ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Золушка за тридцать
Очарование женственности
Самый богатый человек в Вавилоне
Анекдоты и тосты для Ю. Никулина
Медитации к Силе подсознания
Писатель как профессия
На мохнатой спине
Беспокойные
Хранители времени: как мир стал одержим временем
A
A

– Я не это имел в виду, – твердо сказал он. – Я хотел сказать... В общем, если явление в замке Горвича будет уничтожено – вы оставите меня в живых?

Евгений ожидал быстрого согласия – но Сара неожиданно задумалась. Потом сказала с откровенным сомнением:

– Да, но Юли нет, а страховка...

– Страховочный контур ты с тем же успехом можешь замкнуть и на меня! – отозвался Евгений. – Это совершенно безразлично...

Сара вздохнула:

– Ну, хорошо... Сейчас скажу шефу, чтобы он тоже подключил свою систему.

Евгений не сразу понял, о чем идет речь, но потом сообразил: Гуминского тоже подстраховали для планировавшегося эксперимента. И с комфортом подстраховали, надо сказать: даже из кабинеты выходить не надо! Интересно, а у Майзлиса есть что-то подобное? Вряд ли, похоже, о нем просто забыли... и еще удивляются потом, за что оперативники не любят исследователей! Вот за это самое и не любят!

Тем временем Сара подошла к телефону, набрала номер.

– Да, господин Гуминский, это я... Нет, ничего не случилось... Подключите, пожалуйста, свою систему страховки... Ничего не случилось, еще раз повторяю!.. Да, Миллер согласен... Послушайте, не говорите ерунды... Это в любом случае просто отсрочка, а тут есть возможность уничтожить сам источник опасности... Да представьте себе! Не забывайте, что мы учились вместе... Нет, это как раз не имеет значения... Как видите, до сих пор я никуда не ушла... Да, хорошо!

Коротко чертыхнувшись, Сара бросила трубку. Потом подошла к Евгению.

– Тебе как будет удобнее: стоя или лежа? – Он сердито промолчал, а Сара усмехнулась: – Еще раз повторяю: сам виноват! Мог бы не доводить ситуацию до такого...

Без лишних слов она задрала на Евгении майку и прилепила к его груди и спине – как раз напротив сердца – пару электродов. Потом отошла за стойки, некоторое время возилась там и наконец щелкнула каким-то тумблером... и Евгений понял, что теперь его жизнь и жизнь Сары связаны напрямую!

Наконец Сара вышла из-за стоек – с обручем для снятия энцефалограмм на голове и с торчащим из-под блузки длинным проводом, но при этом подчеркнуто невозмутимая! В другое время Евгений не упустил бы случая поддеть ее, но сейчас ему было как-то не до шуток. Он даже не спросил, когда Сара натягивала такой же «обруч» и на него, почему она не использует дистанционную регистрацию. Ясно, что хочет добиться максимальной точности – особенно если учесть, что опыт проводится днем. Кстати, может ведь и не получиться... или это было бы и к лучшему?..

– Ну, ты готов? – спокойно спросила Сара.

– Да... – помедлив, отозвался Евгений. – Кажется, готов...

Сара снова отошла – очевидно, не столько чтобы следить за приборами, сколько чтобы не смущать Евгения. Впрочем, ее деликатность ничуть ему не помогла. Да и в самом-то деле... как он мог пожелать гибели Тонечки? После всего, что было?..

...Внезапно он буквально почувствовал чье-то присутствие в комнате – как будто кроме него и Сары тут находился кто-то еще. Евгений вздрогнул, не зная верить или нет своим ощущениям... интересно, регистрируют ли что-нибудь приборы? И тут же Сара ответила на невысказанный вопрос.

– Тебя уже слышат, – негромко заметила она. – Начинай...

Евгений едва не застонал вслух – от стыда и от бессилия. Ведь минуту назад он опасался, что Тонечка не отзовется ему – а теперь... да что же это происходит?! Что делать?!!

Он чувствовал – даже не чувствовал, просто знал! – что может сейчас уничтожить «проснувшийся» астрал. И для этого ему надо всего-навсего искренне возненавидеть Тонечку... Хотя бы на несколько минут: этого будет достаточно.

Евгений уже перестал улавливать присутствие астрала, но по сосредоточенному молчанию Сары понимал: Тонечка по-прежнему находится с ним в контакте...

«Да прекрати ты отзываться, идиотка! – едва не закричал Евгений. – Уйди, затаись, затихни... Или погаси к чертовой матери этот проклятый усилитель, если хоть на что-то способна!»

Внезапно Евгений почувствовал легкое электрическое пощипывание прямо напротив сердца... и перепугался до холодного пота!

