ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дай-ка я попробую, — довольно громко сказал Вепрь, все время наблюдавший за действиями принца. Он схватил свой мешок и пошел к Хельви. Оглушительный скрежет раздался в зале — это меч скреб и царапал зеркальный пол. Вепрь поморщился, остановился, затем махнул рукой и двинулся снова.

— Потом заточу заново, — крикнул он Хельви, который зажал уши от непереносимого звука.

Остановившись около предполагаемой двери, алхин аккуратно сложил мешок, снял и приставил к стене меч и лишь затем припал ухом к камням. Он быстро постучал костяшками пальцев по кладке, нахмурился и полез за пазуху. Оттуда он достал маленькую дудочку, расширенную с обеих сторон. На волшебную палочку она похожа не была, но Хельви все равно на всякий случай отступил в сторону. Глупости. Если бы у алхина была волшебная палочка, не нужны бы ему были никакие мечи-ножи. Между тем Вепрь приставил один конец дудочки к стене, а другой — к своему уху и вновь стал обстукивать дверь. Хельви поймал взгляд гарпии — она лениво наблюдала за людьми, как сытый кот следит взглядом за хозяйской канарейкой. Не надо обманываться — гарпии очень опасные существа, и с ними нужно держать ухо востро, несмотря ни на какие клятвы. Услуги Наины хороши в лесу, в подвалах башни Ронге, на шабаше черных колдунов, однако в замок, полный людей, приводить ее не следует. Впрочем, замки явно избегали встреч с принцем Хельви, поэтому держать при себе гарпию пока было разумно.

— Ничего не понимаю. Какой-то люфт там есть, но очень маленький. Может, это просто нора, твой карл вполне бы мог туда протиснуться. Но нам придется искать другую дорогу.

— А ты видишь дверную щель? Я не понимаю, как эта дверца вообще открывается.

— Ну, она может и не открываться, если на нее, к примеру, наложено заклятие. Например, камень может временно испаряться и пропускать знающего волшебное слово внутрь. Но мы-то с тобой его не знаем, значит, останемся снаружи, — с этими словами Вепрь запихал свой инструмент обратно за пазуху и обратился к мешку.

Оглушительный рев раздался совсем близко. Хельви не мог спутать — это был голос того чудовища из мышиного коридора. Мощнейший удар откуда-то снизу заставил зал содрогнуться. Мечи в стенах зазвенели, а легкая царапина в полу, оставленная мечом алхина, вдруг покрылась сетью мелких царапинок. Еще один удар — и царапины покрыли паутиной всю поверхность Истинного зеркала. Гарпия слетела со стола, который ходил ходуном, и встала рядом с Хельви.

— Кажется, он сейчас прорвется, — сообщила она остолбеневшим людям.

— Быстро! — Вепрь схватился за свой старый меч. — Опоздали мы с поиском выхода, но ничего. Малец, встань дальше. Эх, жаль, стол в другом конце, не подтащим мы его. Но там колодец рядом, а, чувствую я, у колодца пол-то и обвалится наперво.

Хельви немного пришел в себя. Он обернулся к гарпии и крикнул: «Помоги ему», — указывая рукой на алхина. Грохот в зале стоял страшный — чудовище, видимо, почувствовало близкую добычу и ревело не переставая. Со стен и потолка начинали падать камни. Свет стал гаснуть. Подземные удары следовали один за другим. С пола поднимались облака каменной пыли и крошки. Хельви обернулся и припал к стене. Если там есть проход, он обязан найти его немедленно.

Он уже не мог ориентироваться на слух и оставил простукивание стены. Хельви просто прижал ладони к камню, закрыл глаза и сосредоточился. Он водил руками по кладке, заставляя себя не слышать грохота приближающейся смерти. Принц пытался нащупать какой-нибудь рычаг или выемку вроде той, что нажал Форлих, вытаскивая меч из стены. Чудесная цепь на его шее негромко звякнула. Если ожерелье сделали карлы и волшебная дверь закрывается тоже при помощи магии карлов, то это родственные предметы и могут откликнуться друг на друга, пришло ему в голову. Он взялся одной рукой за нагрудную цепь, а другой продолжил водить по стене, опускаясь все ниже.

