ЛитМир - Электронная Библиотека

— Куда мы скачем? — проорал не выдержавший Вепрь, обратившись к пролетавшему на коне мимо альву.

— К мосту Петушиное перо! — прокричал в ответ воин.

Алхин больше вопросов не задавал. Если они направляются в усыпальницу, то нам пока по пути, подумал Вепрь. Нападение на опушке и история на мосту, равно как и поджог Верхата он считал цветочками, полагая, что ягодки начнутся в самом лабиринте Ашух. Причем так начнутся, что мало не покажется.

Пастушья тропа, петлявшая через холмы, была плохо предназначена для проезда отряда тяжеловооруженных воинов. К счастью, Тар хорошо знал места и вел альвов вперед, не обращая внимания на сыпавшиеся из-под копыт камни, частые повороты и петляние между насыпей. Однако Хельви и Вепрь выехали к Серебряному потоку совершенно изможденными. Мост Петушиное перо уютно висел над водой, словно чудовищные события не касались этих мест, Верхат не был обращен в пепел, а по лесу не шастали монстры.

Тар негромко произнес несколько фраз на своем языке, и Базл послушно слез с лошади и пешком взошел на мост. Он больше не улыбался. Было видно, что силы мага еще не вполне восстановились после укрощения смерча. Покачиваясь, он развел руки в стороны, словно они могли в случае опасности превратиться в крылья и поднять мага над водой. Хельви знал, что среди Младших летать могут, например, мари, весталы или гарпии, поэтому не обратил внимания на жест волшебника. Базл сделал по мосту шаг, другой, и тут перед ним возникла какая-то фигура, закутанная в темную плотную ткань. Волшебник изогнулся и прыгнул вперед, странный маневр повторил и незнакомец, оба распластались в воздухе и сшиблись посреди моста. Хельви ожидал, что Базл применит против неведомого противника какой-нибудь магический прием, и был немало удивлен, увидев, как императорский маг вцепился руками в горло соперника, и они самым банальным образом принялись кататься между резных перил моста. Однако эта странная схватка совсем не удивила Тара, который поднял вверх ладонь, призывая своих воинов к тишине, и внимательно следил за ее исходом. Определить, за кем останется преимущество, было пока невозможно — соперники перекатывались, время от времени долбя головой противника о мудреные перекладины. В пылу борьбы Базл потянул за ткань, покрывавшую голову противника, и она с треском разъехалась. Хельви разглядел хорошо знакомую морду с широко расставленными глазами, пришпорил коня и влетел на мост. Копыта гулко застучали по плотно пригнанным металлическим плитам. Впрочем, сцепившаяся парочка не обратила никакого внимания на приближающегося всадника. На берегу что-то прокричал Тар, но у принца не было времени оборачиваться. Он достиг середины моста, у ног его коня катались пытавшиеся задушить друг дружку противники.

Юноша не стал спешиваться. Он нагнулся, поймал на шиворот Базла и легко втянул его в седло. Оставшийся на полу горе-боец вскочил на ноги. Его морда была оскалена, изо рта текла сукровица, на щеках были видны глубокие царапины. Базлу тоже здорово досталось — из носа колдуна тонкой струйкой текла кровь, лоб был расцарапан, а волосы торчали в разные стороны смешными клоками, точно мочалки. Тем не менее маг дергался в седле, видимо, желая спрыгнуть и продолжить битву.

— Здравствуй, сван. Твой народ присягал мне на вечную дружбу. Так-то вы встречаете друзей, — сурово обратился Хельви к стоявшему перед ним стражу усыпальницы Ашух, одной рукой придерживая разошедшегося Базла.

ГЛАВА 21

На берегу провели военный совет. В нем участвовали Тар, Хельви, Базл и давишний сван, причем последние двое участников угрюмо косились друг на друга, готовые продолжить схватку при первой возможности. Принц поискал глазами Вепря, чтобы пригласить алхина на совещание, однако тот, по всей видимости, не желал участвовать ни в каких высоких обсуждениях и о чем-то оживленно беседовал с двумя альвами. Несколько сотен сванов, высыпавшие на берег после того, как отряд Тара переправился через Петушиное перо, с опаской посматривали на воинов, которые, в свою очередь, сторонились невиданных лесных жителей.

