ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Евгению показалось, что все время, пока его допрашивали, Юля так и просидела, глядя на дверь – таким запредельно-внимательным и каким-то бесконечным был ее взгляд.

Юля не шевельнулась, пока с Евгения снимали наручники... но когда дверь за охранниками захлопнулась, быстро поднялась ему навстречу:

– Не говори ничего, – остановила она его. – Я все уже поняла...

– Прости меня, Юлька, – тихо ответил Евгений. – Прости...

– За что? – в ее глазах было искреннее и какое-то светлое удивление.

– За самонадеянность, – вздохнул Евгений. – Вполне достаточно.

– Самонадеянность, конечно, плохое качество, – серьезно сказала Юля. – Но на кого, кроме себя ты мог надеяться в этой истории? Так что ты зря извиняешься!

Евгений невольно улыбнулся: Юля всегда хорошо умела успокаивать! Однако выглядеть слишком успокоенным не стоило: кто знает, не наблюдает ли сейчас за ними не только дежурный охранник, но и сама Сара? И вообще, чем меньше слов и эмоций, тем лучше – если кто-то заподозрит, что у пленников есть возможность к бегству...

Евгений уселся на пол у ног Юли, и положил голову к ней на колени. Поза вполне подходящая: то ли отчаяние, то ли раскаяние... а главное, что за лицом следить не надо!

...Сара не сказала, когда именно за ними придут, но это и так было ясно. Эксперимент логично проводить около трех часов ночи, значит прийти должны где-то в два или даже в полвторого: подготовка требует времени. А видеозапись включается в час ночи... черт, как мало остается времени! Впрочем, на бегство надо не больше десяти минут: вполне достаточно, если не случится что-то непредвиденное...

Евгений знал, что Юля видит его намерения, и надеялся, что она не возражает против них – вот на споры времени точно не хватит!

...В начале первого Евгений внимательно проверил расстановку мебели, незаметно завел будильник и вслед за Юлей забрался в постель... И в эту ночь хорошо понял, что как бы не представляли себе ад в разных временах и странах, для него он навсегда останется именно таким: замкнутое пространство, пронизанное чужими взглядами, а в душе истинно дьявольский коктейль из сменяющих друг друга отчаяния и надежды!

И хотя пленники не спали, «час икс» наступил для обоих неожиданно. Евгений взглянул на будильник: одна минута второго, все правильно.

– Одевайся! – коротко скомандовал он Юле. – В шкафу есть свитер, надень: на улице еще прохладно.

Не вымолвив ни слова, Юля натянула шерстяную хламиду, подвернула рукава. Евгений тем временем быстро разрывал простыни и связывал лоскуты. Потом тщательно проверил импровизированную веревку на прочность: вроде бы все нормально, выдержит...

– Только будь осторожна, – в который уже раз напомнил он Юле, – периметр видеоконтроля примерно в пятистах метрах от здания. Прошу тебя, не попадись!

– Пятьсот метров – значит, семьсот моих шагов? – уточнила Юля.

– Да, – кивнул Евгений, – даже чуть побольше...

Тяжелая рама неохотно отъехала в сторону, и Евгений осторожно высунулся в окно: не видно ли охранников? Но нет, освещенная лужайка была пуста, а черные тени кустов за ней вряд ли могли скрывать кого-то – разве что призраки жили там!

Неожиданно Юля подошла к нему:

– Почему ты не пойдешь со мной?! – с отчаянным напором спросила она. – Ты же можешь спустить меня и спрыгнуть следом!

– Нельзя, – мягко ответил Евгений, привязывая к батарее импровизированную веревку. – Ты можешь воспользоваться своим чутьем и психологической невидимостью, а я нет. И по кустам бесшумно лазить у меня не получится, – он виновато улыбнулся. – Так что вдвоем нас найдут очень быстро! А если меня не будет, ты наверняка сумеешь продержаться до рассвета...

– Понятно, – остановила его Юля. – Сумею. А потом?

– Не знаю. – Евгений с невольной тревогой взглянул на часы: десять минут второго. – Не время сейчас об этом...

– Но ты еще надеешься на помощь своих друзей?

– Да, черт возьми, да!

