ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кафе… А что, если… Тонечка когда-то, еще до «Лотоса», работала в кафе – не наведаться ли туда? Адрес он помнит, время есть… Правда, столько лет прошло – остался ли там еще кто-нибудь, кто ее помнит? Она ведь даже не официанткой была, просто посуду мыла…

…Как ни странно, помнили! Но слабая надежда Евгения узнать о Тонечке что-нибудь новое быстро улетучилась. «Взялась ниоткуда, ушла в никуда» – к этому сводилось все, что удалось услышать. Хотя одну особенность он все же подметил: все, кто говорил с ним о Тонечке, невольно и, вероятно, сами того не замечая, понижали голос…

…Итак, прошлое Тонечки по-прежнему оставалось неизвестным – и еще более таинственным! Все, кто так или иначе общался с ней, чувствовали в ней что-то необыкновенное, но никому не было дано приблизиться к решению этой загадки…

Нет, ну как такое может быть: порядочный, законопослушный (на первый взгляд!), имеющий блестящее образование человек – и вдруг живет по фальшивому паспорту! Что заставило Тонечку лишиться документов и зарабатывать на жизнь мытьем посуды? И ведь она даже не пыталась обращаться за помощью! Что это – гордость, не приемлющая благотворительности или нечто гораздо более предметное?

Евгений ощутил непреодолимое желание разобраться наконец со всеми этими странностями. Да, но с какой стороны к этому подступиться?.. Имя и отсутствие документов наводило на мысль, что Тонечка все-таки эмигрантка, и причем совсем не обязательно из Шатогории – но даже это Евгений не мог выяснить…

В принципе, можно послать официальный запрос: в МИД или прямо в несколько консульств… Но предупреждение Веренкова было вполне ясным: не заниматься самодеятельностью! Фактический запрет на расследование, и нарушать его рискованно – по крайней мере, пока вопрос с новым назначением Евгения не решен…

Еще можно обратиться к частному детективу. Но во что это обойдется? И без всякой гарантии результата…

Евгений почувствовал неожиданную злость: такое впечатление, что весь мир вдруг лишился любопытства и стал серым, как пыльный валенок! Ну ладно, Веренкова еще можно понять: забота о безопасности, о репутации, об отсутствии конфликтов… что там еще?

Но обитатели «Лотоса»… Мало того, что они ничего не знают о Тонечке – так что же, и не хотят узнать?! Стремятся как можно быстрее «убрать прошлое из настоящего»? Как там сказал Дэн: «Менталитет общины исчерпан, мы мало на что способны». Ну, если так… Тем, кто сам признает свою несостоятельность уже вряд ли что-нибудь поможет!

…Досада не отпускала Евгения всю дорогу до Сент-Меллона. Но словно в насмешку над его уничижительной оценкой перстень с каждой минутой усиливал свечение – и к моменту посадки полностью вернул первоначальную яркость. Невольный талисман «Лотоса» вопреки всем упрекам и сомнениям подтверждал силу своих владельцев!

* * *

Вернувшись в Сент-Меллон, Евгений решил сразу лететь в «Лотос»: отчет у него с собой, перстень тоже – а не предупреждать о прилете эсперы сами разрешили! Он зашел к диспетчеру, сообщил предполагаемый маршрут, мельком взглянул на себя в зеркало в коридоре и поспешил на вертолетную стоянку.

…На этот раз Евгений не стал подлетать к «Лотосу» слишком близко: отыскал на берегу озера подходящий пляж, оставил вертолет там – и, спускаясь в лощину, успел проклясть последними словами свою «городскую» одежду и обувь, совершенно не приспособленные для лазанья по горам!

Он очень хотел увидеть Юлю… но чем дальше, тем больше нетерпение сменялось откровенной робостью: как-то они встретятся? Да еще в присутствии остальных эсперов, когда откровенный разговор невозможен, и надо как-то сохранять требуемое приличиями равнодушие!

Небо уже окрашивалось в закатные цвета, становилось темнее, и Евгений подумал, что возвращаться придется уже совсем поздно. Конечно к ночным полетам ему не привыкать, но вот искать вертолет в потемках в незнакомом месте… Разве что эсперы догадаются проводить!

Наконец, кое-как приведя себя в порядок и загнав подальше тревоги и сомнения, Евгений постучал в дверь «Лотоса»… потом еще раз, посильнее – снова безрезультатно!

