ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Она плохо себя чувствует, – спокойно ответила Лиза.

– Больна? – встревожился Евгений.

– Нет, просто… просто слишком много впечатлений за последнее время! Так что вряд ли она в ближайшее время сможет работать.

– А-а, – протянул Евгений, не зная теперь не только что сказать, но и что подумать. Если Юля не выходит из дома, он не сможет увидеть ее до тех пор, пока не будут готовы результаты исследования кристалла! Не обсуждать же с Лизой то, о чем он собирался говорить с Юлей… Что же делать? Просто попрощаться и уйти?

Заметив его состояние, Лиза незло усмехнулась:

– Хотите кофе?

– Конечно хочу! – облегченно выдохнул Евгений, радуясь возможности задержаться и, возможно, узнать еще что-нибудь о Юле.

– Тогда я вас угощу, – Лиза грустно вздохнула. – А попутно расскажу одну забавную историю – вместо сигары, которую, кажется, полагается предлагать после кофе…

Кофе Лиза варила изумительно. Это была как раз та грань, за которой обычное умение переходит в магию. Евгению даже показалось, что перстень Лизы светился, пока она готовила!

Выслушав с милым достоинством комплименты Евгения, Лиза поднялась и «на минутку», как она сказала, вышла из «эсперской».

Оставшись один, Евгений испугался: еще не хватало, чтобы неожиданно появился Дэн и застал его здесь! Впрочем, он быстро сообразил, что Лиза, скорее всего, позаботится о его отсутствии, для того и ушла… что ж, большое спасибо!

Успокоенный, Евгений огляделся. Будь он в менее расстроенных чувствах, «эсперская» заинтересовала бы его – ведь в эту комнату даже персонал очень редко заглядывал, подчиняясь молчаливому негостеприимству обитателей общины…

На стенах, как и в гостиной «Лотоса», были развешаны ауральные картинки. Помимо воли Евгения заинтересовало одна из них: странное, даже какое-то дерзко-негармоничное изображение буквально притягивало взгляд. Евгений допил кофе, поднялся и подошел поближе – рассмотреть.

…Основной тон рисунка был фиолетовым, переходящим от почти черного к светло-лиловому, даже с проблесками розового. Нависшее мрачное небо, на нем, или даже сквозь него, серебристо-розовые звезды. И гладь воды – она гораздо светлее неба, словно светится сама по себе. Из воды торчит косо срезанный черный сталагмит. А на этой наклонной плоскости – розовый шар, цветом чуть темнее, чем звезды…

– Что будет, когда шар упадет? – спросил Евгений вошедшую Лизу.

Она тоже посмотрела на рисунок и без особого удивления ответила:

– Ну… Брызги, волны. Цвет исказится. Гармония нарушится, одним словом.

– Какая же тут гармония?

– Неустойчивая, – она увидела, что Евгений слегка поморщился. – Да, я понимаю, математически это безграмотно: неустойчивая гармония, но все же…

– Я понял. Но ведь шар сам по себе – тоже символ гармонии, именно в классическом смысле.

– Да. Но здесь его роль двусмысленна. Своим движением он нарушает свою же символику, а когда он упадет, и все снова успокоится, то он либо утонет – то есть его не будет вовсе, либо будет частично торчать из воды, оставаясь в негармоничном покое.

– Лучше уж ему утонуть. А вообще, интересно было бы это записать в формулах и построить аналогичные изображения. По-моему, я такого еще не видел… Кто это рисовал?

– Юля. А что?..

Евгений вздохнул, даже не пытаясь скрыть досаду. Юля работала с ним увлеченно, старательно, но эту картинку не упомянула ни разу – и совсем не потому, что она плохо получилась… Не хотела быть слишком откровенной? Да, вот вам и искренняя близость с эсперкой!

– Вы ведь занимаетесь расшифровкой ауралок? – снова спросила Лиза.

– Да. Перевожу язык племени мумбу-юмбу на язык юмбу-мумбу, – с неожиданной злостью на себя, свою работу (и вообще все на свете!) ответил Евгений. – Художественные образы в формулы, и наоборот, причем и то, и другое равно непонятно. Называется – математическая ауристика…

– Не кокетничайте, вам не идет, – строго сказала Лиза. – Кто сказал, что ауристика – не точная наука? Во всяком случае, она точнее классической психологии.

