ЛитМир - Электронная Библиотека

Хельви подвели невысокого конька с красиво расчесанными гривой и хвостом. Принц легко вскочил в седло, Тар последовал его примеру. Остальные альвы тоже полезли на своих лошадок. Вепря просто взвалили кулем на одного коня, а гарпию положил пеперек седла один из старых воинов. Отряд направился вдоль ручья.

Первые лучи утреннего солнца уже золотили зеленоватые раскидистые кроны, жесткая сухая трава вспыхивала то красными каплями перезрелой земляники, то нежными белыми звездочками цветков кислицы. Очевидно, местные жители нечасто появлялись в этой части леса, чтобы полакомиться спелыми ягодами или набрать лесных трав.

— Странно, что в таком богатом лесу так мало признаков разумной хозяйственной деятельности, — обратился Хельви к Тару. — Здесь прекрасная свежая вода, много травы для выпаса скота, и я не видел следов крупных хищников. Отчего альвы не хотят разбить тут пару деревень? Уверен, что прибыль не заставила бы себя ждать.

Тар оглянулся по сторонам, втянул грудью воздух и только после этого ответил:

— Некоторое время назад тут и в самом дел стояли деревни. В них жили охотники и рыболовы. В один прискорбный день они обидели лесную хозяйку Ашух. И она запретила альвам впредь селиться вдоль Серебряного потока. Никто не смеет пить из него воду или поить здесь своих лошадей. Ашух яростно карает непочтительных, — и альв махнул рукой, указывая куда-то в лес.

Принц проследил взглядом за рукой альва и вздрогнул: в глубине леса в землю были вкопаны несколько больших оструганных кольев. Высотой они напоминали небольшие деревца и очень хорошо просматривались с тропинки, по которой ехал отряд. На каждый кол был нанизан скелет. Судя по особенностям костей и их размерам, это были альвы. Кто и когда посадил этих несчастных на колья? Хельви оглянулся на своих спутников и заметил, что альвы старались отвести взгляд от ужасного зрелища, основная часть воинов демонстративно смотрела на воду. Что ж, всему есть свое объяснение. На работу неведомой лесной хозяйки это мало похоже. Колья вроде бы оструганы добрыми стальными топорами, а земля возле места казни разровнена лопатами. Тар, который следил за выражением лица Хельви, понял его переживания по-своему.

— Самые безрассудные из моего народа пытаются время от времени снять эти тела. Кто-то уходит в лес под покровом ночи, кто-то — под палящими лучами солнца. Но никто из безумцев, равно как и из сопровождавших их отрядов, не вернулся назад. Это место проклято оскорбленной Ашух, и, хотя наш закон велит уважать память усопших, мы не можем идти против божественной воли. Государь альвов Раги Второй издал специальный указ, запрещающий кому-либо из подданных ходить по лесу Ашух. Только военные патрули могут появляться здесь, и то мы стараемся не сходить с протоптанных много лет назад дорожек и не подходим к месту продолжающейся казни.

Хельви кивнул. Еще несколько минут назад лес казался ему таким спокойным и безопасным, гораздо безопаснее, чем Тихий лес, и вот пожалуйста — и тут старинные проклятия отравляют жизнь, и тут льется кровь невинно замученных жертв. Вода в ручье, который стал заметно шире и глубже, сияла в лучах жаркого солнца. Хельви припомнил, что вчера с удовольствием напился и помылся из речушки мстительной лесной госпожи, но рассказывать об этом Тару не стал. Вдруг альв неправильно его поймет, решив, что пришельцы оскорбили и без того оскорбленную Ашух. Интересно, успел ли попить Вепрь, прежде чем его скрутили.

Всадники выехали на небольшую, но хорошо утоптанную поляну. В этом месте через Серебряный поток был перекинут мост. Хельви, который много читал о чудесных строителях-альвах, не смог сдержать вздох восхищения: ажурная конструкция висела над рекой, отражаясь в воде тысячей диковинных узоров, в которые сплетались сотни деталей моста.

— Неужели это сталь? — потрясение воскликнул Хельви.

— Не совсем. Это металл, но не сталь. Это специальный сплав, который не ржавеет от соприкосновения с влагой, — объяснил Тар. Он был польщен любознательностью Хельви.

Принц задумался: он вспомнил нелепые деревянные или грубые каменные мосты, которые перебрасывали через реки на его родине. Королевским строителям и кузнецам есть чему поучиться у Младших.

