ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сталинский сокол. Комдив
Повелитель льда
Как быть успешной мамой: воспитание детей, карьера, творчество и счастливая семья
Магическая Академия, или Жизнь без красок
В сонном-сонном лесу… Сказки для засыпания
Шестая жена
Повелители Снов. Странники
Английский для дебилов
Наследник старого рода

Кдев не вздрогнул, и не потому, что Щур не застал его врасплох, а просто сказалась многолетняя выучка: разведчик не должен позволять обнаруживать свои чувства. Он взглянул на пленника, которого спеленали веревками с головы до ног, и со свистом вздохнул. Светловолосый и низкорослый человек был бледен и заметно дрожал. Пожалуй, издалека его можно принять за альва, подумал Черный лис, брезгливо рассматривая пленника. Однако если те, кто отправил его в лес Ашух, думали обмануть Младших, то они горько ошиблись. С трех шагов было понятно, что перед тобой именно человек. Крупные черты лица, казавшиеся уродливо-неправильными по сравнению с красивыми тонкими лицами альвов, глаза навыкате, пористая и нечистая кожа, резкий запах пота и угловатые движения, лишенные изящества. Вот человек каков он есть. Кдеву захотелось сплюнуть, но он сдержался. Не стоит показывать лазутчику, что он считает его ничтожеством, возможно, парня еще удастся переманить на свою сторону.

— Меня зовут Кдев Черный лис, я командую дозорным отрядом войска Младших. Кто ты такой и что делаешь в священном лесу Ашух?

Пленник не отозвался на слова командира, только задрожал еще сильнее. Кдев подумал и повторил вопрос на языке людей королевства Синих озер. Безусловно, в его устах он звучал не так складно и благозвучно, как у Хельви, который лично обучал нескольких самых толковых командиров премудростям речи будущего врага. Но человек, кажется, что-то понял и робко залепетал.

— И это называется лазутчик, — презрительно обратился Кдев к Щуру на языке Младших. — Его послали на разведку, даже не обучив понимать противника. Ставлю бочонок эля, что это всего-навсего жалкий картограф, который должен был начертить планы местности на подступах к Серебряному потоку. Ни на что другое это ничтожество не годится.

— А о чем он говорит, командир? — уважительно поглядывая на своего многоумного начальника, спросил десятник.

— Дракон его знает, — пожал плечами Кдев. — Не могу разобрать. Ну ничего, великий канцлер с тобой разберется.

Топот копыт прервал эту беседу. Базл в сверкающем новеньком доспехе спрыгнул с разгоряченной лошади. Обычно белое лицо глифа раскраснелось от быстрой езды, зловещий шрам алел на щеке, как будто кровился.

— Добрый день, командир, — быстро сказал маг Черному лису. — Я попал прямо на допрос? Отлично. Канцлер Хельви отправил меня к тебе, чтобы узнать, удалось ли выяснить у пленника какие-то подробности. Или он молчит?

— Добрый день, Базл, — усмехнулся в бороду Кдев. — Не молчит, чего уж тут молчать, только разобрать его бормотание я не могу. По мне, так он занимался разведкой местности в лесу Ашух. Причем, поскольку пергамента, перьев и чернил при нем обнаружено не было, полагаю, что мы имеем дело не с обычным картографом, а с опытным шпионом, который занимается углубленным разведыванием подступов к Верхату на предмет возможности продвижения к нему конных и пеших войск.

— Красиво сказано. Понять бы еще, что всё это значит, — проворчал себе под нос глиф и обратился к пленнику на языке людей: — Куда ты дел карты, которые рисовал в этом лесу? Почему при тебе нет запасов пищи и воды? Как долго ты добирался до чащи Ашух из Нонга? Учти, твое молчание может плохо закончиться — мы не любим шпионов и обычно варим их в расплавленном серебре.

— Пощадите меня, — вдруг залился слезами горе-шпион. — Я даже не воин, я выполняю приказание своего учителя. Я алхин, то есть еще не настоящий алхин, а его ученик. Меня зовут Сурок. Не убивайте меня, лесные жители!

