ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Добрый день, – произнес один из агентов (он говорил еще чуть замедленно, но только опытный слух заметил бы это) – Дэн Глоцар, не так ли? Вот не думал, что вы знакомы с господином Артемьевым...

Дэн застыл на месте. Он никогда не думал, что агенты могут знать его лично! Испуг и растерянность совершенно лишили его способности не только соображать, но даже просто воспринимать окружающее: осталось только ощущение ярко-зеленой ауры профессиональных преследователей...

Он не слышал, о чем говорит Валерий с незваными визитерами, и был невероятно удивлен, когда они оба повернулись к выходу: «Как? Они просто уходят? И ничего не произошло?..»

Потом, опомнившись окончательно, Дэн со стыдом и возмущением вспоминал свой испуг – и был просто счастлив, что Валерий предпочел никак не комментировать его поведение...

* * *

Невыносимо было сидеть беспомощными пленниками в тесной комнате под следящими камерами и ждать неизвестно чего. Время возможного бегства прошло (хотя куда бежать – до ближайшего периметра?), предчувствие чего-то страшного не отпускало, и Юля из последних сил сдерживалась, чтобы не устроить истерику...

Она вспомнила, как странно вел себя Юрген в тот последний ее день в «Лотосе». Он явно что-то скрывал... Может быть, он предугадывал такой исход? Но тогда почему он не предупредил ее? Нет, не могло такого быть, это было бы слишком жестоко...

Юля повернулась к Евгению: он выглядел спокойно – внешне! Но мысли его неуловимо метались от одной тревоги к другой...

– О чем ты думаешь? – резко спросила Юля.

Евгений повернулся к ней, взгляд его чуть потеплел, но остался сосредоточенным.

– О том, что нас может ждать, – неопределенно ответил он.

– И что же?! – с нарастающей агрессивностью спросила Юля, не заботясь о возможном прослушивании.

На самом деле, ей совсем не хотелось выяснять, что с ними может быть, и как можно избежать этого... Все равно ничего хорошего их не ждет, и никак не избежишь плохого! Хваленая предусмотрительность Евгения не помогла им до сих пор, и вряд ли не поможет: письма отправлены пять дней назад, где же обещанная помощь?! Как бы там ни было, а он, похоже, зря рассчитывал на коллег...

– Ты помнишь, – неожиданно спросила Юля, – когда мы познакомились?

– Помню, – явно не прекращая размышлений, откликнулся Евгений. – В Серпене, когда ты торт купила... А что?

– Да нет, – со странной усмешкой напомнила Юля. – Первый раз мы с тобой увиделись на дне рождения твоей сестры.

Евгений поднял голову, на этот раз полностью включившись в разговор. Ему очень не понравилось, каким тоном говорит Юля: возникло ощущение, что она просто на грани срыва.

– С чего это ты вдруг вспомнила эту вечеринку? – осторожно спросил он. – Ведь мы тогда, собственно говоря, только посмотреть друг на друга успели...

– Знай ты тогда, что я эсперка, был бы настойчивее! – недобро усмехнулась Юля.

Евгений не позволил себе смутиться.

– Ну, может быть... – он неопределенно пожал плечами. – И какое это имеет значение?

– Вот ты даже сейчас не понимаешь, какое это имеет значение! – почти закричала Юля. – А помнишь, как на тебя тогда накинулись?! Все говорили, что СБ – служба безнравственная и иной быть не может по определению? Выходит, они были правы!

– Юленька! Ну неужели ты думаешь, я этого не знал? – Евгений крепко сжал ее руки, словно желая таким образом утихомирить эмоции. – Но, честное слово, если альтернативы все равно нет, то зачем ломать голову над неразрешимыми проблемами? Я всю жизнь хотел изучать парапсихические явления, и только СБ могла дать мне эту возможность...

– И ты сейчас ни о чем не жалеешь? – перебила она.

– Ю-юля! – протянул он. – Ты, по-моему, рано меня хоронишь...

Юлю вдруг взбесила безмятежность Евгения. Неужели он не понимает, что шеф и Сара готовы сейчас на все... И может быть, лучше покончить с собой, чем испытывать, на что способны загнанные в угол фанатики?!

