ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он велит тебе срочно следовать за ним, — перевел он.

— Скажи ему, что мы пойдем в дом только все вместе, — твердо сказал в другое ухо Хельви алхин.

Гарпия за спиной принца клацнула зубами — для острастки, а не из-за того, что была голодна. Младший отпрыгнул еще дальше в сторону, прикрываясь посохом.

Юноша обратился прямо к церемониймейстеру, проигнорировав советы обоих спутников:

— Слушай меня. Я не слуга господина Хате Красного петуха, и ты не имеешь права приказывать ни мне, ни моим спутникам. Что касается твоего приглашения зайти, а я так понял, что это было именно приглашение, — Хельви сделал многозначительную паузу, — то я последую ему исключительно по причине моего любопытства, а также из желания выразить свое соболезнование родственникам усопшего. Исключительно из-за того, чтобы не оскорбить их чувств, я не собираюсь торопиться. Так что иди и доложи как полагается — принц королевства Синих озер Хельви со своими слугами приехал на встречу с наследниками господина Хате Красного петуха.

Произнеся эту речь с подобающим выражением лица, Хельви спокойно откинулся в седле, не думая слезать с коня. В конце концов, ритуал приветствия, принятый на его родине, он выполнил безукоризненно. Распорядитель выслушал речь принца с удивлением, но, по всей видимости, прекрасно понял, что имел в виду человек. Он взмахнул посохом, и мельтешения на крыльце поубавилось. Затем он пристально посмотрел на Хельви, важно повернулся и скрылся в доме. Сказать, что на дворе стало тихо, было нельзя — воины продолжали переговариваться, хотя и понизили голоса.

Дверь на крыльце широко распахнулась, на пороге вновь появился церемониймейстер. Он взмахнул палкой-посохом и что-то прокричал. Хельви взглянул на Тара, но тот не спешил переводить. Похоже, что их представили по всем правилам. Терять-то в любом случае было нечего. Юноша приосанился и поднял голову выше, изящно спрыгнул с лошади и вошел вслед за альвами в дом. Гарпия и алхин, которые спешились раньше Хельви, сопровождали его. Оружие у них не отобрали, и это наводило на мысль, что их принимают все-таки как друзей. Они вошли в знакомый зал с троном. Прекрасные витражи были завешены легкой прозрачной тканью, которая пропускала лишь бледный дрожащий свет. Зато в стены были вделаны удивительной красоты подсвечники, в каждом горело несколько десятков свечей. Возле трона стояла немногочисленная свита, опять же — женщин там не было. Мужчины были одеты в серые одежды, наверно траурные, и вооружены, причем не кукольными мечами, как в прошлый раз, а самыми что ни на есть настоящими. Сам трон был пуст и покрыт серым покрывалом. У его подножия на маленькой скамеечке сидел хрупкий, одетый в темно-серые одежды альв. Его щеки пылали, а рука судорожно сжимала тяжелую золотую цепь на шее — довольно толстую и дорогую. Но по сравнению с той, что украшала грудь Хельви, она выглядела просто смешной дешевкой.

Похоже, господин Фосе, достойный наследник своего батюшки, был не на шутку взбешен независимым поведением гостей, пришло в голову Хельви. Возможно, не стоило так оскорбительно отчитывать того пышно разодетого распорядителя на крыльце. Если Фосе унаследовал не только трон, но и нрав Хате, а это, учитывая их близкую родственную связь, совсем не исключено, рассчитывать на теплый прием не приходилось. Хельви пожалел, что вовремя не припрятал подальше от чужих глаз ожерелье Онэли. А оно, как назло, ярко сверкало в полумраке зала, хотя ни один лучик солнца не падал на него сквозь занавешенные окна. Принц заметил, как напрягся стоявший рядом Тар, — пауза затягивалась. Фосе сверлил компанию тяжелым взглядом. С каждой секундой он нравился Хельви все меньше и меньше.

— Коварные убийцы господина Хате, как вы осмелились вернуться в этот дом! Прикончить их!

