ЛитМир - Электронная Библиотека

— Доброе утро, принц. Не хотел лезть к тебе сразу с приветствиями, ты же еще слаб, хотя при дворе только и разговоров о тебе, и сама дочь императора пытается, как может, сделать твое пребывание в нашем дворце как можно приятней, — с милой улыбкой заговорил Базл.

Тар поморщился, император вопросительно поднял бровь. Вепрь на подоконнике отвернулся, как будто увлеченный рассматриванием потолочных перекрытий. Хельви мрачно посмотрел на издевающегося мага, однако тот, скорее всего, совершенно не понял, почему его слова вызвали такую реакцию.

— Нынче вечером я отправляюсь с отрядом э-э-э… Тара, да, моего дорогого друга Тара в Верхат, на поимку коварного преступника Рива. Мало того что он обвинен в отцеубийстве и нападении на наблюдателя во время поединка чести, равно как и в недозволенном применении магии, фу, я запутался, — вдруг жалобно признался Базл, обращаясь к императору.

— Ты рассказал, в чем обвиняется Рив, — терпеливо начал Раги, — но ты забыл о главном…

— Точно! Он посмел принести сюда нож Черного колдуна. Он принес зло в самое сердце Горы девяти драконов. Никто не может предположить, чтобы альв добровольно мог решиться на такое дело. Кто-то очень серьезно решил избавиться от… — Базл сделал страшные глаза и кивнул в сторону Раги Второго. — Только по счастливой случайности преступник не довел свое страшное дело до конца. К всеобщей радости, он тяжело ранил тебя! Я хотел сказать, к радости — что тебя, а не императора.

Хельви предпочел пропустить мимо ушей эту реплику, потому что, в общем, чувства мага были ему понятны. Потерять любимого повелителя гораздо ужаснее, чем какого-то проходимца не твоего племени. Особенно если слуга не способен самостоятельно два шага сделать. Хельви посмотрел на алхина. Тот с заметным интересом наблюдал, как Базл пытается выпутаться из подола собственной мантии.

— Значит, Рив — закоренелый преступник? Успел перед тем, как попытаться устроить покушение на императора, еще отца убить. Имя несчастного, конечно, известно? Почему же он не был наказан за это злодеяние раньше, а продолжал преспокойно служить в дружине Хате Красного петуха? — Хельви адресовал вопросы Тару.

— Тут такая история… — мрачно отвечал альв. — В общем, Рив оказался сыном Хате.

— Значит, у Хате было три сына: Фосе, Рив и «мешок»? — ошеломленно спросил принц.

— Не совсем так. В общем, у Красного петуха было два сына — Рив и выродок.

— Хороши маги в империи альвов! Видят врага насквозь! Странно еще, что Рив не оказался тем самым выродком. Вы бы и тогда, наверное, ничего не заметили. — Вепрь с презрением посмотрел на Базла.

— Мы бы заметили и нейтрализовали любую магию, если бы она исходила от Младшего. Но человеческий колдун, или, как ты его называешь, Мудрый, пользуется совершенно иным волшебством. И, разумеется, никому в голову не пришло проверять Рива, никто и предположить не мог, что простой дружинник, прибывший в столицу откуда-то из провинции, может привезти с собой артефакт столь могучей древней силы, — горячо отвечал маг, вероятно обидевшись за своих собратьев.

— Человек прав. Империя давно не воевала, и мы стали преступно беспечны, — медленно произнес император. — К счастью, большой беды мы не допустили. Принц выздоравливает. Остальные живы. Теперь Тар должен найти в Верхате или его окрестностях Рива. Разумеется, все, что я сейчас говорю, является строгой государственной тайной, — вдруг возвысил голос Раги Второй.

Видно, он переживает из-за всех этих событий гораздо больше, чем хочет показать, решил Хельви. Вепрь полузевнул. Базл рассматривал нож Халлена Темного, вертя его, пока не уронил оружие на пол. Тар быстро нагнулся и поднял ножик, сделав Базлу жест рукой, словно откручивая незадачливому волшебнику голову. Однако маг не обиделся, а совершенно по-детски заулыбался — широко, но виновато. На такого было трудно сердиться.