Страшный треск раздался в центре зала. Пол вокруг колодца вздыбился волной и провалился куда-то в черноту. Не успел Вепрь услышать грохот упавших в подземелье камней, как из провала, который занимал добрых ползала, появилась огромная голова. Скорее всего, она принадлежала гигантской змее. Гладкая чешуйчатая кожа отливала в бледном свете оставшихся мечей-светильников зеленым светом. Оскаленные клыки, каждый из которых был величиной с руку взрослого мужчины, истекали желтоватой слюной. Не исключено, что ядовитой, подумал Вепрь. Глаз у чудовища не было, зато тонкий змеиный язычок трепетал в воздухе, вынюхивая добычу. Секунда — и голова монстра уже возвышалась где-то под потолком.

Гарпия поднялась в воздух и пролетела вокруг змеи. Чудовище не двинулось — оно искало теплой крови, и нежить его не интересовала. Только клыки лязгнули, словно кузнечные молоты. Впрочем, полет гарпии был абсолютно не слышен, возможно, чудовище ориентировалось на запах. Наина вернулась к тому месту, где замерли люди.

— Чешуя размером с твою ладонь, — сообщила она Вепрю.

— Прекрасные новости, — проворчал алхин, покрепче сжимая меч.

Не может быть, чтобы у монстра не было слабого места. Интересно, почему оно не вылезает полностью. Может, бережет свой мягкий животик. Вепрь закусил губу. Шансов было, конечно, мало, но игра в кошки-мышки с огромной клыкастой башкой, защищенной чешуей не хуже, чем крепостной стеной, означало бы верную гибель для «мышек». Алхин обернулся: Хельви стоял на коленях около стены и тщательно ощупывал светлый камень. Делал он это медленно, к тому же работал только одной рукой, так как второй сжимал ожерелье, висевшее у него на груди. Умом тронулся со страха, даром что королевская кровь, подумал Вепрь. Он быстро опустился рядом с принцем.

— Я попытаюсь найти у него слабое местечко, где я бы мог поковырять своим ножичком. Постараюсь скоро вернуться. Слышишь, хороший мой, — прошептал он в ухо Хельви. Тот кивнул. Вроде понял.

Змеиноголовый дернулся, видно почуяв добычу. Что ж, самое время немного удивить страшилище. Вздохнув легко, но горько, алхин достал из кармана кольцо. Он прихватил его около стола. Несомненно кольцо было из найденной чаши. Древняя прекрасная работа Младших. Вепрь не раз удивлялся, как люди осмеливаются называть великих мастеров волшебных народов Младшими. Ни один ювелир человеческого рода не был способен сделать перстень и в четверть такой красоты. Он еще раз с тоской погладил пальцами украшение, которое нежно светилось на его ладони. Затем алхин подал знак гарпии и кинул ей кольцо. Проклятая старуха, которая выглядела, конечно, как первая придворная красавица, ловко поймала драгоценность. Рукой Вепрь указал ей направление. Гарпия поняла и кивнула. Все это не заняло и двух секунд.

Гарпия легко взлетела к потолку и рванула в противоположный конец зала. Чудовище повернулось клыками к тому месту, где замерли люди, и отвело голову немного назад, видимо готовясь к атаке. Гарпия замерла в воздухе и помахала рукой Вепрю. Рогрова тварь! Наина усмехнулась и отпустила кольцо. Оно звонко ударилось об пол и покатилось к стене. Чудовище вздрогнуло и резко развернулось. Алхин бросился вперед. Он рассчитал, что до провала ему нужно сделать шага три. Однако, уже летя над полом в первом прыжке, понял, что проклятое зеркало сбило его с толку. Расстояние до черной дыры было больше, шага на четыре. Значит, придется помахать мечом. Дзынь — разлетелись осколки из-под сапога Вепря. Второй прыжок.

Чудовище заревело. Оно уже не стало готовиться к атаке и, развернувшись, мгновенно ударило. Голова монстра прошла чуть левее летящего алхина, и он от души рубанул по ней мечом. Сталь скользнула по чешуе, не нанеся монстру никакого вреда. Да, такую шкуру только из пушки прострелить, да и то не из всякой. Дзынь — третий прыжок.

Чудовище немного замешкалось. Видно, ему было привычнее атаковать убегающую добычу. Иногда добыча не убегала, а замирала на месте от ужаса, это тоже было обычно. А тут обед бежал прямо в пасть, да еще пихался! Раскрыв пасть пошире, монстр приготовился проглотить сумасшедшую дичь. Зеркало звякнуло в четвертый раз, и он опять рванулся навстречу звуку, раздувая ноздри. Клац — щелкнули зубы, поймав воздух.

19
{"b":"27580","o":1}