ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

...Но Евгений словно погасил все чувства, позволяя себе только смотреть – только смотреть, без жалости и без ненависти! Он сидел, не шелохнувшись, внимательно вслушиваясь в ответы, и напряженно ожидая следующего вопроса...

...Первым делом речь пошла о механизме «запуска» бесконтактного убийства – к счастью, без упоминания о Тонечке этот механизм был предельно простым. Юля сразу и без запинки ответила, что Сэм должен всего-навсего представить себе, что такой-то человек на самом деле «подлец и достоин смерти»...

...Один из охранников у двери, не сдержавшись, воскликнул:

– Да это же настоящий монстр!

Евгений оглянулся: он совсем забыл об их присутствии, и возглас прозвучал неожиданно. Сара тут же приказала нарушителю дисциплины «заткнуться, если он не хочет получить выговор...»

...Вопросы о способе бесконтактного убийства заняли гораздо больше времени. Сару очень интересовало, от чего конкретно умирает жертва, и она задала этот вопрос несколькими разными способами, но ответ был неизменно один: от несчастного случая, какого именно – заранее неизвестно...

...Евгений мысленно застонал: это было буквальным указанием на управление случайностями! До сих пор считалось, что Сэм использует сверхдальнее внушение – но тут и младенцу понятно, что речь идет о каком-то ином способе влияния на процессы! И разумеется, Сара захочет узнать об этом как можно больше...

...Но чем дальше, тем сильнее какие-то внутренние ассоциации отвлекали Юлю. Она сбивалась, путалась – и наконец произнесла вслух имя Тонечки...

Евгений сжался: ему показалось, что вот сейчас, сию секунду начнется что-то совсем уж страшное. Слово сказано – ну, что теперь?!

Однако ничего особенного не произошло: еще несколько минут на экране продолжалась беседа, становившаяся все более и более бессвязной – а потом Сара неторопливо поднялась и выключила телевизор.

– Все, первый разговор на этом кончился, – заметила она.

– Первый? – едва слышно переспросил Евгений.

Сара пожала плечами:

– А что ты хотел? Она начала говорить весьма любопытные вещи! Так что рано или поздно с ней придется побеседовать еще раз – если ты, конечно, не поможешь нам...

Евгений увидел, как напряглись на эти слова охранники у двери – наверное, ждал, что он очередной раз потеряет самоконтроль и бросится на Сару. Ну, нет! Второй раз он этой глупости не сделает!

Между прочим, о Тонечке Юля так толком ничего и не рассказала. Ну, правильно: ведь эти вопросы уже не касались Сэма непосредственно! А разговаривать с телепаткой без «отвлекающего фактора» невозможно – впрочем, что стоит Саре придумать «отвлекающий фактор», связанный непосредственно с Тонечкой!

И Юлю снова будут допрашивать... господи, да что же это происходит?! Евгений почувствовал, что вот сейчас ему нужно найти какие-то самые важные и самые убедительные слова, уговорить Сару подождать, доказать ей, что ничего опасного в бесконтактном убийстве нет, что Юля вообще никакого отношения этому не имеет...

...Очнулся он от похлопывания по щекам и запаха нашатырного спирта – и понял, что только что, так и не сумев ничего объяснить, позорно свалился в обморок...

Евгений торопливо открыл глаза и увидел прямо перед собой озабоченное лицо охранника. Не того, что обозвал Сэма монстром – второго. Он был совсем молодой, лет двадцати, не больше, и как ни странно, симпатичный и искренне встревоженный.

– С тобой все в порядке? – быстро спросил он.

Евгений кивнул... И абсолютно ни на что не надеясь – просто так, потому что слишком уж по-человечески держался с ним этот незнакомый парень! – спросил:

– Послушай... Прошу тебя... Пожалуйста, скажи, что с Юлей?!

Охранник изменился в лице – но ничего не сказал. Евгений мысленно обругал себя идиотом: нашел, с кем разговаривать! Неужели парень будет нарываться на неприятности ради незнакомого пленника?

– Не страдайте, Сергей, ответьте! – послышался словно бы издалека насмешливый голос Сары. – Честное слово, вы чересчур дисциплинированы! Ну какие тут могут быть тайны, посудите сами?

