ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юля вернулась в свою комнату. Она не была уверена, что Юрген сказал ей правду про Дэна. Конечно, до сих пор в общине не принято было врать… но ведь и лазить по чужим комнатам тоже не было принято, однако ее саму это не остановило! Она решила как следует «просканировать» эманацию Дэна, как только тот вернется из Сент-Меллона: если окажется, что Юрген обманул ее, и эсперы действительно пытаются влезть в их отношения… ну, знаете ли!

…Дэн почувствовал ее подозрения и обиделся. «Я просто не хотел тебя волновать! – уязвленно объяснил он. – Понимаешь, дело в том, что вчера ночью…»

Поначалу известие о засветившемся перстне не удивило Юлю – прощальное письмо Тонечки пробудило в общине столько воспоминаний, что погасший кристалл вполне мог вновь ожить от направленных мыслей и эмоций! Но увидев в эманации Дэна образ ровно и сильно светящего камня, Юля почувствовала страх. Словно откуда-то извне вдруг пришло странное, но уверенное понимание: этот камень может сделать с «Лотосом» все что угодно! Внушая недобрые предчувствия, он как будто сам предупреждал об опасности и был честным, как его владелица… Неудивительно, что так Дэну захотелось подробно и всесторонне изучить кристалл, пусть даже с помощью СБ!

Да, но… Неужели маленький кусочек кварца в самом деле может таить какую-то опасность? Ну реагирует он на эмоции определенного вида – что с того, такие камни всегда очень «чутки», на то они и талисманы! Может, тяжелые ощущения вызваны только тем, что эти эмоции связаны с Тонечкой и ее печальной судьбой?..

Нет, Дэн прав: как бы ни хотелось вернуть прошедшее, надо жить дальше! Вот только… Как ни пыталась Юля успокоить себя, странное ощущение не проходило… будто перстень и в самом деле способен каким-то образом если не вернуть прошлое, то как бы указать к нему дорогу – и бесконечно вести за миражом!

Интересно, а как отреагировал на засветившийся кристалл Евгений? Понял ли, что оказалось в его руках?..

– Ну как, – пожал плечами Дэн. – Нормально отреагировал… Сказал, что проведет исследование и сообщит результаты…

* * *

Дэн давно ушел, но Евгений долго не мог опомниться. Светящийся перстень одиноко лежал на столе, но даже он не казался сейчас чем-то значимым – в такую безнадежность загнали Евгения последние слова Дэна. «Юля встретит счастливую любовь… С эспером… И не требуйте от нее благодарности…»

А ведь Дэн даже не пытался внушить Евгению, чтобы тот забыл Юлю или боялся к ней подойти! Нет, он предоставил ему решать самому, положившись на его здравый смысл и благородство… «Она может остаться с вами, но это плохо кончится для нее…»

Усилием воли Евгений взял себя в руки – еще не хватало раскиснуть на почве несчастной любви! Он мысленно сравнил себя с безнадежно влюбленным в Ингу Филиппом и скривился, почувствовав отвращение к самому себе. В конце концов, ему уже не семнадцать лет, когда сердечные страдания способны заслонить все остальное!

У него есть замечательная и интересная работа, которая никак не зависит от того, останется с ним Юля или нет… и в конце концов его предупреждали о «профессиональном риске» общения с эсперами! В любом случае, уж если «Лотосу» суждено прекратить существование на его глазах, то долг исследователя – наблюдать до конца. Да еще сейчас, когда в его руки попал такой без преувеличения сенсационный образец!

…Где-то в глубине души Евгений понимал, что просто пытается успокоить сам себя, уговорить, что ничего страшного не произошло. Но какая разница, в конце концов, если уговоры действительно помогают хоть какое-то время?! Тем более полезно будет вырваться ненадолго в шумную столицу и отдохнуть от переживаний…

Евгений быстро собрался, аккуратно упаковал таинственный перстень. Почему-то вспомнился Ананич – с этим самым камнем в руке… Боже, как давно это было – целую вечность назад!..

…Столица встретила Евгения занудным мелким дождем (под настроение погода, ничего не скажешь!). Желание побродить по улицам сразу пропало, и прямо из аэропорта он направился в институт.

