ЛитМир - Электронная Библиотека

— На счет раз-два встаешь, — обратился Вепрь к вису, морщась от тяжести, — Навались! Раз-два!

Великан буквально вдавил алхина в песок, его нога поехала по земле, несмотря на усилия Хельви, а гарпия так пронзительно заскрипела зубами, словно пилила ими железную решетку. Однако этого мгновенного усилия хватило вису для того, чтобы, перекинув тяжесть налево, подтянуть правую половину тела на край гробницы. Секунды, которые показались Хельви бесконечно долгими, он балансировал на ее краю и рыбкой нырнул в щель между плитой и стенками каменной коробки. Люди и гарпия повалились на землю.

— Однако, — Вепрь поднял голову и стряхнул песок с лица, — свою часть сделки мы выполнили. Где твоя дверь, вис?

ГЛАВА 8

Хельви лежал на жесткой сухой траве и смотрел на черное летнее небо. Яркие звезды складывались в фигуры богов и героев. Вот богиня охоты Аша натягивает волшебный лук, вот богиня Дану помешивает в волшебном котле мясо для своих детей. Прямо над головой принца ярко горела звезда Огена. Значит, середина лета уже наступила. Хельви разбирался в небесных знаках. На Зеркальном озере они с Айнидейлом частенько пропадали ясными ночами на крыше, через специальные стекла рассматривая светила. Где теперь наставник, что с ним?

Из подземелья Ронге, как Хельви по привычке продолжал называть те бесконечные копи, малую часть которых ему пришлось увидеть, их небольшой отряд выбрался в самый последний момент. Камни уже начали валитья с потолка огромного зала, а они все метались между саркофагами в поисках спасительной двери, под звучные проклятия Вепря и завывание гарпии. Нашла выход Наина. Небольшая каменная дверь была вырезана прямо в одной из гробниц висов. По размерам она никак не подходила для великанов. Вепрь, наскоро ощупав дверцу, заорал, что нужно навалиться. Наину не пришлось просить дважды — видимо, умереть, раздавленной камнем, ей очень не хотелось. Хельви изо всех сил навалился на каменную резную поверхность и неожиданно почувствовал, как вздрогнула его нагрудная цепь. Крики Вепря заглушил грохот обваливавшихся камней. Ожерелье Онэли слабо задрожало и начало нагреваться. Алхин и гарпия безнадежно толкали спасительную дверцу. В зале начался настоящий оползень, откуда-то из стен посыпались песок и галька.

— Прошу тебя, помоги нам! Я не знаю, кто сотворил тебя в этих мрачных подземельях, когда это произошло и сколько крови пролили желавшие обладать тобой. Но я умоляю тебя — если ты можешь, не дай нам погибнуть в этом завале так бездарно, не совершив подвигов, не добавив славы своему благородному имени, — тихо прошептал Хельви.

Ожерелье как будто услышало его. Они толкнули еще раз, и дверь распахнулась. Троица вылетела из нее и упала на иссушенную зноем густую траву. Свежий лесной ветер выдувал каменную пыль из их одежд. Журчание далекого ручья заставило Хельви сухо сглотнуть. Он обернулся, но, как и рассчитывал, не увидел за своей спиной ни малейших следов волшебной двери. Вепрь и гарпия уже вскочили на ноги и ошалело оглядывались. Вокруг не было решительно ничего, что напоминало бы о приключениях в черной башне. Густой лес стеной окружал странников. Высокие черные деревья на много-много шагов вокруг. Вепрь взглянул на мешок и двуручный меч, лежавшие у ног.

— Ну что, хороший мой, все-таки проскочили. Я уж думал, пришло время сыграть в ящик. Благо что ящиков вокруг было полно — выбирай любой, — сказал алхин, вытирая пот со лба. Хельви впервые увидел его глаза без окуляров — обыкновенные человеческие глаза светло-серого цвета, немного косящие к переносице. Принц вспомнил дурацкие легенды, которые приписывали алхинам волчьи или рысьи глаза, и ему стало совестно за эту глупость.

Гарпия поинтересовалась, может ли она воспользоваться обещанием Хельви отпустить ее на охоту, данным еще в подземелье. Судя по тону, Наина твердо собиралась получить свой ужин при любом ответе хозяина, поэтому Хельви не стал искушать судьбу, и гарпия, получив разрешение, мгновенно юркнула в кусты.

