ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он был просто шокирован вашим высокомерием, – безжалостно уточнил Валерий. – Если вы всегда ведете себя так с не-эсперами, то неудивительно, что вас не любят.

– Нет, мы не всегда ведем себя так, – по прежнему виновато ответила Инга, – но дело в том, что было предсказание: близость с Евгением погубит Юлю. Вот мы и старались предотвратить его, как умели. И вот теперь, похоже, оно сбывается...

– И вся ваша компания сидит, сложа руки и выключив мозги! – с непередаваемой язвительностью воскликнул Валерий. – Эсперы, экстрасенсы... супермены недоделанные, черт бы вас взял! А ведь Юля-то ваша подруга! Неужели она вам тоже безразлична?!

Инга помолчала. Как бы там ни было, Валерий был прав в своем возмущении. «Никто и никогда не понимает трусости, – подумала Инга. – Ее оправдывают, принимают, с ней примиряются... но понять трусость невозможно – ни свою, ни чужую!..»

– Извините меня, Инга, – неожиданно сказал Валерий. – Извините, я не хотел обидеть вас. На самом деле: чем вы можете помочь? Эх, если бы я только знал где прячут Женьку!..

– И тогда вы смогли бы что-нибудь сделать? – быстро спросила Инга.

– Естественно! – Валерий даже удивился. – Дальше все очень просто. Но как найти секретную базу СБ, не имея доступа к их документации?

– А может быть, и есть способ! – откликнулась Инга. – Иногда Дэн умеет делать удивительные вещи...

Ее перстень блеснул, словно живое одобрение решительности, и Валерий тут же обратил внимание на странную вспышку:

– Что это?!

– А это знак того, – усмехнулась Инга, – что все происходит магически правильно!

* * *

После допроса Юли расследование, до сих пор топтавшееся на месте, резко сдвинулось с мертвой точки. Механизм бесконтактного убийства стал более или менее представим – и теперь самое время было провести решающий эксперимент. Вот только до сих пор никому из участников программы не приходилось проводить столь рискованных экспериментов...

– По-моему, провести эксперимент не только можно, но и нужно, – решительно заметил начальник группы биофизики. – Это единственный способ узнать все наверняка, а не теряться в догадках. В конце концов, всегда найдутся добровольцы, готовые рискнуть жизнью за достаточную сумму!

– Ну, думаю, здесь таких добровольцев вы не найдете! – отозвался руководитель медицинской секции. – Кто знает, насколько на самом деле управляема эта дьявольщина?..

...Совещание происходило в кабинете Гуминского. Помимо старших исследователей, на этот раз был приглашен начальник охраны – и возможно именно его присутствие нарушало нормальную рабочую атмосферу. За почти полтора часа не было высказано решительно ничего осмысленного, кроме бездарных страхов и еще более бездарных нравственных сомнений. Но больше всего Гуминского удивляло, почему молчит Сара...

Наконец он не выдержал и обратился к ней прямо:

– Госпожа Даррин, вы находите возможным провести эксперимент с подопечным Миллера?

Сара вздохнула и поднялась.

– Да... – начала она странным тоном, глядя в сторону. – В принципе это возможно...

– В принципе? – переспросил шеф. – То есть вы тоже считаете, что тут есть риск?

– Нет, риска тут нет, – опять словно бы через силу ответила Сара... и как ни странно, никто не заторопился возражать ей: все ждали продолжения. – Не обязательно же приводить подопытного в полное сознание, достаточно, чтобы он стал понимать слова...

– И что вы собираетесь ему внушать? – поинтересовался начальник медицинской группы. – Что конкретно... какие слова вы будете произносить?

Сара пожала плечами.

– Нам предположительно известен механизм запуска бесконтактного убийства, это я и собираюсь использовать. Внушить, что такой-то человек – подлец и достоин смерти... А наблюдать за этим человеком и спасать его... – Она быстро повернулась к Майзлису. – Это уже ваша забота! Надеюсь, задача не окажется совсем уж невыполнимой? Понимаю, что это очень трудно: спасти неизвестно-от-чего!..