Формальности с перстнем не отняли много времени. Евгений оформил заказ на экспертизу, оговорив, что исследование должно быть комплексным психофизическим: чтобы обязательно было проверено влияние на кристалл различных эмоций. Он также указал, чтобы лаборатория не передавала отчеты по электронной почте, а представила их в напечатанном виде в двух экземплярах. Один экземпляр он хотел оставить себе, другой намеревался передать в «Лотос». «Когда будут готовы результаты?» – поинтересовался он и получил ответ: «Дня через три-четыре, не раньше! Сразу видно, что излучение весьма необычное – могут быть неожиданные эффекты…»

Впрочем, первый неожиданный эффект Евгений обнаружил сам: еще когда он доставал перстень из пакета, ему показалось, что свечение кристалла несколько ослабло. Сейчас он пригляделся внимательнее: нет, не показалось, камень действительно потускнел, хотя гаснуть совсем, похоже, не собирался! Интересно, с чем это может быть связано? С удалением от Сент-Меллона – и «Лотоса»! – или просто с давлением коллективной ауры большого города?

Евгений поделился с лаборанткой своими соображениями. Та взглянула на него недоверчиво, но все-таки добавила несколько слов на приемном бланке. Евгений попрощался и вышел из лаборатории.

Ему очень не хотелось заходить куда-то еще, но здравый смысл подсказывал: не стоит совсем уж поддаваться хандре! К тому же, если коллеги узнают, что он приезжал в институт и не зашел к ним – обид и объяснений не избежать…

…После того как Евгений отказался руководить практической разработкой своей методики «предельных картин», создание специализированного подразделения было отложено… Пока же руководство института передало тему в ту самую лабораторию ауристики, в которой он «числился» и в которую заходил всякий раз, когда оказывался в столице. Однако Олег, отвечавший за новую разработку, мало что мог сделать без интенсивных консультаций с Евгением. Коротких визитов было явно недостаточно, а электронная почта не могла в полной мере заменить живое общение. Словом, работа стопорилась, и коллеги были страшно недовольны сент-меллонской одиссеей Евгения!

Евгений понимал, что его поведение тормозит перспективную разработку, и что терпение может лопнуть даже у Веренкова. Поэтому он старался компенсировать свое отсутствие подробными консультациями, разъяснениями и даже «подаренными» идеями.

…Вот и сейчас Евгения встретили множеством вопросов – к счастью, деловых! Консультации затянулись, и из института Евгений вышел уже в сумерках. Он чувствовал себя усталым, но решил не ночевать, а сразу ехать в аэропорт. Поездка оправдала надежды – она несколько успокоила его, отвлекла от грустных раздумий… Правда от предложения Олега подбросить его до аэропорта он решительно отказался: рабочие консультации – это еще куда ни шло, но расспросы и болтовня за жизнь – ну уж нет!

…Вернувшись в Сент-Меллон, Евгений первым делом проверил автоответчик. Нет, надежды не оправдались: Юля не звонила… Конечно, прошло не так много времени, но Евгений понял, что больше не может ждать – ему хотелось прямо объясниться с Юлей.

Он позвонил своему агенту в больнице, узнал день ее дежурства (увы, в паре с Дэном – ну, да ладно!) и к концу рабочего дня прилетел в Серпен…

…Но в больнице Евгения ждало очередное разочарование: Юля не пришла, ее заменяла Лиза. Евгений даже не успел скрыться – Лиза заметила его, мило улыбнулась и пригласила в «эсперскую». «Еще чего! – в панике подумал он. – Опять встречаться с Дэном!» Но Лиза, поняв его чувства, с легкой улыбкой сообщила, что «Дэн, к сожалению, сейчас очень занят и не сможет присоединиться».

Евгений облегченно вздохнул. Идя рядом с Лизой по коридору, он вдруг подумал: интересно, а какая она бывает в гневе или ненависти? Наверное это должно быть в той же степени страшным, в какой ее любезность – очаровательна…

Едва они вошли в эсперскую, Евгений не выдержал и спросил, почему не пришла Юля.

7
{"b":"27574","o":1}