ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу выйти отсюда. Больше ничего не хочу,

— Всего-то? Если так, то стоило ли заходить?

Хельви обратил внимание, что желтые огоньки на протяжении разговора разгорались как будто все сильнее. Вепрь же предупреждал его не говорить с голосами из темноты! Принц попытался осторожно отползти подальше от светящихся глаз. Между тем их сияние отчасти вырвало из темноты худое изнеможенное лицо — вполне человеческое, если бы не цвет глаз. Глубокие морщины избороздили физиономию собеседника от лба до подбородка, седые волосы редкими пучками висели над бровями и на полуголом черепе.

— Не суетись. Говорю же, тебе повезло. Цепи надежно держат. Упади ты на шаг ближе, мы бы сейчас не разговаривали. — Существо поднесло к лицу костлявую руку. Запястье было заковано в тяжелый массивный наручник, от которого шла черная цепь, пропадавшая где-то во тьме. Хельви отметил, что рука была все-таки не совсем человеческая. Пальцы были слишком короткие, а когти длинные и узкие, как у большой кошки. В этот момент существо зевнуло и облизало длинным тонким языком свой высохший нос.

— Ты — гарпия?

— О, да ты учен. Что ж, умирать нам будет приятно: можно будет поболтать. За последние двести лет никто не заглядывал ко мне, я уже соскучилась. Но теперь недолго осталось.

— Где мы находимся?

— Нижний уровень подземелья башни Ронге. А ты думал где? На ромашковом лугу?

— Я не смогу отсюда выбраться?

— Ты? — Гарпия вдруг резко рванулась вперед, звякнули цепи, ее клыки клацнули у самого лица Хельви. Он отшатнулся, но напрасно — гарпия была права, натянувшаяся цепь не подпустила ее ближе. — Проклятая стена. Раньше там, где ты сидишь, проходила стена, она рухнула совсем недавно. Незваный гость шел по узкому коридору как раз мимо меня. Но ты все равно не сможешь выбраться. Ты слишком мал и слаб, ты не можешь проползти по стене наверх, а коридоры давно завалило камнями. Мы оба умрем от голода.

Хельви огляделся. От света глаз гарпии в помещении посветлело. Углы комнаты он разглядеть не мог, но понял, что она не так велика, как показалось ему вначале. Потолок был высок, разглядеть провал, который уходил вверх, Хельви не смог. Он осторожно, чтобы не приблизиться к прикованной гарпии, поднялся на ноги. Допрыгнуть до потолка было абсолютно невозможно, не говоря уже о том, чтобы выкарабкаться через колодец обратно на поверхность.

— Убедился?

— Да, влезть обратно наверх я не смогу. А ты сможешь? Я читал, что гарпии могут летать.

Чудовище оскалилось, обнажив клыки.

— Хочешь разбить мои цепи, малыш? По секрету скажу: это нетрудно. За века самая прочная сталь становится хрупкой. Если дернуть их как следует, то замок можно и вырвать. Но мне нужно поесть. Накорми меня, дружок, и я разорву оковы.

— Чем кормили тебя твои хозяева, гарпия? Не говори, что незваными гостями — их в этой башне не было никогда, — спросил Хельви, заранее зная ответ.

— Кровью, дружок, они кормили меня кровью. — И гарпия хрипло то ли захихикала, то ли забулькала в темноте.

— Я дам тебе поесть. Но прежде ты принесешь клятву верности. Потом ты поешь, разорвешь цепи, и мы поднимемся наверх. Но сначала клятва. Напомнить тебе слова?

Гарпия долго молчала.

— Будь ты проклят, человек. Четыреста лет назад я не по своей воле дала клятву верности одному из вашего проклятого племени и сейчас подыхаю от голода в разрушенной башне. К счастью, тот, кому я дала клятву, умер и не оставил наследников. Я свободна от слова, но я умираю. Ты хочешь освободить меня от моих цепей, но предлагаешь мне новые цепи. Беспомощный человечишка, какая жалость, что мы не встретились лет двести назад.

