ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

М. К. Покрышкина пишет в своей книге:

«Александр Иванович решил, что их вызвали по какому-то служебному делу. Все «судьи» из ЦК, как рассказывал мне муж, уселись вокруг стола.

- Ну, что же, начинайте, товарищ З. И началась чистка с разбирательством! Александр Иванович вслушался, о чем идет речь, и стукнул кулаком по столу:

- Это что еще тут за «аутодафе» вы мне устроили?! Немедленно прекратить обливать меня грязью!.. При таком отношении немедленно ищите мне замену! Я ухожу!»

Тут номенклатурные «вершители судеб» поняли, что Покрышкин не тот, за кого они его приняли, и что напрасно они показали ему свои методы. Немедленно по требованию маршала соглядатай-»стукач» был убран «с глаз долой». Вскоре ему подыскали теплое место в Тушинском райкоме партии...

Затем Покрышкину около двух месяцев трепала нервы комиссия из Комитета народного контроля. Как пишет М. К. Покрышкина: «Что они искали, какую крамолу? Я не раз задавала Александру Ивановичу этот вопрос. «Не знаю, — отвечал он. — В государственную казну, как тебе лучше всех известно, руку я не запускал». Несмотря на поразительную выдержку, раны на сердце Покрышкина все-таки остались навсегда, они и нанесли непоправимый вред его здоровью».

Как личное оскорбление воспринял А. И. Покрышкин и несогласованную с ним замену председателя ЦК ДОСААФ Украинской ССР уважаемого им фронтовика, одного из лучших руководителей А. Ф. Покальчука на приближенного к республиканским верхам генерала — сына председателя Верховного Совета УССР.

Конечно, работая с конца 1960-х годов в столице, Покрышкин не мог не оказаться в поле столкновения различных личных амбиций, бюрократических интриг.

Кроме того, в Советском Союзе, вступившем в пору кризиса, разворачивалась острая внутрипартийная борьба, о которой пока известно очень немногое. Ведущий американский советолог, автор биографии Н. И. Бухарина, С. Коэн уже в годы перестройки сказал: «Это вы только считали, что у вас одна партия. Мы-то всегда знали, что их несколько». Люди с одними и теми же красными партбилетами уже имели совсем разные представления о своем будущем и будущем СССР...

«Партия Косыгина», к которой принадлежал А. И. Покрышкин, потерпела поражение, когда 4 октября 1980 года в автомобильной катастрофе погиб 1-й секретарь Компартии Белоруссии 62-летний Петр Миронович Машеров. «Белорусский вариант» развития под руководством народного лидера, каким остался в памяти людей П. М. Машеров, позволил полностью обеспечить республику продовольствием, создать самые современные отрасли промышленности. Авторитет Машерова, доверие к нему А. Н. Косыгина позволяли белорусу уходить от навязываемых центром «новшеств». Так, в Минске была отвергнута предлагаемая сельхозотделом ЦК КПСС «оптимальная» структура посевных площадей, которая загубила бы сельское хозяйство республики.

«Я убежден, что белорусский вариант экономического развития республики... был как раз той моделью, которая могла спасти Россию, СССР и КПСС», — пишет один из сподвижников П. М. Машерова В. С. Шевелуха в книге «На новом витке истории» (М., 1996). О гибели белорусского лидера он высказывает такое мнение: «Я думал, сопоставлял факты и пришел к выводу, что это трагическая случайность. Но очень уж похожая на что-то иное. Тогда все видели: во всей стране валится экономика, а Белоруссия шагает вперед». Не так давно в одном из документальных фильмов дочь П. М. Машерова говорила о своей уверенности в том, что смерть отца не была случайностью. Следователь, который вел дело, сказал о том, что в те годы не знал о существовании самых современных спецсредств, применяемых для того, чтобы водитель машины в нужный момент потерял ориентировку...

А. И. Покрышкин, приезжая в Белоруссию, имевшую одну из сильнейших организаций ДОСААФ, неоднократно бывал у 1-го секретаря КПБ. Возвращаясь домой, он высоко отзывался о «белорусском варианте», говорил о том, что с таким лидером мы «пошли бы вперед семимильными шагами»...

Петр Миронович Машеров любил полеты над родной землей на вертолете, чтобы увидеть с высоты положение на полях, на дорогах, на стройках. Летая над Витебщиной, всегда планировал две посадки. Первая — у сельского кладбища, где похоронена его мать, расстрелянная немецкими оккупантами. Вторая — у железнодорожного моста, который он, командуя партизанским отрядом, в 1944-м взорвал после тяжелого боя. За эту операцию партизанский командир был удостоен звания Героя Советского Союза.

