ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На негнущихся ногах Бентанор вышел из комнаты. Взволнован он был крайне, огонь пульсировал в висках, по лбу сбегали капли пота. За дверями никого не оказалось. Прислонившись к стене, старик вновь и вновь перебирал в памяти произнесенные слова. Он тщился предугадать, удалось ли убедить этих таинственных людей, объяснил ли он все необходимое, правильно ли сделал, высушив и оборвав давно задуманную, выпестованную речь. От действенности нескольких фраз зависела сейчас участь его и его страны. Бентанора бросало то в жар, то в холод, он то проклинал самонадеянность Басо и свою сговорчивость, то вновь начинал колебаться и надеяться. А если, как сказал Эскобар, надежды не оправдаются? От буйства сомнений, казалось, вот-вот лопнет голова...

Вероятно, минуло около получаса. Или час, старику было не до отслеживания времени. Из мучительного морока он вынырнул лишь, когда дверь в зал заседаний отворилась и один за другим стали выходить члены Синклита. Моложавые, пожилые и совсем древние, они, безусловно, заметили вопросительную фигуру у стены, но ни жестом, ни звуком не отреагировали на нее. Негромко переговариваясь, растворились в темных недрах коридора. Сердце Иигуира окончательно упало.

Последним комнату покинул Энго. Когда он прикрывал за собой дверь, старик, собравшись с духом, шагнул вперед. Верховный Магистр обернулся и кивнул ему:

— Господин Иигуир? Синклит поддержал вашу просьбу. Теперь остается найти людей, которые возьмутся претворить задуманное в жизнь.

— Клан хардаев столь малочисленный? — едва переводя дыхание, спросил Бентанор.

— Не в этом дело. Синклит не может никому ничего приказать, и если ни один из хардаев не согласится на ваши условия... мне останется только развести руками.

— Странно видеть в военном ордене такое отсутствие дисциплины, — покачал головой старик. — Как же вы распоряжаетесь на поле боя?

— Исключительно на основе доверия к отдающему команды.

— ???

Верховный Магистр улыбнулся:

— Сами рассудите, сир, разве могут покориться жесткой дисциплине люди, которых называют «абсолютно свободными»? Любой из нас никогда не пойдет наперекор своей природе, или он перестанет быть хардаем. Завтра с утра разошлю гонцов по всем местам, где кучно проживают наши люди. Это большие расстояния, о том, принял ли кто-нибудь предложение, мы узнаем не раньше чем через полторы-две недели. Пока же я прошу вас, господин Иигуир, быть гостем клана. И ваших спутников, разумеется. Вы ведь ручаетесь за их порядочность?

— Несомненно, сир.

— Вот и прекрасно. Басо и господина Дейгу мы знаем неплохо, об остальных вас расспросят позже. А пока отдохнете, подождете ответа, осмотритесь... лучше узнаете нас и обдумаете собственные решения, наконец.

— Все еще сомневаетесь в моей твердости?

— Отнюдь. Всего лишь не переоцениваю вашу возможную осведомленность, господин Иигуир. Подчас решимость трудно сохранить, когда ближе знакомишься с желанной целью.

— А вы в свою очередь надеетесь получше изучить своих гостей? Хорошо, ваше право. И все же, как вы считаете, сир... у нас есть шанс набрать добровольцев для такого многолетнего дела?

Энго слегка пожал плечами:

— Жизнь сложна и разнообразна. Так почему бы не сыскаться людям, нуждающимся в дальнем и долгом путешествии?

98
{"b":"27572","o":1}