— Так ты отказываешься?

— У меня нет выбора. Давай свою клятву. И покорми меня.

Хельви вытянул вперед руку и слегка провел по ней ножом Вепря. Из тонкой царапины закапала кровь. Юноша хорошо знал заклятие, недаром Айнидейл всегда начинал утренний урок с повторения этого заклятия. Договор с Младшими должен быть обставлен самым тщательным образом, малейшее отклонение от правил будет стоить ему жизни. Хельви затрясло. Вообще неизвестно, подействует ли заклинание, выведенное почти пятьсот лет назад, на одичавшую и оголодавшую гарпию.

Хельви несколько раз сжал и разжал кулак, чтобы немного крови попало на ладонь. Попытка была удачной — несколько капель попали в горсть, и на ладони появились бледно-синие разводы и линии — королевская печать.

Гарпия шумно втянула воздух:

— Ты наследник короля Огена? — В ее голосе послышалось удивление. — Стара же я стала. Не узнала наследника королевской крови.

Хельви поднял ладонь, синие линии почти полностью покрывали ее.

— Я Хельв, сын Готара Светлого, принц королевства Синих озер, наследник короля Огена, клянусь своей рукой и именем предков отпустить тебя, гарпия, как только долг твой предо мной будет исполнен. Пусть накажут меня бессмертием, если я нарушу свою клятву.

— Я Наина, гарпия из башни Ронге, клянусь именем своих предков выполнить свой долг перед тобой, принц Хельв, в полной мере. Пусть накажут меня бессмертием, если я нарушу свою клятву, — прошептала старуха, не отводя глаз от ладони Хельви.

Понимая, что рискует как никогда, мальчик осторожно протянул руку с ножом к голове гарпии. Конечно, сияние королевской печати должно лишить чудовище воли, однако если он ошибся хотя бы в слове договора, ничто не помешает гарпии откусить ему руку. Но старуха замерла, глядя на синие разводы. Хельви осторожно поддел одну из жалких грязных прядей на ее голове. Острейшее лезвие мгновенно отрезало волосы. Теперь клятва была принесена по всем правилам, решил Хельви. Конечно, можно было бы подстраховаться и отрезать гарпии коготь — верный способ заставить ее прилежно служить человеку, но при мысли о том, что придется пилить ножом заскорузлые, почти окаменевшие когти, ему чуть не стало дурно. К тому же если клятва не приобрела достаточно силы, то гарпия съест его прямо в процессе пиления!

— Пей! — Принц, морщась, протянул чудовищу пораненную руку. Он закрыл глаза, потому что вид гарпии, гигантской пиявкой присосавшейся к его кисти, был отвратителен. Боли он не почувствовал, но голова закружилась. Что ж, последние дни он ел сухари, а это не сильно прибавляет крови.

— Убери, — раздался хриплый голос.

Хельви открыл глаза. Гарпия сидела у стены, теперь свет чудесным образом шел не только от ее глаз, но и от кожи. От молодой белой кожи. На Хельви с пола смотрела молодая женщина. Одета она была в лохмотья, однако они не могли убавить ее красоты. Густые темно-русые волосы спускались до земли, прекрасное, словно фарфоровое, лицо казалось нежным, как самый дорогой шелк, белые прекрасные плечи и изящные руки были обнажены.

— Нравлюсь? Убери руку, а то высосу все, помрешь, — хрипло произнесла жещина. — Твое счастье, что ты королевской крови, иначе съела бы тебя вместе с твоей дурацкой клятвой. Люди все-таки так наивны.

— Никогда не читал, что гарпии молодеют от крови хозяев! Ты сыта? Ты сможешь вытащить меня?

— Слово дала, вытащу. А ну. — И Наина резко дернула руками.

Хельви успел заметить, что кисти у гарпии стали человеческими. Никаких когтей. Темная стена за спиной женщины словно вздохнула, и Наина вскочила на ноги.

— Свободна, — выдохнула она.

13
{"b":"27580","o":1}