ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эта комната дышит!

Свельф удивленно посмотрел на Хельви:

— Конечно. Ведь это дерево.

Удивляться уже не было сил. Они позавтракали какими-то кусочками, внешне напоминавшими глину, а на вкус — траву, зато очень сытными. Сидя на топчане, Хельви даже не пытался разглядывать пищу, а сразу клал кусочек в рот. Фабер Фибель, напротив, критически разглядывал и смаковал «глинку». От стен шел какой-то шум, словно там кто-то оживленно разговаривал. В комнате стоял приятный полумрак, только корешки толстых книг поблескивали золотом, которым были вытеснены полустертые уже буквы неизвестного языка.

— Фабер Фибель, я хотел бы задать тебе вопрос.

— Да, принц, ням-ням, — немедленно отозвался свельф.

— Не обижайся, пожалуйста, но это странно — мы с Учителем изучали Младшие народы, но про свельфов я ничего не слышал.

— Ничего удивительного, — запыхтел Фабер Фибель, — а про глифов или висов ты слышал?

— Нет, — грустно сказал Хельви. Кажется, свельф все-таки обиделся.

— Улиды — так называли нас давным-давно люди, в эпоху Долгого Братства. Тогда мы жили бок о бок с вами как добрые соседи. Конечно, не все Младшие уживались так легко с людьми: сильвестры или гриффоны — они и тогда сторонились вас. Но мы, свельфы, и альвы, и глифы хорошо уживались в королевстве. Люди тогда были любознательны и часто приходили к свельфам и глифам обменяться знанием. Так жили мы многие века в мире и спокойствии, ням-ням. Какие браслеты и посуду ковали карлы Дальнего побережья, какие драгоценные камни шлифовали гриффоны, а уж крепче той стали, которую лили висы, я не знаю ничего на свете, разве только… Ну, не о том сейчас. Земля тогда была плодородна, и радостна была жизнь людей.

— Отчего же все это закончилось? — взволнованно спросил Хельви.

— Что-то произошло. В один день замутнились все наши магические кристаллы, и руны не желали больше предсказывать будущее. Ни гриффоны, ни альвы уже не приходили к людям, а потом и сами люди куда-то пропали. Испуганные и забытые, засели мы в своих жилищах, но запасы кончились, и нам пришлось выступить. Мы скрылись по домам, когда на улице светило солнышко, зеленела молодая травка и чудесные птицы Фа вили гнезда на вершинах Черных гор, а когда вышли из них, попали в выжженную пустыню. Ни зеленой травы, ни птиц, ни людей, только бурая земля и тусклое солнце, едва светившее в черных тучах. И тогда появились хозяева холмов, ням-ням. Многие свельфы и глифы погибли в неравных схватках с этими страшными созданиями. Остальные бежали — сначала в леса, затем еще дальше. Что-то произошло со всеми — все боялись друг друга, страх гнал нас вперед. Так я попал в Тихий лес.

— Это случилось после войны Наследников?

— О нет, раньше. Я сам видел Халлена — сначала ребенком, а потом взрослым воином. Он часто ходил к сильфам, да и нас, свельфов, не забывал. Очень интересный, очень наивный человек, ням-ням.

— Как же, интересный! — не выдержал Хельви. — Клятвопреступник, лжец, колдун и самозванец, злодей и убийца! Халлен Темный, разрушитель Мира!

— Да нет, всего лишь человек. Он хотел узнать сокровенное. Но мы не могли помочь ему — наших знаний было недостаточно. Только Мудрые могли бы подсказать ему, если бы захотели.

— Но в Шоллвете жил Мудрый!

— Да, — в голосе свельфа зазвучала такая боль, что Хельви вздрогнул, — там жил Мудрый, да будет проклято его имя во все времена.

— После войны Младшие ушли на север. Отчего же ты остался? — Хельви решил сменить неприятный для хозяина разговор о Мудром.

