ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вы верите в инопланетян? – Да.»

– Стоп, – Сара отошла и некоторое время повозилась с приборами. Потом повторила вопрос: – Вы верите в инопланетян?

– Нет, – ответил на этот раз Евгений, но Сару, похоже, интересовал не ответ, а реакция приборов, и на этот раз она осталась довольна.

Вопросы следовали один за другим довольно быстро, хотя после некоторых из них Сара прерывалась и что-то регулировала. Ничего интересного в самих вопросах не было – очевидно, они служили только для настройки приборов...

Какие же серьезные вопросы приготовила Сара? Надо неплохо представлять себе, о чем спрашиваешь, чтобы узнать что-то новое из коротких ответов «да» или «нет»! Впрочем, Евгений понимал, что как он не сопротивлялся, из него вытрясли достаточно, чтобы локализовать астрал Тонечки. Однако его тюремщики все же не осознают до конца, с чем имеют дело, и возможно, для нее это не окажется опасным...

«...Вы были в замке Горвича? – Да.»

«Вы там искали что-то? – Нет...»

Хотя Евгений ждал этих вопросов, услышав их, он не смог усмирить волнение. Сара была вынуждена прервать допрос: сильные эмоции искажают показания приборов.

Она смотрела на Евгения с каким-то странным выражением лица – хотя, может быть, оно казалось таким из-за необычности ракурса? Во всяком случае, какие бы эмоции не испытывала Сара, следить за экранами она не забывала! Наконец можно было продолжать...

«...Вы нашли что-то в замке Горвича? – Нет.»

«Это связано с графом? – Нет.»

«С его первой женой? – Нет...»

Глупо, конечно, врать, если вранье фиксируется, однако Евгений знал, что никакие приборы не бывают абсолютно точными...

«...Вы сталкивались с этим явлением лично? – Нет.»

«Вы поняли его? – Нет.»

«Оно опасно? – Нет.»

«Оно способно убивать? – Нет.»

«Вы знаете, как его уничтожить? – Нет.»

«Вы можете его уничтожить? – Нет...»

– Господи, – тихо вздохнула Сара, неожиданно отложив листок. – Неужели ты настолько дорожишь этим кошмарным открытием?

– Каким кошмарным открытием, черт бы вас побрал?! – Евгений последний раз попытался изобразить непонимание.

– Хватит! – Сара стукнула рукой по платформе возле его головы. – Может быть, в моей версии и есть неточности, но не будешь же ты утверждать что в замке Горвича совсем ничего нет?

Евгений промолчал. Да, конечно, отпираться глупо – но чем меньше слов, тем больше надежды для Тонечки. Надо признать, что он потихоньку сдает позиции, и возможно, скоро связь ее астрала с этим миром прервется...

– Так вот, Евгений. Возможно то, что я тебе сейчас скажу... – Сара сделала невольную паузу, потом усмехнулась сказала и голосом телевизионного диктора: – Прошлой ночью был пожар в замке Горвича. Причина: неосторожное обращение со старинными газовыми рожками...

– Что?!

Прозвучавшее сообщение было невероятно – и в то же время как-то ожидаемо! Как будто Евгений предчувствовал, что нечто подобное должно случиться. Если честно, он даже обрадовался: значит Тонечка еще касается этого мира, если может слышать и воспринимать! И был почти уверен: пожар она устроила в каком-то смысле «по его подсказке» – ведь он звал ее, прослушав фальшивый репортаж, отчаянно звал, ярко...

– Да, пожар, – повторила Сара. – Двое погибли...

«Вот это да! – удивленно подумал Евгений. – Ну и кто же? Один из двоих наверняка Антон, царство ему небесное... Но кто второй? Неужели... Неужели Ирина?! Нет, не может быть!» Он постарался загнать эту мысль подальше. Если выяснится, что это действительно так, что Тонечка убила новую жену Горвича... Тогда он уже не сможет относиться к ней, как прежде...

– А кто именно погиб? – спросил он осторожно. – Я их знаю?

– Одного по крайней мере. Это управляющий Антон, фамилию я не помню. Он-то, собственно, и «обращался неосторожно» с газом... А второй – какой-то поденный рабочий. Видимо, он хотел что-то украсть в суматохе, но заблудился в переходах и не смог выбраться наружу.