Было видно, что Сергея обидел несправедливый выпад, однако он сдержался. И ответил уже без всякого сочувствия, скорее раздраженно:

– Вы скоро увидитесь с вашей женой, господин Миллер! Завтра утром, самое позднее...

* * *

После ухода Сары Евгений буквально не мог найти себе места. Вновь и вновь перед его глазами вставали сцены кошмарного допроса Юли. Что же с ней случилось? Ведь она должна была сидеть тихо... Куда ее дернуло? Судя по словам Сары, она была сильно напугана, похоже, бежала куда глаза глядят... Но почему? Не выдержала? Или кто-то вспугнул? Или что-то? Уж не Тонечка ли вмешалась?

Евгений вдруг хлопнул себя по лбу: идиот! И он еще ищет виноватых, привлекает потусторонние силы... Да ведь он сам позавчера сочинил Саре историю про предполагаемое бегство Юли! Конечно, они не могли не усилить наблюдение! А она не могла не почувствовать враждебную эманацию...

Господи, неужели все так просто? Вот тебе и «удачный экспромт»! Да, играть с психологом в блиц... Впрочем, это теперь не главное. Главное – что будет с Юлей? Сколько допросов она сможет выдержать в таком состоянии? Она ведь успела рассказать такое, что ее наверняка захотят допросить еще... или шантажировать его такими намерениями! Что же делать?..

Евгений почувствовал, что впадает в панику – нет, этого нельзя было допустить! Он буквально силой заставил себя прекратить бесплодные раздумья, подошел к шкафу, достал поднос с остывшим завтраком, поел... И как ни странно, почувствовал себя гораздо лучше!

Теперь надо спокойно и без эмоций оценить ситуацию – не отвлекаясь на то, что могло бы быть, если бы... Итак, Юля арестована и находится здесь, на базе, а наличие управление случайностями перестало быть тайной. Это факт, и этого уже не изменишь!

Юлю допрашивали под наркотиками, и грозились допрашивать еще – но о возможности такого допроса для самого Евгения Сара даже не упомянула. Почему? Непонятно, и напрашивается только один ответ: его считают ценным экспонатом, слишком ценным, чтобы подвергнуть риску! Особенно если учесть, что спрашивать придется не о шифрах, явках и паролях, а о вещах, лежащих где-то на грани человеческого понимания... Для этого от допрашиваемого как минимум требуется ясность мышления – не говоря уже о возможных необратимых последствиях, которые могут навсегда погубить надежду узнать хоть что-нибудь!

Но Юлю, похоже, ценным экспонатом не считают: ее допрашивали, и собираются допрашивать повторно, невзирая на опасность для психики...

Евгений почувствовал, что опять впадает в бессильную истерику, и мысленно потряс себя за шиворот: не сметь! Надо подумать, может ли он сделать хоть что-то в данной ситуации?

Самую простую идею – честно и подробно рассказать об астрале Тонечки, возможно, даже продемонстрировать проявления этого астрала – он отложил до совсем уж тяжелой ситуации. Это не выход: не говоря уже о подлости такого поступка, его последствия могли быть абсолютно непредсказуемыми – ведь Тонечка, что ни говори, тоже хочет жить... и, видимо, умеет бороться за свое существование!

...Но неужели ничего нельзя сделать? Евгений огляделся, словно выискивая подсказку в комнате, и остановил взгляд на компьютере. Что ж, пожалуй, пришло время попытаться как-то использовать это мощное орудие, столь беспечно оставленное в его руках. Конечно, доступ в сеть закрыт, но физическая связь осталась...

Есть, правда, опасность, что Балашов заметит попытку взлома... Ну да хуже уже не будет! А если повезет, можно проскочить и без лишнего шума, например, угадать чей-нибудь пароль и войти в сеть под чужим именем... Почти безнадежная затея – но попробовать все-таки стоит!

Помня о наблюдении и стараясь выглядеть скучающе-расслабленным, Евгений словно от нечего делать включил компьютер и для начала запустил любимую игрушку – но мысли его были далеко от происходящего на экране...

Чей пароль он может угадать? Как ни крути, а ответ один: Сары. Только ее он знает достаточно, чтобы иметь реальный шанс...

27
{"b":"27575","o":1}