ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И такая работа развернулась в комитетах ДОСААФ по всей стране. В 1977 году оборонное Общество было удостоено высшей государственной награды — ордена Ленина.

В 1972 году открылись Центральные курсы ДОСААФ, создавались зональные курсы в Ленинграде, Волгограде, Омске, на Украине, в Казахстане, Узбекистане. Перед началом учебного года проводились Всесоюзные учебно-методические сборы руководителей, инструкторов и преподавателей. В высшем руководящем звене Общества к 1978 году вдвое увеличилось количество тех, кто имел высшее образование.

Во главе был Покрышкин — тонкий психолог, воспитатель, как называли его на фронте — батя...

Вспоминает заместитель председателя ЦК ДОСААФ в 1975–1988 годах генерал-лейтенант В. В. Мосяйкин:

«У Покрышкина была целая концепция укрепления ядра руководителей на местах и в центре. Александр Иванович добился большей численности кадровых, а не отставных офицеров на важных должностях, во главе школ ДОСААФ. Конечно, это усиливало Общество.

Все свои замыслы Покрышкин проводил в жизнь с исключительной целеустремленностью...

Александр Иванович умел ценить людей, их инициативу, их труд. Впервые за многие годы значительно повысилась заработная плата штатных сотрудников. Группе руководителей были присвоены генеральские звания, что существенно повысило престиж Общества».

Люди встрепенулись! Они почувствовали заботу о себе. 36 руководителей стали генералами, с ними стали по-другому говорить в кабинетах партийной и государственной власти.

В умении создавать дружные сплоченные коллективы с Покрышкиным мало кто мог сравниться. Он старался привлечь таких людей, как его заместитель по авиации Герой Советского Союза Семен Ильич Харламов, энергичный, умный, с большим чувством юмора. С мая 1942 года летчик-истребитель С. И. Харламов — на фронте, совершил 755 боевых вылетов, из них 500 — на разведку, сбил 17 немецких самолетов, удостоен звания Героя Советского Союза. Тем же указом было присвоено звание Героя и его будущей жене, летчице из прославленного 46-го гвардейского полка Надежде Васильевне Поповой... Работали маршал авиации Покрышкин и генерал-полковник авиации Харламов душа в душу. Семен Ильич умер 5 мая 1990 года в Запорожье, куда прилетел на открытие памятника другу, несмотря на болезнь, на уговоры врачей. «Я должен там присутствовать, слишком большое место в моей жизни занимал Покрышкин!» Скончался генерал в момент, когда девятка реактивных самолетов показывала над аэродромом высший пилотаж... Очевидец событий М. К. Покрышкина писала: «Гремел небесный салют!.. Блистательный пилотаж современных летчиков-асов был как бы данью благодарной памяти двоим необыкновенным людям, их дружбе и взаимопониманию — Александру Покрышкину и Семену Харламову. Двум небожителям, где они лучше себя чувствовали, чем на земле!»

Дорожил председатель ЦК ДОСААФ и другим своим заместителем, генерал-лейтенантом В. В. Мосяйкиным, который в 17 лет ушел на фронт добровольцем, прошел войну в пехоте от Москвы до Берлина, от рядового до старшего лейтенанта, четырежды был ранен, награжден боевыми орденами. Александр Иванович, особенно ценивший порядочных политработников, обратил внимание на Владимира Васильевича, когда он прибыл к нему в армию ПВО в 1964 году с Сахалина на должность начальника политотдела дивизии. Сам Мосяйкин вспоминал ту первую встречу с командующим: «Разговор был коротким, сухим. Тогда из этой встречи вынес мнение, что он суровый человек и что под его началом будет нелегко служить. Дальнейшее показало, что я глубоко ошибался. Скажу прямо, что бойцы, командиры и политработники уважали и любили своего командира». В 1967 году В. В. Мосяйкин был назначен с повышением в Туркменский военный округ, а спустя восемь лет перешел на службу в ДОСААФ, где ему довелось выполнять самые ответственные поручения, об одном из них будет сказано ниже.

Большинство крупных организаций ДОСААФ возглавляли фронтовики. Александр Иванович был дружен с председателем ЦК ДОСААФ Грузии Героем Советского Союза, в годы войны — комдивом Владимиром Николаевичем Джанджгава.

