ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

...А что если Сара как раз сейчас работает? Впрочем, это легко проверить: собравшись с духом, Евгений остановил игру, подошел к телефону – после десятка гудков стало ясно, что Сары в комнате нет...

Сара, Сара Даррин, Сарочка... Какое имя она могла выбрать для пароля? Евгений изо всех сил вспоминал ее прозвища, любимые словечки, пытаясь выбрать одно-единственное правильное. Ведь количество попыток у него ограничено: раз пять, не больше – а потом компьютер объявит внутреннюю тревогу...

Сара рассказывала, что еще в школе ее называли Дарьей: из-за фамилии. Евгений попробовал: не то...

Нет, нельзя искать наугад! Не зря же его учили психологии: надо попробовать «вжиться» в образ Сары, начать думать ее мыслями.

Евгений поднялся, походил по комнате... Потом снова подошел к компьютеру, ощущая себя уже не беспомощным пленником, а – как там называется должность Сары? – научным руководителем чрезвычайной программы...

Интересно, что чувствовала Сара в первый день на этой базе? Гордилась ли она назначением? Вряд ли: для нее это был скорее долг. Она всегда очень серьезно относилась к таким понятиям, как долг, порядочность, честность... А ее библейская тезка, бездетная жена Авраама, сама привела наложницу к собственному мужу – тоже серьезно относилась к обязанностям...

Евгений усмехнулся, вообразив свою бывшую подругу на месте библейской героини. А что, сделала бы все то же самое, невзирая на эмоции! Как и сейчас: отвращение к силовым методам ничуть не мешает Саре ими пользоваться... Впрочем, в данной ситуации от нее мало что зависит – так что она скорее в роли той беспомощной наложницы...

Кстати, как ее звали? Евгений никогда не отличался хорошей памятью на древние имена – вот Сара наверняка помнит, она всегда была любителем легенд... Сара, Авраам... и кто еще? Агарь, кажется... да, точно: Агарь!

И уже почти не сомневаясь, словно вычисленное по цепочке совершенно диких ассоциаций имя обязано было оказаться паролем, Евгений ввел в компьютер пять букв. И даже не удивился и не обрадовался, когда экран, мигнув, показал дружеское приглашение...

Что ж, первый шаг оказался удачным – но ведь это только начало! Теперь будет очень обидно не использовать предоставившийся шанс...

Евгений быстро заглянул в список активных пользователей: несколько неизвестных ему имен – но никого из начальства! Ни Сары, ни Гуминского, ни Майзлиса... Правда, компьютер Балашова включен, но это ничего не значит – вряд ли он когда-нибудь вообще выключает свою машину!

Выходит, начальство чем-то всерьез занято! И если это какое-нибудь совещание – а можно догадаться, какое! – то Балашов наверняка в нем участвует... Но тогда какое-то время можно чувствовать себя в сети безопасно!

...Где находится управление системами охраны и наблюдения, Евгений запомнил еще раньше, когда осторожно путешествовал по сети. Тогда он не имел к ним доступа, но теперь, под именем Сары, компьютер должен был пропустить его всюду, куда он только пожелает!

Надежда оправдалась – через минуту он увидел на экране себя самого. Какое счастье, что СБ везде применяет самую современную технику! Если бы видеоконтроль управлялся вручную, или если бы его компьютер оказался недостаточно мощным, чтобы воспроизвести телевизионную картинку...

Убедившись, что телекамеры в его комнате не позволяют как следует разглядеть экран компьютера, Евгений начал быстро переключаться на другие помещения. Совещание может кончиться в любой момент, и надо успеть узнать о базе как можно больше!

...Юлю он увидел в первой же палате: крепко спящую, до самых глаз укрытую простыней – но, к счастью, без капельницы. Около кровати стоял столик с какими-то приборами, рядом уткнулась в книгу незнакомая девочка из медицинской секции...

Евгений сам не понял, как сумел сдержаться и не выдать себя – но сумел. Он ничем не мог помочь Юле, и не мог позволить себе бессильно страдать... и вообще – дальше, дальше: время!