Больше Юля не спорила. Евгений, не сдержав сентиментальный порыв, быстро поцеловал ее... потом подхватил на руки и поставил на подоконник.

Она спустилась на карниз, опоясывающий здание, оглянулась, крепко обхватила веревку ногами и бесстрашно скользнула вниз. Евгений напряженно наблюдал, как она аккуратно перебирает руками по веревке, спускаясь все ниже, и успевал посматривать по сторонам краем глаза – не появится ли поблизости какой-нибудь случайный свидетель? Наконец Юля достигла земли, бросила веревку и быстро побежала через освещенную лужайку.

«Только бы ее не заметили! – отчаянно умолял судьбу Евгений. – Только бы не вздумалось какому-нибудь идиоту посмотреть в окно... Только бы она успела спрятаться!..»

Юля стремительно нырнула в кусты, издали непроницаемо-черные, и словно бы растворилась в них. «Все, – вслух сказал Евгений. – Теперь от меня ничего не зависит...»

Он втянул веревку, закрыл окно и снова забрался в постель, продолжая вслушиваться в ночную тишину – не нарушится ли она криками или шумом борьбы? Но нет, все было спокойно: похоже, что Юле удалось-таки ускользнуть и спрятаться!

Евгений придал запасенному заранее вороху одежды форму лежащего под одеялом тела – лучше, если Сара не сразу заметит, что в постели остался только один человек! Теперь можно было спокойно подумать, что делать, когда за ним придут...

По правде говоря, у него больше не было никаких определенных планов. Главная задача – удалить Юлю, хоть на какое-то время лишить шефа и Сару возможности шантажа! – была выполнена. Конечно, рано или поздно ее найдут... Но скорее поздно, чем рано! Сегодняшняя ночь, во всяком случае, будет потеряна – и значит, еще сутки в запасе...

Ведь помощь должна быть уже близко, друзья уже наверняка землю носом роют, разыскивая базу...

Как бы еще потянуть время? Может, самому побегать немного, когда придет Сара? Открыть окно, выскочить, собрать побольше народу – глядишь, кто-нибудь пальнет с перепугу, тогда заодно и выспаться можно будет...

* * *

Свернувшись под одеялом, Евгений напряженно прислушивался к шагам в коридоре – ну скоро вы там?! Но прошел час, а его никто не беспокоил. Что такое? Уже почти половина третьего, через час пора начинать эксперимент – неужели Сара передумала?..

...Как ни старался Евгений удержаться от сна, усталость дала себя знать. Он задремал, и проснулся от близкого голоса Сары. Черт возьми – уже без десяти три!

Он осторожно скосил глаза в сторону: «Юля» выглядела вполне нормально, похоже, ни у кого еще не возникло подозрений... Евгений протянул под одеялом руку, чтобы, обняв безжизненную куклу, придать ей еще большую правдоподобность. Черт, но как же он умудрился так проспать?

В комнате, кроме Сары, было еще трое охранников... впрочем, Евгения они не особенно беспокоили: двое прислонились к закрытой двери, третий прошел чуть дальше в комнату, но и он не преграждал путь к окну – здесь надо было миновать только Сару. Обескураживало другое: никто из охранников не держал его под прицелом. «Скорее всего, у них вообще нет инъекторов, – с досадой подумал он. – Значит, не удастся спровоцировать выстрел и выиграть еще несколько часов...»

– Вы еще долго собираетесь валяться? – сердито спросила Сара. – Хватит изображать стеснительность: вставайте и одевайтесь! Или вам помочь?..

Евгений понял, что медлить больше нельзя – вот-вот последует команда! Одеяло взвилось вверх, перелетело через спинку кровати и накрыло двоих охранников у двери. В следующее мгновение Евгений уже несся к окну в чем был – в трусах и в майке. Сара испуганно шарахнулась в сторону и, не удержав равновесие, с размаху села на стол. Третий охранник попытался задержать Евгения, но тот уже достиг окна и с силой дернул на себя занавеску: карниз оборвался, и занавеска рухнула на преследователя. Охранник по инерции пролетел вперед, ударился о подоконник и, зашипев от боли, начал выбираться из-под тяжелой ткани. Евгений отпихнул его, вскочил на подоконник, и одним сильным толчком сдвинул раму.

46
{"b":"27575","o":1}