...А. И. Покрышкин трезво оценивал обстановку в стране, которая не могла вызывать оптимизма у информированного наблюдателя. Иначе как «Леликом» Покрышкин дома генсека не называл. Наотрез отказался писать новые воспоминания о боях над Малой землей, когда Л. И. Брежнев упомянул Александра Ивановича в своей известной книге. «В те дни я Брежнева не знал», — ответил Покрышкин издателям.

Б. Б. Байтасов, будучи в гостях у Покрышкина, рассказал ему казахский анекдот: «Идете вы с Брежневым. Вдруг налетел рой пчел, и все садятся только на звезды Брежнева. А народ стоит и удивляется — что же это такое? Тогда какой-то аксакал из толпы говорит: «А что вы удивляетесь? Звезды Покрышкина пахнут порохом, а звезды Брежнева — липой...»

Однозначно негативно отозвался Покрышкин о вводе войск в Афганистан в самом конце 1979 года: «Мы ввязались в такую кашу...» Тогда же, встречая новый 1980 год в подмосковном доме отдыха, он говорил своему ученику генералу Н. И. Москвителеву о том, что грядут большие перемены к худшему, что народ будет хуже жить, что изменится к худшему отношение к людям, к армии, к авиации. Он говорил так:

«Чувствую, вижу по всему, что сейчас накопилось, — будет хуже...» Покрышкин видел, что страна идет на спад.

В кулуарах партийных центральных комитетов союзных республик уже велись разговоры о самостийности, о независимости... Л. М. Вяткин считает, что уже в конце 1960-х на Украине началась большая интрига, проводимая энергично и хитро. В Киевской армии ПВО среди офицеров заговорили об украинизации, о насаждении местных кадров, за что было стыдно порядочным командирам-украинцам. Покрышкина устроители этих интриг побаивались и добивались его перевода в Москву. Расследуя в ДОСААФ аварии и катастрофы, Л. М. Вяткин докладывал председателю о диверсии местных националистов в Душанбе, вызвавшей аварию МиГ-17.

Сам Покрышкин, как отзывается о нем Б. Б. Байтасов, «был великим интернационалистом, очень много внимания уделял воспитанию национальных военных кадров». Так же отзываются о председателе ЦК ДОСААФ и председатели оборонных обществ других республик. Покрышкин был человеком высокой русской культуры, которой всегда было свойственно уважение, бережное отношение к любой национальной культуре. Силой и благородством своей личности он внушал уважение к тому, кто нес благо всем народам великой державы, к русскому человеку — ее творцу и основе.

В. В. Мосяйкин вспоминал о многочисленных встречах руководства ДОСААФ с представителями дружественных зарубежных оборонных организаций, на которых можно было «наблюдать, как непринужденно и не свысока ведет себя Александр Иванович, как восторженно на него смотрят иностранные гости, как прислушиваются к его мнению. Неслучайно наши зарубежные друзья неоднократно подчеркивали, что деятельность ДОСААФ для них является примером и они берут на вооружение опыт нашей оборонной организации».

Правда, в 1990-х годах В. В. Мосяйкин в беседе с автором этих строк говорил, что все же, видимо, напрасно Александр Иванович отказался от предложения Совета Министров РСФСР создать отдельный ЦК ДОСААФ РСФСР, за счет аппарата союзного ЦК. Этим был бы повышен статус российского ДОСААФ, ведь республики, имея свои центральные комитеты, обладали гораздо большими возможностями получения средств, чем российские области. Таков был русский «великодержавный шовинизм»...

Мутная волна цинизма и беспамятства накатывала на страну. Имена А. И. Покрышкина и И. Н. Кожедуба, как уже говорилось во вступлении к этой книге, отсутствовали на страницах школьных учебников. Молодежь уже не узнавала Покрышкина, когда он шел в штатском костюме... Автор этих строк, выплачивая членские взносы ДОСААФ и заканчивая среднюю школу в 1977 году в Тушинском районе Москвы, не знал о том, что в этом же районе работает трижды Герой!.. От ДОСААФ вновь и вновь требовали наращивать численность. К 1981 году она достигла 98 миллионов. Ставили губительную установку вовлечь в Общество «почти все взрослое население или значительное его большинство...».

130
{"b":"27578","o":1}