Запомнив на всякий случай номер юлиной палаты, он переключился на следующую комнату и увидел Сэма – неподвижного, под капельницей, в той же позе, что и во время допроса Юли. Вторая телекамера показала охранника, сидевшего в углу на стуле, и Евгений с горечью убедился, что кобура ему не померещилась: Сэма держат не только под наркотиком, но и под прицелом, значит, Гуминский готов любой ценой не допустить пробуждения «монстра»...

Двинувшись дальше, Евгений едва подавил искушение заглянуть в двести пятнадцатую комнату, чтобы проверить, на месте ли Балашов. Осторожность победила: кто знает, какие меры защиты от «подсматривания» мог предусмотреть специалист столь высокого класса? Вместо этого он быстро просмотрел другие лаборатории, но не нашел в них ничего интересного. В одной из комнат он со смесью удовольствия и смущения обнаружил следы недавнего разгрома, в остальных кое-где работали люди.

Закончив со вторым этажом, Евгений вызвал план всего здания и с удивлением отметил новые, неизвестные прежде подробности. Так, подвал оказался разбит на две части, в одной помещалась кухня, в другой телекамера была выключена. Но самым большим сюрпризом оказался чердак – по сути, третий скрытый этаж, уставленный сложной аппаратурой, антеннами, опутанный проводами, настоящее «шпионское гнездо»! Сразу стало ясно назначение нелепой двускатной крыши, наверняка сделанной из какого-то радиопрозрачного пластика. Евгений посмотрел на потолок, невольно вспомнил «двойной» чердак замка Горвича и усмехнулся неожиданному сходству...

...Впрочем, пока было неясно, как можно использовать новую информацию, и Евгений двинулся дальше. Схема внешней охраны, которую он нашел далеко не сразу, показывала план всей территории базы. Она оказалась куда более внушительной, чем можно было ожидать! От главного корпуса до любой из границ участка было не меньше восьмисот метров, а причудливое переплетение дорожек и аллей, уже знакомое по прогулкам в саду, на виде сверху напоминало какой-то сложный орнамент. Между внешним и внутренним периметрами располагались какие-то служебные сооружения: гараж, караульное помещение, несколько необозначенных построек...

Евгений попробовал подключиться к телекамерам у ворот и выглянуть наружу, но оказалось, что Сара не имела доступа к системам периметров. Тогда он «вернулся» в главный корпус и еще раз «пробежался» по зданию. Все по прежнему: тишина в лабораториях и несколько скучающих охранников в коридорах...

Он взглянул на часы: с момента входа в систему не прошло и десяти минут. Весьма неплохо для столь результативной разведки! Теперь надо подумать, как использовать полученные данные... и не стоит ли попытаться как-то вмешаться в работу компьютерных систем – для своей, естественно, пользы!

Евгений снова вывел на экран изображение собственной комнаты и внимательно рассмотрел оба кадра. Можно ли как-нибудь хоть ненадолго скрыться от бдительного ока надзирателей? Уж он бы сумел использовать это время!..

Но увы, две телекамеры перекрывали комнату вполне надежно, – Евгений даже представил себе охранника, который в этот самый момент смотрит на те же самые изображения на мониторе и фиксирует поведение пленника в каком-нибудь журнале. Хотя нет, вряд ли, наверняка есть автоматическая видеозапись...

...Мысль, промелькнувшая поначалу где-то в глубине сознания, неожиданно вынырнула на поверхность. Видеозапись... Нельзя ли как-то это использовать? Если бы удалось получить кусочек записи и подсунуть его на монитор охранника вместо реального изображения, то какое-то время можно делать что угодно – тот ничего не заметит!

Евгений вернулся к системе видеоконтроля и проверил допуск Сары. К счастью, он позволял переназначить вывод на любой монитор охраны. Правда, доступ к архиву и видеомагнитофонам оказался заблокирован, но это уже не важно – запись можно сделать самому прямо на компьютере!

...Только надо поторопиться! Теперь, когда появился шанс уйти от наблюдения, будет очень обидно упустить его! Евгений быстро настроил все необходимое для записи, проверил свободное место на диске сервера – минут на десять хватит...

28
{"b":"27575","o":1}