ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы что, бессмертные? — почтительно спросил Вепрь.

Сван повернулся к алхину. Казалось, он несколько секунд всматривается в глаза человеку, но глаз из-под капюшона видно не было.

— Мы были когда-то бессмертными, — наконец прошелестел он. — А сейчас мы очень-очень уязвимы. Наш друг, рыцарь ясноликой Онэли, знает нашу тайну. Страж сделал все возможное, чтобы вернуть наше могущество, но и он не всесилен. Время источает не только проклятия, но и силу рода. Наше время прошло, поэтому мы никогда не сможем достичь нашего былого величия.

— Моим спутникам пригодились бы кольчуги, — встрял в разговор Тар. — И чистые рубахи, — подумав, добавил он.

— Мы постараемся сделать все, чтобы снарядить ваш отряд как можно лучше.

— Еще еда. И вода. Жаль, что моя любимая фляжка осталась у любезного хозяина господина Хате!

— Я забрал кое-какие вещи, прежде чем оставить дом. Хотя из семьи Красных петухов, Вепрь, — сказал Тар, развязывая свой мешок. — Тут твое оружие, фляга и какая-то сумка. Только я не догадался захватить с собой еды. Я думал, мы быстро погибнем.

Вепрь, который мгновенно проверил, все ли цело в заветном мешке, и покрутил дареным мечом, счастливо улыбнулся. Хельви даже пожал плечами — алхин был неплохим товарищем, но уж больно цеплялся за вещи. Между тем Тар начал вытаскивать из мешка ножи и кинжалы и раскладывать их прямо на земляном полу. Невозмутимость альва удивляла людей — еще несколько часов назад он ехал на верную смерть, совсем недавно впервые увидел стражников усыпальницы Ашух, о которых раньше слышал только жуткие легенды, а сейчас как ни в чем не бывало возится со скудным арсеналом отряда.

Сваны принесли ворох одежды. Вещи были сплошь застиранные, но чистые. И на том спасибо, решил алхин. Он старался не размышлять, откуда эти вещи взялись у скромно одетых стражников усыпальницы Ашух. Со знающим видом старьевщика Вепрь начал копаться в куче и вскоре отобрал несколько полотняных мужских рубах, камзол из какой-то плотной ткани вроде парчи из золотых и шелковых нитей, пару стеганок попроще, две подбитые мехом куртки со шнурками вместо пуговиц и несколько темных плащей с капюшонами вроде тех, что носили сваны. Кроме того, он подобрал белый домотканый шарф — его можно будет разорвать на бинты и повязки, вдруг они пригодятся в пути. Остальные тряпки Вепрь решительно отверг. Лишние куски ткани таскать с собой — спину не жалеть. Да и пользы от них никакой — промочишь или испачкаешь дорогую вещь и можешь смело ее выбрасывать. Быстро переодевшись, алхин раздал одежду спутникам.

Хельви забрал у Тара скромную сумку, которая досталась ему от Фабер Фибеля и была отобрана в ходе встречи с отрядом альвов. Она была пуста — плащ, который заботливый свельф положил ему с собой, где-то выпал или его украли. Юноша снисходительно осмотрел доставшийся ему от Вепря камзол — он был нарядный, но холодный и слишком яркий. Ночевавший в лесах и штольнях наследник престола начинал ценить в одежде не внешнюю красоту, а удобство и способность сохранять тепло. Поэтому он, покосившись на аккуратно одетого альва, молча натянул поверх щегольской безрукавки обычную стеганку, сшитую из нескольких кусков толстой дубленой шкуры. От удара меча она, конечно, не спасет, но может его смягчить. Хельви вспомнил свой роскошный доспех, в котором он тренировался на Зеркальном озере, и невольно вздохнул. Он вытянул ожерелье Онэли из-под куртки полностью, и оно снова заблестело на груди, словно королевская цепь.

— Прими, рыцарь, этот скромный подарок от сванов в знак нашей признательности.

Хельви обернулся и увидел нарядную перевязь для меча, которую протягивал ему один из стоящих в пещере сванов. Узкая, но массивная кожаная лента была расшита золотом и мелким речным жемчугом. Кольца, в которые вкладывалось оружие, были из чистого золота. Юноша радостно протянул руки и принял подарок. Перевязь пришлась как раз, только вот меча, который мог бы висеть в ее кольцах, у принца не было. Хельви провел рукой по ленте.

— Мы подумали, что достойный рыцарь сам позаботится об оружии, — поклонился сван.

