ЛитМир - Электронная Библиотека

— Удивительная история, — воскликнул Базл. — Вот уж не думал, что в арсенале князя есть нечто подобное. Значит, водяники и в самом деле возрождаются, заново набирают силу, раз смогли сохранить такие сооружения в Хмурой реке. Не зря княжич Хокийо излазил ее вдоль и поперек. Пожалуй, такая крепость и впрямь может остановить войско людей, как ты полагаешь?

— Если крепость водяных так огромна, как этот дворец, — негромко произнес Хельви, к которому был обращен вопрос Базла, — то там должен быть многочисленный гарнизон. Большую крепость можно удержать малым количеством воинов, но при этом они не смогут нанести значительный урон врагу.

— Хватит ли у князя Остайи бойцов? Водяники не слишком многочисленное племя.

— Это правда, повелитель, и князь сказал мне нечто подобное. Крепость хороша, но одним водяным не удержать. Остайя просит у тебя поддержки — значительные силы могли бы гарантировать ему успех. Поскольку укрепление, по словам князя, поднимется из воды, Младшим не грозит опасность быть утопленными. Водяник говорит, что с этим нужно спешить. По его данным, армия Города драконоборцев подойдет к Хмурой реке, до первых холодов.

— Думаю, ты сам разберешься с этой проблемой, градоначальник. В твоих руках целый гарнизон. Ария Младших еще не собрана, но основной удар, как мне думается, будет нанесен нам всё-таки с востока. Что говорят маги, Базл? — Канцлер неожиданно повернулся к помощнику. — Я просил их посмотреть, благосклонны ли звезды к нашему походу.

Базл смутился. Он поспешно отвернулся от человека, делая вид, что сверяется с какими-то бумами на столе. Императрица, перестав мотать шерсть, удивленно посмотрела на глифа. А Нырок, поняв, что сведения у Базла не слишком благоприятные, отчаянно закусил губу. Предсказания магов ценились в империи высоко. Наверное, это происходило оттого, что придворные звездочеты и волшебники в обычное время не слишком надоедали правителям своим искусством предвидения, предпочитая проводить время в подземельях, где располагались многочисленные лаборатории и хранилища книг. Однако перед таким важным событием в жизни империи, как война, Хельви не мог не отправить запрос магам о том, как им видятся будущее и перспективы воинов Горы девяти драконов.

— В чем дело? — удивился вслух Хельви. — Наши старички не слишком одобряют эту операцию в целом или они против того, чтобы войска выступали из Горы девяти драконов в ближайшее время? Не молчи, Базл, клянусь ушедшими богами, твое молчание огорчает меня

— Они говорят, что видят миракль. Более подробного объяснения я не добился. Они просят не оставлять Гору девяти драконов без гвардии. Крайне важно, чтобы город был хорошо защищен. Спасать водяных менее важно, нежели…

— Довольно! Опять те же разговоры! Раньше я слушал их на Государственном совете, а теперь еще и придворные лекари осмеливаются учить меня выполнять долг перед союзниками, — вскричал Хельви, и глаза его гневно засверкали. — Неужели эти косные тупицы не понимают, что речь идет не о спасении водяных, а о защите всей империи. Только объединившись, мы сможем противостоять армии людей! Передай магам, Базл, что я желаю получить нормальное и понятное предсказание! Что еще за миракли?

— Стоит ли так давить на волшебников? — неожиданно сказала Сури, которая крайне редко вмешивалась в государственные дела мужа. — Они не воины и связаны с императорами Младших многими столетиями службы. Они не могли повиноваться приказу кого-нибудь из Государственного совета, чтобы сделать заведомо ложный прогноз. Или ты полагаешь, что в их рядах мог появиться предатель, который действует по указке врага? Опомнись, Хельви, уверяю тебя, ты ошибаешься.

Канцлер бросил быстрый взгляд на императрицу, смысла которого было не понять Младшим. Нырок и Базл потупили взгляды. Они не очень понимали, какой оборот может принять дальше этот разговор, отлично представляя себе взрывной характер человека.

— Базл, ты слышал мой приказ, — наконец произнес Хельви. — Иди и исполняй. Нырок, ты отправляйся домой, поспи и отдохни. Завтра я жду тебя с утра на военном совете. Эль уже переправлен в город?