Сара пододвинула стул, чтобы сесть возле Евгения. Он невольно усмехнулся: неравноценный получается разговор, Сара как будто забыла, что собеседник связан! Или она воображает, что находится у постели больного? Впрочем, в каком-то смысле так оно и есть...

– Слушай, а ты не можешь меня немного приподнять? – попросил Евгений. – Я как-то не привык разговаривать лежа!

– Нет проблем, – Сара что-то нажала, и «стол» снова пришел в движение, медленно наклонился и замер в новом положении. – Так достаточно?

– Вполне. Во всяком случае, теперь ясно, где потолок, а где стены...

– Ну и хорошо. А теперь слушай меня внимательно, – Сара наклонилась к Евгению, на этот раз глядя ему прямо в глаза. – Ты должен помочь нам уничтожить это страшное открытие. И тогда мы сможем освободить тебя... Совсем освободить, понимаешь?

– А Сэм? – быстро спросил Евгений. – Или его...

– Его поместят в одну из частных психиатрических клиник, – уклончиво отозвалась Сара. – Возможно, через какое-то время...

– Понятно! – жестко отозвался Евгений. – Да здравствует средневековье... Если что-то не получается понять – значит, это надо уничтожить, так? Ничего не скажешь, истинно научный подход!

– Понимаешь, Евгений, – Сара, казалось, всерьез подбирала аргументы, – никакое научное открытие, никакое новое явление не может быть потеряно безвозвратно. Все повторяется: другие люди придут к тем же идеям, а любое явление снова возникнет через некоторое время.

– И с ним те же проблемы, – не выдержав, перебил Евгений.

– Совершенно верно, – кивнула Сара. – Это неизбежно. Проблемы будут те же, только сопутствующие обстоятельства изменятся. И возможно, тот, кто столкнется с подобным явление в следующий раз, будет умнее тебя и надежнее – не потеряет голову от увиденных им возможностей...

Повисшая после этих слов долгая пауза дала Евгению понять: именно его Сара считает виноватым в необходимости уничтожить потрясающее открытие – однако она не произнесла этого вслух.

– Мне жаль, что все так получилось, – вздохнула она наконец. – Но если один из лучших исследователей теряет голову, столкнувшись с открытым им явлением, вывод может быть только один: нам еще рано иметь дело этим, надо подождать. Разуму свойственно признавать свою ограниченность, излишняя самонадеянность – не признак интеллекта...

– А если я не знаю, как уничтожить это, – Евгений невольно выделил голосом последнее слово, – явление?

– Не дури, – коротко откликнулась Сара. – Знаешь, ты сам это недавно подтвердил. И я в общем-то, тоже знаю...

От удивления Евгений даже привстал – насколько позволяли ремни. Откуда такая уверенность? Что они еще придумали? И потом, ведь он действительно не знает, как быстро уничтожить Тонечку...

– Во время вчерашней телевизионной шутки мы записали твой альфа-ритм, – объясняла тем временем Сара, – и сегодня ночью воспроизвели его с шестикратным усилением. Результат ты знаешь... Могу еще добавить, что твое таинственное явление откликнулось тебе, и это тоже было отслежено и даже записано...

Евгений едва не застонал от досады: ведь то, о чем говорила Сара – это и есть столь долгожданный контакт с Тонечкой! И какая жестокая ирония судьбы: именно сейчас этот контакт смертельно опасен для нее...

– Что вы хотите от меня? – едва выговорил он.

– Тебе удалось бы уничтожить его просто усилием воли? – вдруг быстро спросила Сара.

Евгений судорожно попытался остановить... что? мысли? Но это было невозможно, приборы мгновенно отследили правдивый ответ!

– Вот именно так я и думала! – с невольным удовлетворением заметила Сара. – Теперь понятно, что от тебя требуется? Как ты это сделаешь, никого не касается: мое дело обеспечить усиление альфа-ритма и проверить, действительно ли явление уничтожено. Возможностей аппаратуры на это хватит, не сомневайся! А гарантией твоего хорошего поведения и моей безопасности будет твоя жена...

Евгений бешено рванулся в попытке освободиться, хотя и понимал бесполезность этого...

43
{"b":"27575","o":1}