Не только скверным характером, но и гнусавым голосом Фосе пошел в папашу. Скрипучий голосок резанул Хельви по ушам. Из углов зала, свет в которых был предусмотрительно притушен, на спутников кинулись воины. Водра, равно как и тех воинов, которые встретили их в лесу Ашух, среди нападавших не было. Но и бой на этот раз предстоял самый настоящий — альвы не стали мешкать и гуртом навалились на Хельви и его сопровождающих, пытаясь разделить их. Правил честной схватки они не признавали. С трудом уворачиваясь и отражая многочисленные удары, Хельви поблагодарил мертвых богов за то, что «гостеприимные хозяева» решили не использовать лучников — не потому, что это, наверное, противоречило их представлению о достойном поведении воинов, а только из-за плохой освещенности помещения и нежелания повредить драгоценные стены.

Потому как атака началась довольно внезапно, хотя выкрик Фосе отчасти и снизил этот эффект, альвам удалось не дать пришельцам сбиться в кучу, спина к спине. Гарпия, поднявшись под потолок зала, с шипением уворачивалась от многочисленных ножей и коротких копий, которыми альвы забрасывали ведьму. Но на помощь Хельви она не спешила.

Вепрь отмахивался от наседавших альвов двуручным мечом, пытаясь не подпустить врагов близко. Тяжелый клинок, по лезвию которого бежали сполохи, немилосердно оттягивал руки, они стали затекать. Долго он так не продержится, решил Вепрь, однако времени выхватить кинжал или снять со спины арбалет не было. Почему он не бросил эту клятую железяку прежде, чем они вошли в зал! Или точнее будет спросить так — на кой ляд, хороший мой, ты вздумал тащить эту дрянь из подземелий Ронге, в который раз спросил себя Вепрь. Разве ты мечник или собираешься им стать? С какого перепоя ты вообще заявился в этот Верхат, а не удрал там, в лесу? Сжав зубы, он зло рубанул мечом особо нахального альва, который пытался атаковать его в лицо.

— Рогрова тварь, дракон тебе в печенку! — выкрикнул он ругательства, теряя равновесие под тяжестью уходящего клинка.

Алхин был вынужен сделать шаг, чтобы устоять на ногах. Всего лишь один маленький шажок, но это движение было роковым. Он на мгновение открылся, и этого было достаточно для ближайшего опытного воина-альва, чтобы легко поднырнуть под уходящий клинок Вепря и оказаться у самой груди человека.

Дальнейшие события заняли доли секунды, но для Вепря они развивались невыносимо медленно. Вот альв коротко замахнулся мечом, целясь в бок алхина, который, разумеется, не был прикрыт доспехом работы гриффонов, а только такая броня, по преданию, была способна противостоять стали альвов. Вепрь начал раскрывать рот для предсмертного вопля, но звуков не услышал. Развернуть тяжелый меч и отбить удар он не успевал. Но тут оружие задрожало в руках алхина. Гортанный басовитый вой оглушил Вепря. Враждебный клинок неумолимо приближался к сердцу, но чудесный меч вдруг сам изогнулся в взмокших от напряжения руках и схлестнулся с оружием альва. Сверкающее лезвие перерубило хваленый металл как морковку. На мгновение Вепрь увидел удивленное лицо нападавшего воина. А меч с гудением пролетел дальше, прошил кольчугу и впился в тело. Алхин, который бессознательно держал его за рукоятку — именно держал, а не вел и не бил — только и увидел, как его оружие разрубает противника пополам. Верхняя часть туловища нападавшего упала на пол.

Несколько альвов, наступавших спереди на Вепря, в ужасе отпрыгнули в стороны. Видно, им еще не приходилось сталкиваться с оружием, более совершенным, чем то, что ковали их кузнецы. Вепрь повел мечом, который заметно облегчился и сверкал так ярко, что смотреть на него было больно. Это было восхитительное ощущение — алхин почувствовал себя огромным и мощным, словно самый настоящий дракон, который, как известно, крушит скалы и дробит камни в песок.

Хельви не видел, что именно происходило с алхином, но когда его противники вдруг отпрянули в стороны, поспешил осмотреться. Он никого не убил, это было просто невозможно, учитывая превосходящие силы противника, — сил контратаковать просто не хватало. Но его товарищи тоже не могли похвастать срубленными головами, подумал было принц, но тут же осекся. Возле стены стоял Вепрь, в руках которого трепетало живое пламя. Меч королей снова ожил, содрогнулся Хельви. У ног алхина лежал поверженный альв. Вепрь рычал, поводя мечом, и в свете лезвия его простоватое лицо казалось пугающе незнакомым. Неужели гибель одного товарища заставила альвов прекратить сражение? На трусов воины Красного петуха похожи не были.

48
{"b":"27580","o":1}