ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Перестань изображать благородного одиночку, – спокойно объяснила она. И, подождав, пока его гнев утихнет, добавила: – А пока дай нам переодеться...

Встретив ее прямой взгляд, Валерий вдруг устыдился своего нелепого пижонства. Оно было неуместно – как и взаимное недоверие, и попытки выяснения, кто из пленников кому ближе и дороже...

– И в самом деле, хватит терять время. Переодевайтесь, – тихо сказал он, отворачиваясь, – да, и вот еще что...

Он потянулся куда-то к приборной доске и извлек небольшой пистолет.

– Что это? – воскликнул Дэн.

– «Вальтер», – спокойно отрекомендовал Валерий, – девять миллиметров, одиннадцатизарядный.

– Я имею в виду, – вздохнул Дэн, – зачем он тебе понадобился?

– Не мне, – коротко ответил Валерий. – Тебе. На всякий случай. Или ты...

Дэн представил себе, в каком случае может понадобиться такая «игрушка» – и это его не вдохновило. Однако, поколебавшись, он все же взял пистолет: Валерий был прав – лучше встречать неожиданности «во всеоружии»!..

* * *

...Больше Сергей не пытался обшаривать участок. Найдя поваленное дерево, он сел на холодный еще влажный от утренней росы ствол и попытался прийти в себя. Потрясение не проходило. То, что произошло... эта странная встреча с Юлей... было ли это на самом деле?! Или приснилось, померещилось? Но следы неудачной погони на одежде, боль от полученных при падении ссадин...

Увидеть бы ее еще раз! Но теперь Сергей отчетливо понимал, что никто Юлю не найдет – ни он, ни кто-то другой. Наверное, с самого начала эта затея с поисками была обречена на провал...

Он невольно поежился – всегда немного жутковато ощущать близость неведомого! Теперь понятно, почему шеф так нервничает: если он с самого начала знал, какими силами пытается играть...

Сергей с сомнением покачал головой. После того, что он только что испытал... Не с характером Гуминского заниматься такими делами! Тут скорее подошли бы такт и терпение Веренкова...

Неудивительно, что Миллер не желает помогать своему бывшему шефу! Сергей вспомнил разгромленную лабораторию, наполненный страданием голос Евгения, когда тот спрашивал о Юле... Да, похоже, ей было от чего бежать!

Но почему Евгений сам не убежал вместе с ней? Если он настолько не верит своим бывшим коллегам, почему упустил такой случай? Или пытался, но поймали?

А ведь Юля просила помочь ему! И как просила... у Сергея до сих замирало сердце, когда он вспоминал об этом!

Хм-м... Вспоминал? То есть разговор все-таки был на самом деле, не приснился?

«Ну вот, опять все с начала! – рассердился на себя Сергей. – Даже если это был не сон – чем я могу ему помочь? Добрым словом? Или она хочет, чтобы я вывез его за ограду в мусорном контейнере?!»

...Неожиданно щелкнула рация, и голос Майзлиса громко объявил: «Внимание, говорит второй! Всем немедленно прекратить поиски и собраться у центральной аппаратной! Повторяю...»

Сергей раздраженно уменьшил звук – в тишине леса громкий командный голос казался оскорбительно неуместным. «Ну, что там у них еще случилось?!» – недовольно подумал он, возвращаясь к действительности. По тону Майзлиса было ясно, что приказ вовсе не связан с поимкой беглянки...

...Когда между ветвей показалось серое здание аппаратной, Сергей вдруг осознал, что не сможет рассказать о «встрече» с Юлей никому, даже друзьям. И вовсе не потому что не поверят или засмеют: после стольких дней на этой базе, рядом с «монстром», можно было поверить во что угодно! Майзлис, во всяком случае, поверит сразу. И Гуминский... А может, именно из за них и не хотелось рассказывать?..

Впрочем, новость, которую он услышал, подойдя к крыльцу, мгновенно заставила забыть о Юле: оказалось, что Евгению каким-то образом удалось пробить информационную блокаду, и теперь у ворот базы собирались репортеры! Майзлис описал ситуацию очень выразительно – Сергей никогда раньше не думал, что его начальник может проявлять столь сильные эмоции!