– Не неизвестно-от-чего, а от вполне реального несчастного случая, пусть даже неопределенного, – мягко возразил начальник охраны. – Эта задача кажется мне вполне решаемой! Не со стопроцентной гарантией, конечно... но в конце концов, это уже дело того, кто рискнет.

В кабинете повисло молчание. Похоже, общая часть наконец-то была преодолена – и теперь надо было переходить к более конкретным вопросам. Конечно, в первую очередь всех интересовала процедура подбора добровольцев. Видя, что решения ждут от него, Гуминский приготовился высказать свои соображения, когда неожиданно заговорил молчавший до сих пор Балашов.

– А не могли бы вы уточнить, госпожа Даррин, – поинтересовался он, не глядя на Сару – как именно вы собираетесь знакомить вашего подопытного с предполагаемыми добровольцами?

Сара недоуменно взглянула на Балашова – с чего это «старший вычислитель» решил принять участие в разговоре? Краем глаза она заметила, что остальные смотрят на него с не меньшим удивлением.

– Что вы имеете в виду? – переспросила она, поняв, что от неожиданности прозевала суть вопроса.

– Я имею в виду, что «монстр» должен быть знаком со своей жертвой. Пусть не лично, все равно... – охотно пояснил Балашов, несколько оживляясь. – Ведь уже установлено, что перед убийством Лантаса он достаточно много интересовался его личностью, даже ходил на митинг с его участием. И это притом, что Лантас – человек всем известный и весьма яркий. А как же быть с ничем не примечательным добровольцем?

– Вы хотите сказать... – начала Сара, но Балашов перебил ее:

– Да, я хочу сказать, что предполагаемая жертва должна быть уже знакома с миллеровским подопечным. Иначе – чтобы он смог воспринять новую информацию! – его придется пробуждать полностью... Или вы сможете дать ему представление о незнакомом человеке только словами?

В голосе Балашова откровенно прозвучала насмешка... и Сара едва сдержалась, чтобы не ответить ему резкостью. Но теперь она видела, что тот абсолютно прав: о том, чтобы разбудить Сэма совсем, не могло быть и речи, а чужие слова никогда не заменят личного восприятия! Произошло то, чего она боялась с самого начала: обычный эксперимент на добровольцах был невозможен...

– А среди знакомых Челыша могут найтись подходящие кандидатуры? – неожиданно назвав Сэма по фамилии, спросил Майзлис.

Сара болезненно поморщилась: ну вот, начинается! Теперь это называется «поиск добровольцев»...

– Он всегда вел замкнутый образ жизни, – с плохо скрытой издевкой сказала она. – Его друзья из «Лотоса», коллеги по работе...

– По какой работе? – в тон ей вставил начальник группы биофизики. – Вы имеете в виду больницу в Серпене или арестованных мафиози?..

Раздался дружный смех – и как ни странно, глупая шутка разрядила обстановку. Сара продолжила уже серьезно:

– Убрать своих нанимателей «монстр» не смог: очевидно, страх перед ними блокировал его парапсихические способности, такое бывает. Наверное, потому Миллеру и пришлось идти на рискованную инсценировку...

– Ну допустим, – остановил ее Гуминский. – А остальные?

– Кто – остальные? – резко переспросила Сара. – Работники больницы? Или эсперы из «Лотоса»? Вы хотите сказать, что собираетесь провести такой эксперимент над ничего не подозревающими и ни в чем не повинными людьми?!

Лицо шефа напряглось.

– Лантас тоже ни о чем не подозревал... – жестко сказал он, – и вы представляете себе, сколько еще может оказаться таких ни о чем не подозревающих?!

– Для начала их будет ровно столько, сколько вы выберете для эксперимента, – ответила Сара. – Хоть весь персонал серпенской больницы... послушайте, ну неужели вы можете всерьез говорить о таком?!

– Я не говорю о работниках больницы, – примирительно отозвался Гуминский. – Это действительно было бы... Но разве друзья Сэма так уж «ни в чем не повинны»? Если уж кто-то в этом мире причастен к бесконтактному убийству, так именно «Лиловый лотос». Они не помешали этой способности развиться в их товарище, так почему же они не должны отвечать за свои поступки?!

31
{"b":"27575","o":1}