Между тем отряд пересек мост и углубился в лес. От моста в чащу вела широкая мощеная дорога. Всадники пришпорили лошадей, и ехать стало веселее. Хельви почувствовал, как облегченно распрямили плечи воины, выехав в безопасные места. Некоторые из них сняли свои глухие шлемы, радостно подставляя лица под солнечные лучи. Тар извинился и исчез: очевидно, решил проверить, что там с остальными пленниками. Хельви покрутил головой, стараясь отыскать взглядом Вепря, но за многочисленными фигурами альвов ничего было не разглядеть. Молодой воин, едва ли много старше Хельви, подъехал к человеку.

— Красивая цепь. Это работа ваших мастеров? — спросил он с легким акцентом.

— Нет. — Хельви невольно дотронулся рукой до ожерелья Онэли. — Эту вещь я нашел в черной башне Ронге. Я и мои спутники случайно оказались там. Я не знаю, чьи руки создали эту драгоценность, но, поскольку башня была захвачена людьми моего рода очень много лет назад, я решил, что могу взять эту вещь себе.

— Черная башня Ронге? Это башня Черного колдуна. — Альв с недоверием и уважением посмотрел на Хельви. — Немногие хотели бы туда попасть, и очень немногие смогли бы оттуда выйти.

— Все альвы говорят на человеческом языке? — в свою очередь задал вопрос принц.

— Многие говорят. Наши прадеды еще помнят те времена, когда они жили рядом с людьми. Они говорят, что люди все равно придут к нам — с мечом или с миром. Нужно быть готовым к встрече. Красивая цепь, — задумчиво повторил воин. — Хочешь совет: если она тебе дорога — спрячь ее под рубашку. Красные петухи падки на блестящие штучки.

Сказав эти слова, юноша пришпорил коня и умчался вперед. Хельви не успел даже спросить, при чем тут его цепь и какие-то птицы, но потом вспомнил и прикусил язык. Речь идет о семье, которой служит Тар! Кажется, некий господин Хате — ее глава. А вдруг этот милейший господин и впрямь решит, что ожерелье Онэли — часть его добычи, как и пленники? Хотя понятия о чести у альвов очень крепки, а условия почетного плена не допускают ограбления сдавшихся, любовь к «блестящим штучкам» может вскружить голову не хуже, чем старое вино. Хельви вспомнил про карла Форлиха и поморщился. Честно говоря, сейчас, выйдя из подземелья, он уже сожалел о том, что велел гарпии расправиться с коротышкой. В самом деле, что бы он сделал человеку? Сжевал его носки?

За деревьями послышался шум селенья. Однако разглядеть какие-нибудь постройки Хельви не смог: высокие зеленые холмы, покрытые свежей молодой травкой, виднелись справа и слева, надежно защищая поселенцев от нескромных взглядов проезжающих. Однако дом был близко — Тар, подъехавший снова к принцу, прокричал, что они приехали. Удивленный Хельви, не увидевший вокруг достойного для главы рода замка, хотел было спросить, не временная ли это стоянка, однако не успел: отряд неожиданно свернул вместе с дорогой куда-то вбок и оказался перед высокими коваными воротами, которые были врыты прямо в один из холмов. Да разве альвы живут под землей?! Айнидейл никогда не рассказывал про это. Тар словно прочел мысли Хельви.

— Мы не живем под землей. Но наши холмы надежно охраняют нас и нашу собственность от опасности. Мало ли кто решит напасть — эти стены выдержат не одну атаку.

Мало ли кто — например, люди Синего королевства, подумал Хельви, но промолчал. Еще он решил, что земляная насыпь, конечно, защищает, но не лучше, чем добрая старая крепостная стена. Эту мысль он тоже оставил при себе. Нужно было приготовиться к встрече с Хате. Хельви аккуратно убрал нагрудную цепь под рубашку. Тар покосился, но ничего не сказал.

Между тем ворота со скрипом открылись. За тяжелыми створками показались стражники, одетые довольно забавно: зеленые обтягивающие штаны и ярко-красные куртки создавали необыкновенное цветовое сочетание, так что смотреть на этих альвов можно было только прищурясь. В довершение к этому головы охраны украшали длинные перья неизвестной Хельви птицы, которые свешивались по обе стороны лица, точь-в-точь как шутовские колпаки при дворе в Ойгене. Принц понял, что это слуги семьи Красных петухов, наверное, личная гвардия господина Хате.

26
{"b":"27580","o":1}