— Друзья нашего друга всегда могут рассчитывать на нашу поддержку, — закончил свою небольшую речь сван.

— Мы следуем в ваши пещеры. Мне нужно найти Стража, и я рассчитываю на вашу помощь в этом деле. А мои друзья разыскивают альва, Младшего по имени Рив. Ты что-нибудь знаешь о нем? — спросил Хельви.

— Мы покинули пещеры несколько дней тому назад. Мы лишились дома, поэтому нам особенно приятно встретить в эти тяжелые минуты друга. Но заклинаем тебя — не возвращайся в лабиринт, — сван махнул рукой в сторону леса, темневшего за его спиной, — теперь это место проклято. Страж покинул нас.

— Это место считалось проклятым всегда, но это не помешало Стражу и вам обосноваться там, — резко ответил Тар.

— Только не сейчас, — покачал головой сван, — теперь все иначе. Там осталась одна смерть. Однако мой народ слишком долго прожил под ее властью, поэтому мы выбрали жизнь и бежали в лес.

— Если твой народ бежал из пещер несколько дней назад, почему вы не пересекли реку и не ушли подальше от проклятого места? — потирая шею, поинтересовался Базл.

— Слишком много врагов появилось в этих местах с тех пор, как ушел Страж. Раньше он защищал нас, а теперь ворота нашего убежища открыты настежь. Мы слишком слабы, чтобы оборонять свой дом самостоятельно, и не можем даже защитить собственные жизни. Поэтому мы прятались в лесу, пока наконец сегодня в лесу не стало тихо. Рассудив, что твари убрались, мы вышли к мосту и увидели всадников в броне. Никто из нас не мог предположить, что среди них встретим друга.

— Хорошо, но теперь ты знаешь, кто мы и с какой целью едем в лабиринт. Сваны выделят нам провожатых?

Сван не ответил Хельви, только согнулся в низком поклоне. Тар поморщился, глядя на такое раболепие новых друзей. Он не доверял этим странным существам и мало верил истории, рассказанной их предводителем. Что, если им приказано завести отряд в западню? Куда и почему ушел Черный колдун? Теперь, когда он нашел столь послушного ученика и исполнителя своей злой воли, доверил его командованию армию невиданных чудовищ, щелкающих литые доспехи, как семечки, сжег Верхат, объявив официальную войну императору, — именно сейчас он неожиданно собрался на покой? Или как раз не на покой — Страж ушел, чтобы присоединиться к войску Рива, которое идет сейчас на Гору девяти драконов. Неужели они пропустили врага на столицу? Не может быть!

— Если бы они были нашими врагами, то я едва ли ушел бы живым с моста, — сказал вдруг принц, внимательно следивший за выражением лица Ожидающего и без труда читавший его мысли.

— Если только не предположить, что они не тупое орудие в руках твоего врага, а достаточно хитры, чтобы догадаться, что лучше заманить нас всех на верную гибель, чем довольствоваться одним твоим трупом. Или ты считаешь, что твоя смерть порадует Черного колдуна и Рива гораздо больше, чем кончина целого отряда?

Хельви растерялся и не ответил на последнее замечание Тара. Он взглянул на свана, который, наверное, прекрасно понял, что речь идет именно о его народе, однако никак не прокомментировал высказывания человека и альва. Да и что он мог сказать, подумал принц. В такое же положение попал и он при дворе императора, когда ему нечего было ответить на обвинения Раги Второго в том, что они с алхином — лазутчики короля Омаса.

— Я не знаю, что сваны думают о нас, но колдовать они точно не могут. И я спрашиваю себя — стоит ли всерьез опасаться существ, не способных нанести сколько-нибудь сильный магический удар? — вмешался в разговор Базл.

— Именно поэтому ты полчаса бился с этим бойцом на мосту? — съязвил Тар, указывая на тощего свана.

— Я растерялся, — начал оправдываться Базл. — Кроме того, он больно щипался.

Хельви и Тар одновременно вздохнули — инфантильный маг был неисправим. Между тем Вепрь, закончив личные переговоры с альвами, спокойно подъехал к совещающимся. Видно, мысль, что он нарушает законы какой-то иерархии в отряде, не приходила ему в голову. Окуляры сияли, в руках алхин сжимал ожерелье гриффонов.

70
{"b":"27580","o":1}