось поравняться с дверьми башни, чтобы убедиться в своей ошибке.

То, что Эскобар выскочил из импровизированной засады, старик понял по дружному возгласу изумления за спиной. Потом лязг железа, хрип, новый вопль, уже одиночный. Беглецы остановились разом, не сговариваясь, только девицу пришлось удерживать силой. Преследовавший их стражник сидел на земле, удивленно разглядывая лужу из струящейся из-под нагрудника крови. Его спутник, кузнец, оказался в не менее скверном положении — с простой палкой против вооруженного Эскобара. Это годилось для запугивания престарелых разбойников, но никак не воина, ощутившего долгожданный запах битвы. Пока собратья по побегу приходили в себя, Эскобар несколькими яростными взмахами прижал несчастного кузнеца к стене, отбил в сторону палку и рубанул наискось, угодив аккурат в шею.

— Видно, не судьба мне найти свой клинок, — мрачно заметил офицер, оттирая об одежду врага меч. Затем повернулся к друзьям, что взирали на него, перемазанного кровью с ног до головы, чуть ли не со страхом. — Ладно, висельник, веди нас обратно на конюшню. К лошадям, соображаешь?

Малость подрастерявший гонор пират, метнув взгляд на девицу, послушно затрусил назад через двор. Остальным, впрочем, тоже не довелось перевести дыхание — из дальнего подвала высунулся блестящий шлем, по лестнице башни загремели кованые сапоги. Судя по звуку, весьма многочисленные. Остывающие на земле трупы не позволяли более надеяться на какую-либо жалость или легкомыслие, теперь беглецов едва ли стали даже ловить живьем.

— Быстрее, быстрее! — Старый Иигуир увлек спутников за собой.

Неслись уже в открытую, напрямки, пыхтя и чертыхаясь. Некогда было замечать ни взвывшую спину, ни щемящую тяжесть в груди, по всем чувствам барабанил, разлетаясь эхом, топот сзади. Старик оглянулся только в воротах конюшни — к ним с разных концов двора спешило четверо, еще какие-то неясные силуэты мелькали в отдаленных проулках.

— Никого, — выдохнул Эскобар, нырнув в темный проем ворот.

— Хвала Создателю, — прошептал в ответ Иигуир.

Через мгновение офицер вывел двух лошадей — рыжего жеребца под седлом и неоседланную чалую кобылу.

— Нам этого, — кивнул на жеребца. — Сядете за мной, мессир, на короткое время его хватит. А тем передайте, чтобы влезали на кобылу.

Иигуир покачал головой:

— Ты же понимаешь, Коанет, они не отъедут так и на сотню шагов.

— А мне какое дело? Вас я обязан спасти, себя, разумеется, тоже, но всякую рвань?!. Пусть сами выкручиваются.

— Коанет... Они же доверились нам, поделимся же хоть шансом на выживание. Прошу тебя!

Оба нежданных спутника наблюдали за беседой с ошарашенной растерянностью. Слов чужеземного языка они не разбирали, зато лез в уши звон оружия приближающихся стражников.

— Эх, мессир, погубит вас ваше бесконечное милосердие, — поморщился Эскобар. — Хорошо, берите жеребца и девку, я повезу пирата.

Такое распределение тоже сорвалось незамедлительно — взбалмошная девица, удалившись от офицера, вдруг накинулась на старого разбойника с кулаками. В запасе оставались уже секунды. Драчунов растащили и, дабы погасить конфликт, поменяли местами. Правда, самих гердонезцев это не слишком обрадовало: Иигуир по-прежнему недоверчиво относился к пирату, а Эскобару успела, похоже, здорово надоесть девица, откровенно льнувшая к освободителю. Кое-как взобрались на диковато всхрапывающих лошадей. Эскобар чуть задержался, беспокоясь о старике, но тот вполне уверенно направил жеребца к крепостным воротам.

— С ходу давайте, на прорыв! — крикнул вослед офицер.

Ближайший стражник уже, скалясь, замахивался крючковатой гизармой — причудливым детищем этих краев. Отчаянно молотя каблуками, Эскобар силился разогнать своего скакуна, но безнадежно опаздывал. В конце концов, оставив поводья, взялся опять за меч, и тут тихонько устроившаяся за спиной девица внезапно взорвалась безумным гортанным воплем. Лошадь, точно от плети, рванулась вперед, Эскобар, едва не свалившийся, лишь скользнул клинком по хищному лезвию гизармы.

Убедившись, что друзья не отстанут, Иигуир смог сосредоточиться на предстоящем препятствии. У ворот копошились трое. Один возился с неким хитрым колесом, очевидно приводящим в движение решетку или еще какую-нибудь пакость. Следовало только возблагодарить Господа за то запустение, что царило в проклятом городишке. Ржавый механизм наотрез отказывался повиноваться, вросшие в землю створки не закрыл бы и сказочный богатырь. Оставались пики. Заметив беглецов, двое других стражников встали плечом к плечу, выставили стальные жала. Не бог весть какое оружие, не медвежья рогатина, чтобы сдержать откормленного, разлетевшегося в галоп коня. Несомненно, осознавали это и солдаты, уповая, скорее, на испуг, чем на тонкие древки, опасные разве что городским пьянчугам. У Иигуира же обнаружился иной резон: очень не хотелось калечить прекрасное сильное животное. Эскобар этого, вероятно, опять бы не понял.

55
{"b":"27572","o":1}