ЛитМир - Электронная Библиотека

— Койне, у княжича была свита? Он контролировал сванов в одиночестве или его кто-то сопровождал?

— Свиты из придворных у Хокийо не было. Она ему не полагалась ни по возрасту, ни по статусу. Но наследник водяного князя не может разгуливать по округе в одиночестве. Его сопровождают рыбы и звери, облака и ветер. Каждая капелька воды вокруг него оберегает и ласкает кожу наследника. Хотя Хмурая река не слишком доброжелательна к водяным, но с Хокийо у нее были хорошие отношения.

— У княжича были хорошие отношения с рекой? — Удивленно переспросил Нырок.

— Вам, сухопутным, не понять, — махнул рукой Койне. — Вода всегда очень эмоциональна. Водяные просто обязаны иметь хорошие отношения с реками, верами, прудами и ручьями, иначе они там не задержатся.

— А чайки могли сопровождать наследника?

— Да, конечно. Это птицы, которые любят воду и живут водой. Они частенько входят в состав свиты князя Остайи. Постой, почему ты спросил имени о чайках? — водяной прищурил свои прозрачные глаза. — Тебе что-то известно именно о них?

— Я имею сведения, что чайки, сопровождавшие княжича Хокийо в его последнем походе по Хмурой реке, не вернулись домой, — многозначительно произнес Нырок. — Я уверен, что их гибель лежит на совести тех, кто убил наследника.

— Поразительно, — только и смог вымолвить Койне, который рассчитывал на полноценный рассказ о том, как эти сведения попали к Нырку, но не дождался его — альв не собирался прерывать глубокомысленное молчание. Водяной, которого изрядно раздражал этот спесивый толстячок, не стал задавать дополнительных вопросов. В конце концов, сегодня на закате всё станет ясно: справился ли посланец империи с расследованием или он способен только тарелки с икрой подчищать. Втайне Койне полагал, что Нырок с заданием не справился. Все эти истории про чаек были, что называется, вилами на воде писаны.

— Ты не против, если я прогуляюсь по лесу? — небрежно спросил Нырок. — Хочется подумать в одиночестве, а потом, разумеется, позавтракать. Надеюсь, князь Остайя не скупердяй и не поскупится накормить меня так же сытно, как вчера.

Пустоголовый обжора, вынес окончательный приговор Койне, но вслух ничего говорить не стал, только слегка поклонился, выражая тем самым свое уважение гостю. Повеселевший альв отправился в чащу, а водяной некоторое время пристально смотрел ему вслед, а затем бесшумно нырнул обратно в ручей. Он торопился поделиться с князем своими наблюдениями.

Закат солнца застал Нырка на берегу Хмурой реки. Узнав о том, что их приятель собирается встреться с водяными, гриффоны предложили составить ему компанию, и даже Зеленый Жох заявил, что лично проломит голову тому, кто «попробует обидеть малыша». Однако альв, во избежание конфликта, попросил спутников оставить его одного. Он наблюдал, как волны вспенились и на белом гребне покаялся водяной князь. Пришел ли Остайя на встречу в одиночестве или его свита пряталась под водой, альв не знал. Но он прекрасно понимал, что в его ситуации это не имеет никакого значения. Либо князь поверит доводам Младшего, либо объявит войну империи.

— Я слушаю тебя, альв, — вместо приветствия произнес Остайя.

— Я провел расследование преступления, князь, и уверяю, что получил много подтверждений в пользу невиновности Младших. Княжича Хокийо убили сваны. Я могу вкратце рассказать тебе, как это случилось. Ты послал сына следить за тем, чтобы твои новые соседи не натворили бед. Ты знаешь о сванах довольно, чтобы не доверять этому племени. По сравнению с тобой я знаю о них крайне мало, но по личному опыту мне известно, что сваны умны и деятельны. Они поняли, что княжич не случайно с утра до вечера ныряет у них под боком. Однако же его присутствие не заставило их отказаться от своей цели. Я не могу точно сказать тебе, в чем включалась эта цель — покинуть ли империю Младших, поссорить ли водяных с альвами или что-то другое, но сваны твердо шли к ней, и даже убийство Наследника не могло остановить их на этом пути.