— Кабата только прошлой ночью рассказала всю правду. Ее настоящий сын — Рив. Он так же мало похож на альва, как и выродок — его старший брат. Кабата сказала, что он скорее похож на человека, но я так и не понял, что она имела в виду. После рождения сына Хате, который боялся, что и второй ребенок превратится в чудовище, велел унести его в дом своего дальнего родича. Там Рива вырастили и воспитали, как родного сына, а в колыбель в доме Красного петуха положили младенца, родившегося на кухне. Конечно, его воспитали как наследника главы клана, пытаясь обмануть судьбу. Хате собирался открыть Риву его истинное происхождение именно той роковой ночью, когда был убит. Однако, по всей видимости, младший сын уже был подготовлен к покушению на отца — он захватил с собой стрелы цветов императора и оставил их на месте преступления. Где он их взял, я не знаю.

— Значит, Хате погиб вовсе не от рук своего сына-выродка?! — воскликнул Хельви.

— Кабата утверждала, что выродок никак не мог попасть в тронный зал. Хате знал о способности своего старшенького пролезать в самые узкие щелки и специально позаботился о том, чтобы ни одна замочная скважина не могла привести чудовище к трону, где он принимал делегации от императора и судил своих подданных. Как бы то ни было, в случае с Ривом мы имеем дело с опаснейшей тварью, гораздо опаснее выродка. Тар связан с ней особыми отношениями — он вызвал сына Красного петуха на поединок чести, а тот подставил вместо себя запуганного и зачарованного слугу. Теперь Рив должен будет принять бой. Если, конечно, его сущность альва еще не вытеснена гнилостной магией. И это еще не все, принц, — император вздохнул, переводя дыхание. — У Базлa появилось предположение, что Рив каким-то образом получил помощь от Черного колдуна. Это он дал ему стрелы. Это он передал ему заговоренный нож с совершенно определенной целью. Черный колдун желает отомстить всему живому за то, что проиграл сражение четыреста лет назад. И я подумал о твоем рассказе об усыпальнице Ашух. Если ее стражи и впрямь считают тебя своими друзьями, а Рив скрывается в подземелье у своего тайного сообщника, то ты можешь попросить их вывести преступника?

— Не знаю. Конечно, я могу попробовать. Сваны показались мне народом, умеющим быть благодарными.

— Я не ждал от тебя другого ответа. Ты благородный воин и принц крови, ты просил у меня чести стать Ожидающим. Клянусь, принц Хельви, если ты поможешь мне поймать этого монстра, я выполню любое твое пожелание. В пределах разумного, — после короткого раздумья добавил император, припомнив, видимо, что-то свое.

— Ну хорошо, мальчишку вы купили за обещанный титул и прочие глупости. Но зачем сюда позвали меня? Я-то, кажется, не выражал желания быть ни Ожидающим, ни коченеющим трупом. Если дары императора готовы посыпаться на мою старую голову только после того, как я оторву башку выжившему из ума Мудрому, то я хотел бы отказаться от такой чести, император. — И Вепрь склонился перед Раги Вторым в низком поклоне. — Я принес с собой в Гору девяти драконов небольшой скарб, позволь мне забрать его и отпусти на все четыре стороны.

— Ты любишь богатство, человек. Ты в самом деле не похож на своего спутника. — Раги покачал головой. — Но кто сказал, что я хочу предложить тебе достойную награду после поимки Рива и его подельников? Я, император альвов, предлагаю тебе забрать все, что только приглянется тебе во время охоты за чудовищем. Иными словами, все, что ты найдешь в усыпальнице Ашух, я дарю тебе. Там спрятаны несметные богатства, уверяю тебя. Их караванами отправляли туда моим предкам. Если дух лесной хозяйки давно мертв, ты сможешь безнаказанно вывезти из упокоища столько добра, сколько тебе и твоим правнукам хватит до конца жизни. Там есть драгоценные камни, золото, платина, великолепные работы древних мастеров, одна лучше другой. Говорят, там даже завалялось несколько поделок сильфов, — обратился император к Базлу.

Маг-недодепа кивнул, однако, судя по его лицу, о решении императора передать все сокровища усыпальницы в дар человеку он услышал впервые. Если там в самом деле обосновался Черный колдун, то гробница полна волшебными артефактами — лакомым кусочком для любого мага, прикинул Хельви. Странное решение. Неужели Вепрь действительно заглотнет эту наживку?

65
{"b":"27580","o":1}