– А что в этом мире не точнее психологии? Разве что литература! – все еще раздраженно отозвался Евгений. – И вообще, вы что-то собирались мне рассказать? Или уже передумали?

– Нет, не передумала! – Лиза подошла к вешалке, пошарила в сумке, и на стол перед Евгением легло… удостоверение психолога СБ!

– Что… Черт меня побери – это ваше?! – едва смог проговорить потрясенный Евгений.

– Ну, а чье же еще? Бывший психолог СБ – к вашим услугам…

Лиза присела в шутливом реверансе, но взгляд ее шутливым не был: она смотрела так, словно хотела заглянуть в душу. Евгений все еще не мог опомниться от удивления:

– Психолог СБ… Вы… Ну, знаете ли!..

– Бывший психолог СБ, – подчеркнула Лиза. – Выпуск на четыре года раньше вашего…

Евгений медленно оправлялся от очередного шока. За последние дни он узнал больше, чем за все предыдущие годы работы в Сент-Меллоне – и одна новость невероятнее другой! И вся эта лавина катится и катится куда-то под откос… и он вместе с ней, потому что из-за Юли он уже не сторонний наблюдатель, а активный участник событий… И непонятно, чем все это вообще может кончиться…

Но что же это получается?! Ведь им в институте все уши прожужжали, внушая, что близкие отношения с эсперами неизменно кончаются плохо… Но вот перед ним стоит живой пример обратного! Лиза, сменившая, как теперь выясняется, работу в СБ на жизнь в эсперской общине – судя по всему, она чувствует себя прекрасно! Или она открыла в себе какой-то дар? То есть действительно стала эспером?

– Нет, – ответила Лиза на прямой вопрос, – ничего я в себе не открывала. И не умею ничего такого… Разве что научилась элементарным экстрасенсорным приемам, но это каждый может…

– Не каждый. Понимаете, Лиза…

– Ну почти каждый, – перебила она. – Кстати, можешь перестать называть меня на «вы», я ненамного тебя старше!

– Я заметил, – с легкой насмешкой сказал Евгений. – По удостоверению! Но не могла бы ты, – он внимательно посмотрел на Лизу, – рассказать, как ты здесь очутилась? Это не тайна?

– Не тайна, – вздохнула она. – Во всяком случае, не от тебя и не сейчас… Это как раз и есть та история, которую я хотела рассказать. В общем, когда-то давно, лет пять-шесть назад, Юрген довольно тесно сотрудничал с СБ. Он надеялся, что наука поможет ему там, где пасует интуиция…

– Ну, для астролога это имеет смысл…

– Да. Особенно для астролога, не принадлежащего ни к какому ордену… Так вот, я работала с ним, мы подружились… Дальше объяснять?

Евгений молча покачал головой.

– Как-то Юрген сказал, что давно мечтает о такой вот общине. Собственно, это-то я уже знала… Но он добавил, что теперь может вычислить нужные менталитеты! Для этого ему нужно было знать имена и адреса всех эсперов в стране…

– Ясно.

– Что тебе ясно?!

– Откуда взялся «Лотос»… Я сразу увидел, что это не совсем обычная община!

– А что было дальше со мной, тебе уже неинтересно? – ехидно осведомилась Лиза.

– Ну, это тоже понятно, – пожал плечами Евгений. – Твои действия расценили как должностное преступление, на этом карьера в СБ закончилась.

– Ну, – Лиза хотела было что-то сказать, но перебила себя: – Да, приблизительно так и было…

– Прости за бестактный вопрос: ты никогда не думала, что Юрген просто воспользовался тобой?..

– Еще как думала! Ведь он же почти сразу исчез куда-то! А потом я переехала… ой, вспоминать не хочется!

– И все же?

– Ну, вскоре он нашел меня, возмущенный тем, что я не оставила на старой квартире своего адреса. Не будь он эспером-астрологом, мы могли бы всерьез потеряться! Не слушая моих упреков, он с восторгом рассказал, что «все получилось», что общину можно создать, что он знает, кто там должен быть, что это будет нечто особенное… Он просто воодушевил меня своими эмоциями, но все же: какое отношение имела я к общине эсперов? Я ему так и сказала, на что он, забыв объясниться в любви, сделал мне предложение. Сказал, что я нужна и ему, и общине, и что прекрасно, что я психолог, а экстрасенсорике он меня научит…

8
{"b":"27574","o":1}