...Добравшись наконец до предписанного ему поста – довольно далеко от ворот, хотя и на внешнем периметре, Сергей снова почувствовал, что устал. Новая задача не вдохновляла его – что может быть скучнее, чем сидеть под деревом возле сигнального устройства и ждать, пока оно сработает?

Хотелось поговорить хоть с кем-нибудь, но Майзлис, опасаясь прослушивания, категорически запретил пользоваться открытой связью без крайней необходимости. В укрытии было тихо, только изредка из-за ограды доносились голоса репортеров, и Сергей вдруг отчетливо ощутил, что одиссея подходит к концу. Хочет того руководство или нет, но раскрытая секретная база – уже не база...

Сергей поднялся и осторожно раздвинул ветки. До ограды оставалось еще метров пятнадцать, и журналистов было хорошо видно – несколько человек с фотоаппаратами и видеокамерами медленно брели по обычно пустынной дороге, безуспешно пытаясь разглядеть что-либо сквозь решетку и кусты. Видимо, на остальных участках периметра происходило то же самое. База действительно была окружена!

Сергей подумал, что в который уже раз Миллер в одиночку обставляет всю здешнюю команду. Что за удивительный человек! Интересно, как ему это удалось? Вот бы спросить... Хотя как тут спросишь? Встретиться бы с ним в спокойной обстановке, подальше от этого бедлама...

Журналисты по ту сторону ограды продолжали прибывать. Совсем недалеко остановился микроавтобус с ретранслятором. Сергей вернулся в укрытие – можно представить, что начнется, если его увидят!..

Еле слышно запищал зуммер вызова. Сергей присел на корточки, отыскал среди корней большого дерева замаскированное гнездо и подключил к нему рацию, установив громкость на минимум.

«...ожидается приезд Веренкова, – зазвучал напряженный голос Майзлиса. – Распоряжение для всех: в разговоры с ним не вступать, на базу не пускать ни в коем случае! Это специальный приказ Гуминского!»

Сергей непонимающе уставился на рацию. Они там что, совсем с ума посходили? Если кто и способен уладить дело с прессой и сгладить скандал, так это как раз Веренков! Зачем отстранять его в самый неподходящий момент?

Сергей отключил умолкшую рацию. Расслабленное настроение улетучилось, снова вернулась тревога. Что задумал Гуминский? Видимо, что-то не очень приятное, раз не желает встречаться со своим замом... И Майзлис явно неспроста подчеркнул, от кого исходит приказ! Почему? Чтобы в случае чего остаться в стороне? Но в случае чего?!

Неужели Юля не напрасно тревожится за Евгения? Она так просила помочь ему...

...За этими невеселыми раздумьями, Сергей не сразу обратил внимание на новое движение за забором. Он осторожно выглянул из кустов и увидел, что все журналисты устремились по дороге в направлении главных ворот. «Куда это они?» – растерянно подумал он и снова подключился к закрытому каналу. Он успел вовремя: дежурный у ворот как раз докладывал Майзлису, что Веренков только что подъехал и пытался пройти на базу, но не очень настойчиво, а затем устроил пресс-конференцию прямо у проходной. «Это уже вообще черт знает что!» – раздраженно подумал Сергей и отсоединил рацию, но она тут же ожила снова: Майзлис теперь уже в открытом эфире напоминал о категорическом недопуске на базу посторонних «и лиц, к ним приравненных». Намек был весьма прозрачен...

Сергей вернулся на свой наблюдательный пункт в кустах, выдвинувшись на этот раз как можно ближе к ограде. Вначале дорога была пуста, затем появились возвращающиеся с «пресс-конференции» журналисты, возбужденно жестикулируя и строя вслух какие-то фантастические версии происходящего. Медленно проехал полицейский патруль – стражи общественного порядка хмуро разглядывали ограду, не опуская стекол... Потом в конце улицы появилась еще одна машина – и Сергей почти сразу узнал веренковский «Рено»...

Импульс сработал быстрее, чем он успел подумать, что делает – Сергей поднялся, выдавая свое присутствие, шагнул вперед, к ограде. Машина тут же остановилась – и Сергей даже удивился, насколько стремительно Веренков выбрался из нее и подбежал к нему.

53
{"b":"27575","o":1}