– Женя, – тихо сказала она, – может быть, лучше...

Юля не договорила, но тень смерти мелькнула на ее лице, и Евгений понял.

– Не выдумывай, – спокойно сказал он. – Ко всему прочему, охранники нам и не позволят!

Несмотря на притворно-бесстрастный тон, Юля услышала, какую боль испытал Евгений при ее словах. Ей стало жаль его: кто бы что не сказал, не он тащил ее в замок! Она сама уговорила его «свалиться на голову графу Горвичу» – и она не вправе усиливать и без того непреодолимое давление...

Юля молча уткнулась лицом в плечо Евгению – последняя ласка, на какую она еще была способна. Он слегка вздрогнул и притянул ее к себе... В дурмане тепла, знакомого запаха и кажущейся безопасности Юля слышала его тихий успокаивающий шепот.

Но вдруг Евгений позвал незнакомым каким-то голосом:

– Юлька!

Он никогда до этого не называл ее Юлькой. Юля, Юленька, иногда, дурачась – Жюли... И когда она подняла голову на новое обращение, то увидела четверых охранников. Совсем рядом, у входной двери – и в то же время ощутимо далеко, словно в перевернутой перспективе...

Два охранника остались на месте, а два других быстро шагнули вперед, и Евгений, желая защитить Юлю, инстинктивно двинулся им навстречу. Но те будто этого и ждали: едва он сделал шаг, как вышедшие вперед одновременно извлекли из карманов какие-то незнакомые устройства. Раздались два щелчка, и уже знакомые Евгению резиновые ленты, мелькнув в воздухе, плотно спеленали его – одна на уровне колен, другая чуть ниже плеч.

Полностью обездвиженный, он почти перестал сопротивляться, и последнее, что он успел увидеть, перед тем, как его выволокли из комнаты, были полные ужаса глаза Юли...

* * *

...Евгения приволокли в какую-то лабораторию в самом конце коридора, подтащили к сложному агрегату непонятного назначения и очень ловко, ни на секунду не отпуская, накрепко привязали ремнями к большой вертикальной платформе, обитой мягкой кожей. После этого охранники укрепили на его голове и на теле множество датчиков и отошли в сторону, уступая место Саре.

Евгений хотел было спросить, что с ним собираются делать на этот раз, но не успел – Сара нажала какую-то кнопку, и платформа вместе с Евгением плавно повернулась и легла горизонтально, превратившись в подобие операционного стола.

Теперь он видел над собой только приборные стойки и глазок телекамеры под потолком. Проклятая беспомощность! И ведь не вырвешься...

Он услышал, как Сара приказала охранником убираться, потом хлопнула дверь – очевидно, те выполнили распоряжение без промедления. Затем некоторое время слышались только щелчки тумблеров и переключателей: видимо, Сара заканчивала какие-то настройки. Но что же это все-таки за агрегат?..

...Наконец Сара появилась в поле зрения и наклонилась к Евгению:

– Извини, пожалуйста, за эту бесцеремонность, но ты сам вынуждаешь опасаться тебя. А то, что ты непрерывно врешь, делает просто необходимым проверку твоих слов, и по возможности, немедленную.

– Так это... – Евгений машинально попытался шевельнуть рукой, но ремни не дали ему этого сделать. – Тьфу, черт бы вас взял! – не выдержал он. – Интересно, эта штука изначально была задумана как детектор лжи?

– Не остри, – одернула его Сара. – Это многофункциональное регистрирующее устройство, и тебе это прекрасно известно. Но сейчас оно будет использоваться именно в качестве детектора лжи. И поскольку твою способность пользоваться нелинейной логикой я хорошо себе представляю, отвечать ты будешь только «да» или «нет»...

– «Ты бросила пить коньяк по утрам?» – немедленно процитировал Евгений. – Да или нет?

– Такие противоречия отслеживаются самыми примитивными индикаторами! – фыркнула Сара. – Даже если предположить, что я допущу столь некорректную постановку вопроса... Ну ладно, начали!

Она взяла со стола листок бумаги с вопросами:

«Вас зовут Евгений? – Да.»

«Ваша мать была баптистка? – Нет.»

«Вы умеете водить автомобиль? – Да.»

42
{"b":"27575","o":1}