Вспоминает Л. М. Вяткин:

«Интересно было наблюдать, как работает Покрышкин, какие решения принимает и как.

С летчиками он был более раскован. Наша профессия сближает. Обращался Александр Иванович к нам на «ты», но это как-то необидно было. Еще когда я служил в полку, он, командующий армией, приезжал к нам, собирал только летный состав. Говорил о тактике современного воздушного боя, о руководстве полетами, об обучении летчиков. Александр Иванович был сдержан в эмоциях, лицо — без особой мимики. Но какие это были интереснейшие беседы, лекции! По научному уровню, по четкости и краткости несравнимые ни с чьими другими. После Покрышкина нашей армией командовали дважды Герои Советского Союза А. Е. Боровых и В. Д. Лавриненков, хорошие летчики, но их масштаб был все же другим.

Покрышкиным можно было любоваться — как он мог собрать в кулак свою волю! Такого единства ума и воли я больше не видел. Концентрация воли чувствовалась на расстоянии... Молчит, молчит, всегда выслушает все мнения, а потом как скажет! И все».

Из воспоминаний сослуживцев по оборонному Обществу можно выделить некоторые особенности стиля руководства председателя:

— Первый закон работы А. И. Покрышкина: не распылять силы и средства. Определить главные проблемы и решить их прежде всего. В ДОСААФ это были материально-техническая база и кадры. В 1970-е годы, спустя 30 лет после войны, нельзя было учить молодежь в полуподвалах да еще преподавателям с начальным образованием...

— Неукоснительное единство слова и дела.

— Жесткая требовательность к себе. Все в оборонном Обществе сразу увидели огромное желание председателя изменить дела к лучшему. Регулярно он бывал в комитетах, учебных и спортивных организациях ДОСААФ практически во всех регионах страны, встречался и беседовал с руководителями и рядовыми работниками.

Как вспоминает председатель ЦК ДОСААФ Казахской ССР генерал Б. Б. Байтасов, сопровождавший председателя в поездке в ГДР, «везде и всюду, где только мы были, у всех чувствовался большой интерес лично знакомиться с Александром Ивановичем». Этот интерес был велик и за рубежом, и тем более в Советском Союзе. Встречи с руководством республик и областей Покрышкин неизменно обращал на пользу оборонному Обществу. Председатель ЦК ДОСААФ Азербайджанской ССР генерал И. С. Ахмедов вспоминал первый визит председателя: «Всего несколько дней Александр Иванович находился в Азербайджане, но как ощутимо сказались на наших успехах эти в сущности короткие мгновения!..»

— В руководителе Покрышкин ценил волю и умение взять на себя всю полноту ответственности. Л. М. Вяткин приводит характерный эпизод: «Во время дежурства в приемной со мной заговорил вызванный с места начальник, случилось у него чрезвычайное происшествие, сгорели две автомашины. Стал он мне объяснять, что, вот, придется отвечать, а виноват-то его заместитель. Я ему сказал, что Александр Иванович уважает тех начальников, которые все берут на себя, даже вину подчиненных. Он это качество чтит и терпеть не может тех, кто сваливает вину на зама, снабженца и т. д. Начальник выслушал. Через каких-то пять минут уже выходит из кабинета, радостный и окрыленный. Он прямо сказал Покрышкину: «Я виноват, если дадите возможность, положение исправлю». Покрышкин был, как всегда, краток: ну раз тебе все понятно, поезжай и работай...»

— А. И. Покрышкин не был «добреньким», быстро «раскусывал» подлецов, демагогов, подхалимов, хвастунов, избавлялся от работников, в чьей бесполезности убеждался. Однажды на собрании начальник одного из отделов заявил, что работы очень много, так как ему приходится до сих пор устранять недостатки, оставшиеся от предшественника. Покрышкин вдруг вскинулся и задал вопрос: «А сколько лет вы работаете в отделе?» — «Пять лет». Александр Иванович резко сказал: «Как, вы за такое время все еще не устранили оставшиеся недостатки?!» Повернулся к начальнику отдела кадров: «Уволить!» Как рассказывает Л. М. Вяткин: «И все! Одним махом! Я был свидетелем, как этот полковник буквально сполз с трибуны... Провести Покрышкина, тем более в авиационных делах, было невозможно».

125
{"b":"27578","o":1}