— Продолжай, — после короткой паузы, специально сделанной Нырком, попросил князь.

— Тем утром они пригласили княжича на переговоры. Я обнаружил место преступления, оно находится не в лесу, а на берегу, довольно далеко от чащи, где вы обнаружили тело убитого. Я уверен что речь шла именно о переговорах — на берегу стоял стол и пара скамей. Следы от ножек стола и ног сванов еще видны на песке. Очевидно, сваны собирались предложить Хокийо какую-то сделку. Я думаю, они хотели, чтобы он закрыл глаза на их странное поведение, не сообщал о нем во дворец. О том, что княжичу предложили взамен, я могу только догадываться. Не исключено, что ставки были самые большие. Например, княжеский трезубец. Но сваны не оценили Хокийо — он был настоящий гордец. Идти на переговоры с врагом было противно его сути. Поэтому княжича убили — зарезали ритуальным кинжалом. На берегу остались следы крови, которая слегка пахнет рыбой. После этого сваны сделали всё, чтобы новости про убийство шли до тебя как можно дольше. Они знают о водяных не меньше, чем ты о сванах. Тело княжича было унесено в лес и подвешено на дерево — подальше от воды, которая могла выдать тебе преступников. Чайка, которая полетела вслед за Хокийо на берег во время переговоров, была застрелена из арбалета. Арбалетный болт, по мнению гриффонов, изготовлен не Младшими, а сванами. Затем убийцы постарались как можно быстрее исчезнуть с берегов Хмурой реки. Возможно, это было связано еще и с тем, что они добились своей цели.

Нырок замер в низком поклоне. Конечно, результаты расследования были неполными и отчасти поверхностными, но это была последняя попытка наладить отношения с водяными. У меня было слишком мало времени, оправдывался Младший.

— Я понял тебя, альв, — выдохнул князь Остайя, — буду думать над тем, что ты сказал. Жди моего ответа завтра.

ГЛАВА 9

К башне Ронге отряд Вепря шел несколько дольше, чем планировал бывший алхин. Местная нечисть как будто договорилась не давать Младшим передышки. Постоянные стычки с мари перемежались нападениями гарпий. Даже двое диких попытались вновь подкараулить воинов, однако альвы, во-первых, были способными учениками, и урок борьбы с диким, продемонстрированный Вепрем, не прошел для них впустую. А во-вторых, Меч королей, волшебный клинок, который бывший алхин когда-то вынужден был оставить у князя Остайи, вновь верно служил своему старому хозяину. Прекрасное оружие принимало любую форму и весило в зависимости от пожелания владельца, даже если это пожелание не было произнесено вслух и оставалось только в мыслях. Кроме того, меч великолепно чувствовал и оценивал опасность и мог предупредить хозяина о ней. Наконец, он слегка светился в темноте, вполне заменяя собой факел.

Обзаведшись чудесным оружием, которое неожиданно прислала ему через коварных сильвестров лесная хозяйка Ашух, Вепрь уже не так сильно тревожился, прислушиваясь к ночным шорохам. Впрочем, история с воскресшей лесной девой была не до конца понятна и правдоподобна, но наместник Западного края справедливо рассудил, что лучше он оставит мысли о ней на потом. В настоящее время перед бывшим алхином стояли совсем другие и горазд более важные задачи, чем попытка разобраться, что за странная покровительница у него появилась. Чем больше он думал о будущей встрече с королем Омасом, тем глубже становились морщины на его лбу. К башне Ронге альвы вышли несколько неожиданно — просто лес вдруг раздвинулся, и они оказались на заброшенной просеке, усыпанной гнилыми стволами деревьев, которые были срублены, по прикидкам Вепря, почти пятьсот лет назад, однако всё еще не рассыпались в прах. Человек связывал это с действием заклятий Мудрых, которые были применены при штурме черной башни. Комр велел воинам не лезть вперед, продвигаться крайне осторожно и быть готовыми к любой западне. Вепрь выслушал эти приказы с тайной улыбкой. Он прекрасно знал, что ни одно живое существо, даже нечисть, даже пустоголовые дикие не подойдут по доброй воле к проклятой башне. Слишком сильны были заклятия, наложенные на эти руины Советом Мудрых.

30
{"b":"27582","o":1}