Да, гостей эсперы явно принимают нечасто! Евгений обошел дом кругом, примериваясь, в какое окно постучать, и очень пожалел, что не знает расположения юлиной комнаты. Что ни говори, а пикантно было бы влезть во «вражескую крепость» через окно любимой женщины! И поговорили бы – наедине и сразу…

Разглядывая освещенные изнутри неярким светом настольных ламп занавески, Евгений попытался сообразить, какие из них могли бы понравиться Юле. Да, хорошо, что Веренков не видел этих психологических потуг своего «любимчика»!

В конце концов Евгений выбрал узоры из птиц и цветов в нежных розовато-малиновых тонах и решительно забарабанил в стекло. В комнате мгновенно возникло какое-то движение, лампа погасла – и в окне возникла удивленная физиономия… кто это, черт возьми? Надежда увидеть Юлю была так велика, что Евгений не сразу узнал Марину!

Юная ясновидящая и любительница компьютерных игр несколько секунд разглядывала Евгения, потом рассмеялась (что смешного, леший все проглоти?!) и махнула рукой по направлению ко входу. Дверь распахнулась, и на крыльцо вышел Роман.

– Добрый вечер, господин Миллер! – поздоровался он. – Мы уже несколько дней вас ждем… Проходите в гостиную, пожалуйста!

Евгений медленно двинулся по темному коридору, вошел в гостиную. Она была пуста, и во всем доме ощущалась какая-то непривычная заброшенность, неуют, холод… Неужели упадок достиг такой степени? Если так, то эсперам действительно пора разъезжаться!

В дверях появилась Лиза.

– О! Рада тебя видеть! Ну как, есть что-то интересное? – затараторила она. – А перстень привез обратно?

«Хотя бы поздоровалась для начала!» – Евгений мысленно послал к черту всех эсперов… и бывших психологов СБ заодно! А вслух ядовито прокомментировал:

– Нет, не привез! В самолете в сортир спустил! И спешу вам об этом сообщить…

Лиза взглянула на него неожиданно виновато.

– Ну, не сердись, пожалуйста! Неприветливые мы сейчас, что поделаешь… Как подумаешь обо всем сразу, так на вежливость просто сил не останется! – Она грустно вздохнула и уже другим тоном спросила: – Ты наверное есть хочешь с дороги? Подожди, я чай приготовлю…

С этими словами она скрылась, и Евгений снова остался один. Впрочем Лиза, похоже, слегка расшевелила остальных обитателей общины: где-то в глубине дома захлопали двери, послышались шаги, обрывки разговоров…

Евгений прислушался, надеясь различить голос Юли – но услышал только Дэна, выговаривающего кому-то: «…если ты, разиня бессовестная, еще раз оставишь лампочку включенной, то ветряк будешь крутить сам, вместо ветра…» Впрочем, выговор звучал совсем не строго, даже весело, и в ответ послышался смех – вероятно, Дэн точно передал соответствующий образ! Тут же послышалась еще одна реплика, уточняющая возможную судьбу нарушителя: «Он будет около него ушами размахивать – настоящий шторм получится!»

Сердце у Евгения на миг замерло… потому что этот звонкий насмешливый голос принадлежал Юле!

…Минут через пятнадцать Инга и Лиза накрыли стол, и все обитатели «Лотоса» собрались в гостиной. Евгений пытался поймать взгляд Юли, но та, как ни в чем ни бывало, приветливо поздоровалась с ним и, ни о чем не спросив, тут же отвернулась и уселась за стол…

Меньше всего она напоминала больную или расстроенную! Так что же, значит, все? Решение принято? Как это говорится, расстанемся друзьями? Евгению удалось не показать своих чувств, но настроение резко упало…

Лиза не спеша разлила чай, спросила Евгения, какой бутерброд ему сделать – он едва расслышал и пробурчал что-то невразумительное. Есть совершенно расхотелось, но неудобно было отказываться, после того, как сам откровенно напросился…

Бутерброды оказались вкусные, и Евгений сжевал штук пять, пока не заметил, что остался последним и что его ждут. Он смутился, торопливо допил чай, придвинул к себе «дипломат» и достал отчет и коробку с перстнем.

10
{"b":"27574","o":1}