Темная летняя ночь опустилась на лес. Что-то бубнящий Вепрь достал из своего мешка четырехугольную чашу из синего зала и маленький магический кристалл, заключенный в стеклянную прозрачную баночку. Хельви в который раз подивился мастерству и ловкости алхина — не каждый маг умеет обращаться с магическими кристаллами. Охотник за сокровищами Младших не хвастал своими познаниями, однако продолжал удивлять Хельви своим умением.

— Возьми кристалл, котелок и сходи за водой, — велел алхин. — Я займусь костром. И спасибо за то, что велел своей гарпии держаться от меня подальше, — неожиданно прибавил он.

Хельви кивнул. Значит, он был прав, и Вепрь слышал разговор с Наиной в подземелье. Впрочем, объясняться по этому поводу желания не было. Он просто схватил брошенный ему алхином котелок, бережно взял в ладонь склянку с кристаллом и, стараясь не слишком трясти камнем, пошел на журчанье ручья. Он набрал полный котелок и всласть напился чистой ледяной воды, а затем скинул куртку и рубашку и славно помылся. Когда Хельви вернулся к месту стоянки, Вепрь уже сидел у огня. У него в руках была хорошо знакомая принцу чаша. Вепрь крутил ее так и сяк, рассматривая каждую неровность на странном ноздреватом материале, из которого чаша была сделана.

— Вот что, хороший мой, сядь-ка и положи котелок. Возьми. — Алхин протянул чашу Хельви. — А теперь медленно поднеси ее к губам и подержи несколько секунд. Это не опасно. Ты же видел, как я это делал в подземелье.

— И что должно произойти? — Хельви не торопился следовать указаниям Вепря.

— Это чаша из магического приданого королевны Бреслы, — нехотя сказал алхин. — По легенде, из нее пьют герои. Причем для героя чаша всегда наполнится сама. Я пробовал там, в подземелье, но ничего не произошло. Наверное, молва правильно говорит про алхинов, что они никогда не были героями. Мы просто удачливые грабители с холодной совестью и большим опытом выбираться из неприятностей. Но ты королевской крови, во многом благодаря тебе мы выбрались из подземелья Ронге. Попробуй.

Хельви хотел сказать, что ничего героического он пока не совершил, наоборот — только-только дал клятву своей собственной нагрудной цепи стать настоящим героем и украсить свое имя непреходящей славой. Но захлебнулся. Он держал чашу возле лица, ее матовое серебристое дно покрылось темной жидкостью, и струя крепкого густого вина ударила его по губам. Хельви закашлялся и вопросительно посмотрел на Вепря. Тот усмехнулся.

— Я же говорил, что ты настоящий герой, малыш. Хорошо винцо?

Хельви смущенно кивнул. Он отвел чашу от губ, и темное вино мгновенно исчезло.

— Я подумал, интересно, кем был тот человек, который прошел сквозь волшебную дверь висов. Наверное, могучий маг, раз он смог велеть камням не осыпаться.

— Вполне возможно, — медленно проговорил алхин. — Или это был бог. После сотворения мира боги любили погулять по Земле, как простые люди. Так по крайней мере написано в старинных рукописях. Но я думаю, что нам сильно повезло, что все это произошло давным-давно. Не хотел бы я сейчас встречаться с могучим магом, бог ли он или человек.

— Висы, карлы — два таких могущественных народа исчезли с лица земли. И что осталось после них — одно ожерелье, на котором нет даже имени мастера, сделавшего его. Как благороден и прекрасен человек, как высоки и светлы цели людей королевства Синих озер — наша история не менее длинна, чем история карлов или висов, однако наши цели никогда не были замутнены безумием или завистью, поэтому судьба нам благоволила. Доброта и искренние намерения получают достойную награду в веках, — пафосно произнес последние слова Хельви.

— Конечно, войны Наследников — прекрасное доказательство людской доброты и искренних намерений, — насмешливо ответил Вепрь.

— Магические войны велись против людей, утративших право на человеческое уважение и естественную смерть, — словами наставника Айнидейла ответил принц.

24
{"b":"27580","o":1}