ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слово Ишты
Невеста призрака
Берегитесь дедушки
Очень странные дела. Беглянка Макс
Записки Черного охотника
Душа собаки. Как и почему ваша собака вас любит
Мытарства нам предстоят
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
Зелёный кот и чудеса под Новый год

Первое, что он услышал, — это какие-то шорохи и свист. На птичий свист этот звук похож не был, скорее так пересвистываются охотники в лесах Приозерья. Прежде чем открыть глаза, Хельви почувствовал тепло, охватившее его продрогшее тело, и резкий кислый запах то ли лежалых овчин, то ли скисшего теста. Мысль о том, чтобы испугаться, была с презрением отброшена: чего было еще пугаться Хельви?.. Он открыл глаза и сел.

Он сидел на каком-то топчане в низкой темной комнате без окон и, как ему показалось, без дверей. Комната была маленькой и очень скромной, только потолок, темный деревянный и резной, уходил куполом вверх, сплетаясь в каком-то хитром, но очень красивом и не виданном раньше Хельви рисунке. По всей комнате были раскиданы вещи, большие книги были свалены на полках или прямо на полу, покрытом шкурами. Свет и тепло шли от небольшой жаровни, совершенно бездымно тлевшей напротив Хельви.

Около жаровни стояло странное существо, маленькое, значительно ниже принца. Густой и длинный голубовато-зеленоватый мех покрывал всего хозяина, только стоячие волчьи ушки да слегка выступавший носик были белые. Глаза хозяина комнаты были круглыми, большими и черными. Тяжелые и мощные передние лапы были сложены на груди, и пальцы на них были похожи на человеческие, только очень большие и с длинными когтями. Лоб Хельви покрылся испариной от ужаса. Сражаться не было сил, но он не переставал надеяться, что это только сон. Ведь он замерзал в овраге, в ужасном овраге, где не было ни одного живого существа, даже эха, — откуда же было взяться этому? Что-то зашуршало, и потерявший на секунду сознание принц почувствовал, как кто-то бережно приподнял его голову и, прижав к губам какую-то посудину, влил в рот несколько капель горькой вяжущей жидкости. Дрожь и испарина прошли, и Хельви опять открыл глаза.

Хозяин снова стоял около жаровни, в его лапах была зажата небольшая глиняная чашка. Он внимательно разглядывал человека.

— Кто ты? — слабым голосом спросил Хельви.

— Я счастлив приветствовать благородного принца Хельва, — неожиданно звонким и приятным голосом ответил «крот». — Меня зовут Фабер Фибель элб Бетель. Я простой свельф. Для меня большая честь оказать гостеприимство принцу королевских кровей, ням-ням.

— Свельф… — пробормотал Хельви, но тут новая мысль осенила его. — Я говорю?! Я могу говорить!

— Это было очень простое заклинание, и мне удалось его снять.

Хельви медленно сел на топчан. Фабер Фибель, присвистывая, поставил чашку на полку. В разговоре свелъф не свистел, но как-то странно причмокивал. Хельви увидел, что его меч надежно привязан к ножнам какой-то блестящей веревочкой.

— Как я здесь оказался?

Свельф посмотрел на Хельви, и его черные глаза блеснули.

— Мне кажется, что благородный принц Хельви должен был бы сперва поблагодарить Фабер Фибеля за спасение и за возвращение речи, ням-ням.

— Спасибо, — растерялся Хельви.

— Я нашел тебя в Волчьем овраге. Ты был еще жив, но дышал совсем слабо. Поэтому я быстро перенес тебя в дом. Я мог бы оставить тебя там, но ты мне ничего плохого не сделал, да и интересно стало, что ты за человек. Когда-то здесь тоже жили люди, много людей, очень интересно, — свельф полез куда-то в полки.

— Волчий овраг? — Хельви должен был признаться, что слышал это название в первый раз. — Разве мы не в Тихом лесу?

— Да-да, в Тихом лесу, так вы называете этот лес, называли его давным-давно, — поддержал беседу свельф. — В самой чаще. Что же ты здесь делал, принц? Я кое-что понял из твоего бреда — ты немного бредил во сне, но знаю все еще недостаточно.

С этими словами свельф протянул Хельви другую чашку с белой мутноватой водицей и присел около жаровни на низкой скамеечке. Хельви сделал глоток, приятная легкость и сила разлились по его телу, и он, удивляясь себе, легко и даже спокойно рассказал обо всем свельфу. По тому, как слушал Фабер Фибель, Хельви понял, что ему уже определенно что-то известно, хотя свельф слушал очень внимательно, слегка поводя своими белыми ушками. Хельви пришло в голову, что, пожалуй, мордочка у Фабер Фибеля даже симпатичная. И вообще, свельф вызывал необычайно сильное доверие. Когда Хельви закончил свою историю, хозяин соскочил со скамеечки и буквально забегал по комнате. Принц залпом допил странную воду.