– Сара! – отчаянно позвал он. – Ты уверена, что со страховочной системой все в порядке?!

Сара среагировала мгновенно: щелчок тумблера – и напряжение отключилось. Евгений облегченно вздохнул.

– Что это было? – спросил он.

Сара выбралась из-за стоек, внимательно оглядела его... потом тихо спросила:

– Ты ничего не пытался сейчас делать?

Евгений замотал головой, чуть не стряхнув обруч. Сара усмехнулась:

– Тогда извини! Вероятно, мне стало плохо просто от волнения...

Евгений вытаращил на нее глаза: этого только не хватало – умереть от чужого страха! А если еще и Гуминский запсихует, тогда что?!

– Да не дергайся ты так! – Сара попыталась успокоить его. – У предупреждающих импульсов напряжение слабое... в общем, кричи, если что!

– Хорошо, – уже без эмоций отозвался Евгений. – Спасибо...

Сара кинула на него быстрый испытующий взгляд:

– Может быть, попробуем еще раз?

Евгений вяло кивнул. Не все ли равно! Сколько бы раз он не пытался возненавидеть Тонечку, вряд ли у него что-то получится! Но может быть, все-таки получится?..

* * *

Смена поста произошла без лишних вопросов: сдал-принял. Сергей несколько приободрился, поняв, что раздача шишек в любом случае состоится не раньше полного завершения операции. «Если останется кому эти шишки раздавать!» – пришла вдруг ему в голову странная мысль...

До центрального корпуса шагать было неблизко, и когда Сергей достиг цели, в нем окончательно созрела решимость узнать наконец, что же происходит на базе. Пусть всем остальным глубоко безразлично, что творится вокруг – он больше не мог оставаться пассивным наблюдателем!

Но вначале следовало освободиться от «группы девятнадцатого», к которой его прикомандировали. Впрочем, из радиосообщения не было ясно, зачем именно его направили к зданию, и он вполне мог сделать вид, что имеет какое-то особое поручение.

...Охранники бестолково топтались у входа в корпус. Они очень обрадовались появлению Сергея – из-за режима радиомолчания оставшиеся у базы плохо представляли себе ситуацию «снаружи». Сергей кратко описал обстановку на периметрах, но когда дело дошло до подробностей, отмахнулся – подождите, мол, у меня дело! – и, быстро вбежал на крыльцо. Блеф сработал: его никто не окликнул.

Но оказавшись в коридоре, Сергей нерешительно остановился, только сейчас осознав, что понятия не имеет, что именно он собирается делать – и надо ли вообще делать что-нибудь? Впрочем, Веренков тут же пришел на помощь: «Что с Миллером?» В самом деле, для начала надо выяснить, где Евгений и что с ним...

Сергей откинул стойку и вошел в пустое помещение вахты. Увы, пульт наблюдения оказался полностью отключен. Однако! Неужели Гуминский уже считает излишним наблюдать за Евгением?

Можно было попробовать включить пульт – но возиться с настройкой мониторов в двух шагах от кабинета Гуминского было рискованно. Хотя идти наверх без предварительной разведки тоже небезопасно...

Несколько секунд Сергей стоял в нерешительности, потом взял ключ от комнаты Евгения и медленно направился к лестнице. Он не знал, кого может застать в комнате, и стоит ли ее открывать, но томиться в неведении больше не мог.

...Еще издали он увидел, что комната не заперта – дверь лениво покачивалась на сквозняке. Сергей осторожно заглянул внутрь... и сердце его упало при виде жуткого разгрома: сдвинутая кровать, опрокинутые стулья, разбросанная по полу одежда, карниз со шторой, криво повисший одним концом перед распахнутым окном... Уцелевший каким-то чудом компьютер смотрелся среди этого кошмара совершенно чужеродно.

Так вот оно как было... Сергей не знал обстоятельств бегства Юли – а здесь, похоже было настоящее побоище! Вот только чем оно закончилось для Евгения?

Проще всего было вернуться наружу и выспросить подробности у охранников – наверняка они участвовали в ночных событиях! Сергей уже повернулся к выходу, но взгляд его снова упал на компьютер. А что, можно попробовать! Это, конечно, не мониторы, но при грамотном обращении... Главное – уровень доступа, а системный пароль Майзлиса в отряде никогда не был секретом. Конечно, им никогда не пользовались открыто, прелесть заключалась просто в факте обладания, в осознании интеллектуального превосходства над начальником... Кто мог подумать, что это когда-нибудь пригодится?.. Только бы компьютер был исправен!

55
{"b":"27575","o":1}