— Благодарю вас. Я постараюсь не обмануть ваших надежд, — поклонился и Хельви.

Необходимый этикет был соблюден. Алхин рассовал свои ножи по местам и вскинул меч на плечо. Тар, меч которого сваны почему-то не принесли, взял у алхина пару длинных кинжалов и засунул их за пояс. Кажется, они неплохо ладят, подумал Хельви про альва и охотника за сокровищами. Плащи-балахоны надевать не стали — они прекрасно складывались и занимали мало места. Свой плащ принц затолкал в сумку, Тар закатал его в хитрый узел и пристроил за спиной, Вепрь положил в любимый мешок. Гарпия, казалось, вообще не интересовалась одеждой, хотя ее лохмотья, и без того изношенные, грозили развалиться прямо на теле. Из нескольких больших прорех торчали нитки и виднелась белая кожа. Хельви, взглянув на Наину, снова обратился к свану:

— Я хотел бы спросить у тебя, нет ли у вас женской одежды? С нами идет дама, которой не пристало носить грубую рубаху и подкольчужник. — Он указал рукой на Наину.

Гарпия зарделась. Сван, который был, казалось, удивлен сообщением человека, посмотрел на нее, но комментировать желание дорогого гостя не стал. Вепрь присвистнул, но тут же поймал укоризненный взгляд Хельви и тоже промолчал.

— У нас женской одежды нет. Но в нижних этажах нашего лабиринта мы натолкнулись на какое-то древнее захоронение. Очевидно, что там лежит женщина. Там есть несколько целых платьев. — Сван прозвенел что-то своим подручным.

— Уж не усыпальница Ашух ли это? Разве вы не обязаны охранять ее до конца времен? — воскликнул Тар.

— Мы давно не обязаны никому, тем более старым костям, — отвечал сван. — Мы живем в нашем лабиринте и хотели бы провести последние дни в спокойствии и тихом созерцании. Однако племена Младших, которые поселились вокруг, постоянно пытаются напасть на нас. Мы не понимаем, зачем они это делают, ведь наши сокровищницы пусты. С оружием в руках под покровом ночи пробираются они в наш лабиринт, нападают на наши посты. Только поэтому мы были вынуждены устроить несколько показательных казней на поляне перед входом. Мы убедительно просим оставить нас в покое, вот и все.

— Разве вы не служите Стражу? — переспросил Хельви.

— Страж живет с нами. Он помог многим из сванов обрести если не прежний, то разумный облик. Однако он не требует от нас ни жертвоприношений, ни еды, ни воды для питья, потому что уже давно не нуждается в этих мелочах. Большую часть времени Страж пребывает вне этого мира. Сваны живут по своим законом, как и тысячу лет назад.

С этими словами собеседник Хельви слегка поклонился ему и отошел к нескольким соплеменникам, которые втащили в пещеру корзины с хлебом и несколько больших фляг. Алхин, который взял на себя обязанности интенданта в отряде, немедленно присоединился к ним, прихватив свой большой мешок.

— Они в самом деле готовы принести для этой ведьмы платье из усыпальницы лесной хозяйки? — Тар, неизвестно как оказавшийся рядом с Хельви, говорил тихо, но с плохо скрытой яростью.

— Надеюсь, ты не из рода хранителей сна Ашух и не воспримешь это как личную обиду?

Тар нахмурился, но отрицательно помотал головой. Хельви облегченно вздохнул, впрочем, судя по тому, как дергались у альва губы, он продолжал переживать оскорбление. Вепрь, принимавший в этот момент хлеб, оглянулся на них. Его цепкий взгляд отметил и руку Тара, лежавшую на одной из рукоятей одолженных кинжалов, и напряженную позу Хельви, который готовился то ли прыгнуть на альва, то ли отскочить в сторону. Алхин не спеша засунул последнюю буханку в мешок, затянул веревки, мило улыбнулся помогавшему свану и бочком начал приближаться к дружеской компании.

— Кажется, намечается небольшая драка? Это правильно, хорошие мои. Вечно мы тратим драгоценное время на какие-то разговоры, — вкрадчиво прошептал он Хельви и Тару. Понять, шутит ли алхин или говорит серьезно, Хельви снова не смог.

— Наверное, это потому, что мы люди, а не дикари и не звери. И то, что происходит вокруг, это не военная игра, а самая настоящая жизнь. А в ней, если выбирать между разговором и ударом плашмя, тянешься все-таки к беседе, — резко ответил принц.

38
{"b":"27580","o":1}