— Очень, очень интересно, — наконец более-менее разборчиво забормотал свельф. — Мудрые, как всегда, решили перестраховаться… Что же ты собираешься теперь делать, принц?

— Я не знаю. Может быть, выберусь из леса, найду Шоллвет.

— Шоллвет? Во-первых, неизвестно, найдешь ли ты ее. Ну хорошо, с моей помощью, может, и найдешь. Но откуда ты знаешь, что тебя там ждет, ням-ням? Тебя предупредили, что при малейшей попытке бежать ты будешь убит. Не удивлюсь, что сейчас вокруг Шоллвета рыскают королевские стрелки. Да и твои «друзья», думаю, времени не теряют. И неужели тебе, в конце концов, так хочется запереть себя в столь юном возрасте в Ронге?

Хельви не знал, что и отвечать. В словах свельфа был смысл.

— Но у меня нет выхода. Мудрые не оставили мне выбора!

— Мудрые, ням-ням? Подумай: они оставили тебе жизнь — зачем? Ведь много проще было убить тебя. Думаю, твоему брату, королю Оме, они так и сказали: ты мертв. Твоя смерть сразу решала столько вопросов, спасала столько жизней. Но они оставили ее тебе, и не верится, что они сделали это без умысла. Вот уже триста двадцать лет Совет Мудрых приговаривал королевских детей к смерти, так что о жалости говорить не приходится. Ты меня слушаешь?

Они говорили, что делают это по просьбе короля Готара — но что им просьба смертного! Вполне вероятно, что Готар имел против них что-то, что помешало им отказать ему. Но это слабое предположение, ням-ням. Если даже вообразить, что Готар имел какой-нибудь сильный амулет или нечто в этом роде, то откуда он его достал? И где эта вещь теперь? Конечно, существует еще один вариант. Если дело не в них самих и не в какой-то третьей силе, то только в тебе! — И Фабер Фибель удовлетворенно взмахнул когтистыми лапами.

— Что это значит? Я нужен Мудрым? Я обладаю какой-то силой?

— Не знаю, не думаю. По крайней мере сейчас ты обыкновенный человек. Но ты умен, вынослив и храбр. Может быть, Мудрые полагают, что такой человек мог бы им пригодиться в ближайшем времени. На войне, например.

— Королевство не воюет! У нас не осталось внешних врагов!

— Кто знает, о чем думают Мудрые, ням-ням. Хотя, может быть, я не прав.

Свельф замолчал. Хельви ошарашенно смотрел на него: Фабер Фибель так долго и складно говорил, как же может он ошибаться! Сам принц не привык ставить под сомнение свои слова.

— Кто такие Мудрые? Откуда они взялись? В Последнюю войну Наследников это ведь их злая магия разрушила королевство?

— Я не могу ответить тебе на этот вопрос. Мудрые — это Мудрые, бессмертные и творящие благо. То, что они вынуждены были, ням-ням, вмешаться в Последнюю войну, поверь мне, продиктовано особенными обстоятельствами.

— И что же мне теперь делать?! — воскликнул Хельви.

— Не знаю. Ты можешь пока пожить здесь, но не думаю, что это будет весело. В конце концов, ты можешь поступить на службу к какому-нибудь князю альвов. Их много, и они не слишком ладят друг с другом, ням-ням.

— К альвам? К Младшим?

— Ну да, — пожал плечами свельф.

— Разве это возможно?

— Почему нет? Младшим нет дела до дурацких решений ваших властей о прекращении всяческого общения с нами. Альвы ценят людей-наемников, даром что даже ты на голову выше самого высокого княжеского бойца-альва. Только помни, что, по законам твоего королевства, уйдя к Младшим, ты не сможешь вернуться домой. Но ведь ты в какой-то степени уже нарушил это правило? Правда, об этом никто пока не знает. Так что гости и не торопись — подумай хорошо.

И свельф снова занялся своими чашками. Хельви встал и поправил шкуры на топчане. Он мог стоять, не наклоняясь, но потолок заканчивался как раз над его головой. Неожиданно он уловил легкое колебание. Хельви поднял голову и увидел, как то, что он принял за деревянные сваи, слегка подергивается, словно пропуская через себя воду. Стараясь сохранять спокойствие, Хельв обвел глазами комнату. Полки тоже странно подергивались и изменяли форму: становились то квадратными, то прямоугольными. Да и сама комната, тихо шурша, понемногу сжималась и разжималась. Хельви сел.

5
{"b":"27580","o":1}