— Лес большой, в нем всем хватит места. После войны мы ушли в глубь, в самую чащу его, люди сюда не приходят. Но, честно говоря, есть еще причина: мне бы хотелось, чтобы все вернулось. Почему бы нам снова не жить всем вместе, ням-ням? Я прожил не одну сотню лет, дорогой принц, но должен тебе признаться, что никогда не был так счастлив, как во времена Долгого Братства, когда я гулял по лесам с любопытными человеческими детишками и учил их разным немудреным штукам. Поэтому-то я и остался жить здесь, не очень далеко от людей. Может, все еще вернется на круги своя?

Хельви не хотелось расстраивать старого свельфа, и он промолчал.

— Кто такие хозяева холмов?

Фабер Фибель вздохнул и прожевал очередной кусочек «глинки».

— Я не могу объяснить тебе всего, ням-ням, потому что не знаю точно, а объяснять по мелочи — только путать тебя. Но мне кажется, что ты еще узнаешь обо всем случившемся гораздо больше, чем я. Тогда уж, пожалуйста, не забудь обо мне, старом свельфе, приди, расскажи, ням-ням. А теперь тебе пора идти.

— Как! Куда?

— Кажется, мы договорились о том, что ты пойдешь к альвам. Кстати, они знают историю королевства Синих озер гораздо полнее, чем я. Там тебе будет интересно, ням-ням.

Хельви сидел, совершенно убитый. Конечно, он хотел идти, но не сейчас — через неделю, через пару Дней. Ему ужасно хотелось отдохнуть, просто лежать на топчане и болтать со свельфом о старых днях — особенно теперь, когда он совершенно никому не нужен. И вот опять ему указывают на дверь…

— Я не гоню тебя, — как-то устало сказал свелъф, — но тебе нужно идти — сейчас это самое главное, ты потом поймешь.

— О да! — горячо воскликнул Хельви. — И ты, и Айнидейл говорите одно и то же: все это для тебя, для твоего блага, ты должен понять, а пока — убирайся вон!

— Это не так. Я не хочу, чтобы ты уходил, но пойми: даже на королевской короне свет клином не сошелся! Мало ли корон на свете, ням-ням. А ты потерял всего-навсего одну и решил теперь, что жизнь кончена, что ты больше никому ничем не обязан и тебе нет ни до кого дела. Это заблуждение! Именно в тот миг, когда кто-то что-то теряет, у него появляется дело до остальных. Поэтому ты должен идти: ты бросил вызов судьбе, будь же достоин его. Я приготовил тебе кое-что в дорогу, — Фабер Фибель подал Хельви небольшую пастушью сумку из сыромятной кожи, — немного еды и плащ, ням-ням. А вот твой меч я тебе не верну. В Тихом лесу он не сможет защитить тебя, скорее будет стоить тебе головы, не спрашивай почему. Кроме того, принцам королевской крови очень везет в нашем лесу на хорошие мечи. Думаю, что ты потратишь не много времени на поиск оружия. У меня есть для тебя еще один подарок, ням-ням.

Свельф протянул Хельви лапу, и в его грубых пальцах с когтями полыхнула белым огнем какая-то вещица. Фабер Фибель поднес раскрытую ладонь к лицу мальчика. Это была короткая серебряная цепочка, очень изящно сделанная, украшенная тремя камнями, по-видимому недрагоценными, черными, с матовым блеском. Они невольно притягивали взгляд и так удачно, естественно сочетались с серебряной вязью украшения, что, казалось, цепочка эта была создана не ювелиром, а так и родилась где-то в камне, в толще горных пород.

— Это — тебе, на память от меня, ням-ням.

— Спасибо, Фабер Фибель! — Хельви был расстроган. Он оглянулся, ища глазами ожидающую его дверь. — Но как же я выйду?

— Так же, как и вошел, — безмятежно сказал свельф, — дай мне руку и думай о чем-нибудь хорошем. Готов?

— Да. Прощай, свельф. Спасибо за спасение и за цепочку.

Низкий глухой звук раздался где-то над их головами, потом Хельви почувствовал, что на него навалилось что-то ужасно тяжелое, в глазах зарябили цветные круги, дышать стало невозможно. И мальчик потерял сознание.

6
{"b":"27580","o":1}