— Да, повелитель, — ответил Базл. — Я лично доставил его вчера вечером из императорской библиотеки в дом градоначальника. Кажется, он раздобыл какие-то интересные сведения о людях из Города драконоборцев в нашем книгохранилище, но просил сутки на то, чтобы правильно интерпретировать полученную информацию. Завтра он обещал представить мне доклад.

— Раз обещал, то и представит, — вставил Нырок, искрение гордый успехами своего свельфа.

— Вот и прекрасно, — слабо улыбнулся Хельви. — Я хотел бы почитать этот доклад перед советом.

Базл и Нырок согнулись в низком поклоне перед сидящей императрицей, которая была очень задумчива и едва ли увидела почтительный жест своих подданных. После ухода Младших в комнате на некоторое время воцарилась относительная тишина. Сури, сидя в своем любимом кресле, машинально разматывала клубок. Хельви замер у камина, словно не в силах оторвать взгляда от языков пламени, лижущих сухую древесину. Тишина нарушалась лишь потрескиванием дров.

— Объясни мне, сердце мое, что такое миракль? О чем говорят твои маги? — наконец тихо попросил великий канцлер.

— Я не могу, Хельви. Я ничего не понимаю.

— Как это возможно, Сури? Ты же императрица, ты выросла в этом дворце, среди этих магов. Как ты можешь не понимать их предсказаний? Разве тебя не учили этому, правительница?

— Магия — это очень сложно, Хельви. Неужели ты думаешь, что я не помогла бы тебе, если б могла?

— Ты сильно разочаровываешь меня, — вдруг каким-то грудным голосом сказал Хельви. — Я всегда полагал, что правители — особые существа, они знают о своей стране всё-всё и постигают многие тайны даже не учась, а интуитивно, на том основании, что они крепко связаны со своим племенем и его судьбой. Что ж, я ошибался. Только вот в чем — в тебе или в своем представлении об идеальном правителе? Кто теперь сможет мне это объяснить.

— Я не идеальная правительница, тут ты прав, — не сдерживая слез, ответила Сури. — Разве могла идеальная наследница империи Младших полюбить человека и сделать его равным себе? Разве может она отдав бразды правления своему любимому супругу и канцлеру, всецело отдаться счастью семейной жизни, рожать и воспитывать детей? Только если уж я так дурна, то почему ты продолжаешь служить мне?

— Ради ушедших богов, не вздумай только плакать, — раздраженно вскричал Хельви. — Не хватало мне ко всем неприятностям еще твоих слез! Ты можешь и должна стать хорошей правительницей, и существование семьи и наследников не должно тебе мешать. Если со мной что-то случится на этой войне, ты станешь единственной защитницей для нашего сына, пока он не достигнет совершеннолетия и не сможет вступить на престол. Помни, что хорошие правители не плачут, они просто помнят о своей боли.

— Не говори так! Как можно начинать войну с такими предчувствиями, — Сури настолько испугалась, что у нее даже высохли слезы.

— Извини, — Хельви подошел и опустился на колени перед женой. — Я пугаю тебя своими глупыми словами просто потому, что Базл расстроил меня своими дураками-магами. Сури, прости меня. Я не знаю сам, что болтаю. Я так дурно спал прошлые ночи, что, вполне возможно, у меня просто всё смешалось в голове: друзья, враги, заботы.

— Если бы я могла помочь тебе, хоть немного облегчить тот груз, который свалился на тебя с тех пор, как ты стал великим канцлером, — произнесла императрица, нежно обнимая мужа. — Но я смотрю на тебя и понимаю, что я ничем-ничем не могу помочь тебе. Эта ноша не по мне, Хельви. Если с тобой что-то произойдет на этой войне, если ты погибнешь, то клянусь тебе, что и дня не проживу без тебя.

— Никто не знает, какую ношу мы способны вынести, — тихо ответил ей человек. — Когда-то, скитаясь по болотам и оврагам Тихого леса, я думал, что жизнь моя кончена и лучшее, что ожидает меня, — это работа свинопаса у какого-нибудь не слишком брезгливого фермера из Младших. Судьба выбирает нас, но и мы выбираем себе судьбу. Помни об этом, пожалуйста. Ты ведь очень сильная, Сури. Вспомни, если бы не твои любовь и преданность, твой отец никогда не согласился бы на наш союз.

36
{"b":"27582","o":1}