— Ты дурака-то не валяй, — посоветовал рыдавшему парню Базл, внимательно выслушав его объяснения. — Какие мы тебе лесные жители? Мы Младшие, и я никогда не поверю, что ученик алхина может не знать о нас. Проверить твои слова, конечно, можно. Великий канцлер займется этим нынче же вечером. А пока советую быть откровенным — зачем ты пришел в лес Ашух?

— Так это, — шмыгая носом, ответил Сурок, — наставник мой, старый Рыжуха, говорил, что есть тут одно захоронение, вроде могильника, и хорошо бы его покопать, поискать всякие магические штучки. Мол, перед войной нужно успеть, потому что после войны тут камня на камне не останется, а всё драгоценное бароны да маги себе загребут, нашему брату ничего не обломится.

— Значит, грабитель ты? — прищурившись, уточнил Базл, и Сурок молча кивнул. — Есть у нас один бывший алхин, служит он императрице Сури. Если ты врешь, он тебя быстро раскусит. Звать его Вепрем. Может, слышал?

Это была, конечно же, пустая угроза — Базл прекрасно знал, что найти Вепря сейчас не представляется возможным. Несмотря на то, что в арсенале у мага были кое-какие заклинания, помогавшие определить местонахождение какого-то лица или предмета, все попытки разыскать бывшего алхина заканчивались неудачей. Либо Вепря закрывал сильный магический щит, либо он был слишком далеко. В любом случае участвовать в допросе Сурка он никак не мог. Однако глиф упомянул имя человека еще и для того, чтобы проверить реакцию пленника. Молодой алхин никак не отреагировал на это. Имя Вепря или ничего не говорило ему, или же он был настолько хитер и ловок, что сумел провести и мага, и командира Кдева, сыграв простака, случайно завешанного во все это дело.

Пожалуй, Вепрь тоже мог бы притвориться дурачком, подумал Базл, молча рассматривая Сурка. Возможно, парень действительно алхин или прошел когда-то выучку у алхина. Только вот Вепрь на самом деле совсем не дурак, и этот лазутчик может оказаться гораздо умнее, чем кажется. Хельви прав — он должен лично посмотреть на этого странного пленного и поговорить с ним. А до того момента важно сохранить пленнику жизнь. Маг подозрительно посмотрел на парня, который продолжал всхлипывать.

— Стереги его хорошо, Кдев. Не доверяю я его слезам. Канцлер пришлет за пленником воинов, когда стемнеет. А до этого времени он будет на твоей шее, Впрочем, ты, как обычно, не жалуешься.

— Я уважаю приказы, маг, и умею их выполнять, — Черный лис помолчал, собираясь с мыслями. — Мои ребята довели дровосеков до первого провала, они сейчас рубят деревья для бревен, по которым будут спускать лошадей.

— Хорошо, я передам Хельви. Что-нибудь еще?

— Лошади дрожат, маг. Животные чуют нечисть лучше, чем мы с тобой. Отряд копейщиков может пошарить по кустам. Я готов отпустить туда своих ребят, но сам понимаешь — с мечом в руках против дикого не навоюешься. Лучше уж копьем.

— Отряд ты получишь, Кдев. Но я знаю тебя слишком долго, старый молчун. Говори до конца. Что у тебя на уме?

Командир разведчиков вздохнул и посмотрел на Щура, который понял своего начальника без слов и отошел за деревья.

— Если я ошибся и этот парень ведет за собой армию, — медленно произнес Черный лис, — то канцлер должен быть готов ее встретить. Я велел своим воинам не расходиться по лесу на тот случай, если нам придется срочно отходить в сторону, к флангам.

— Канцлер готов воевать, ты знаешь об этом. Не беспокойся, твои дозорные не окажутся между молотом и наковальней, — тихо ответил ему глиф. — Береги пленника, Черный лис. Мы встретимся с тобой вечером.

Кдев молча поклонился, а Базл вскочил на коня и поехал назад, в тыл, где ждал его великий канцлер. Наконец между деревьями заблестели доспехи и послышалось лошадиное ржание. Тысячи альвов ехали через чащу Ашух. Трава скрипела под копытами. Если лесная дева и впрямь существует, она, должно быть, не рада многочисленным беспокойным гостям, подумал глиф. Хотя великий канцлер и утверждает, что легенда о проклятии — всего лишь детская сказка, Базл не склонен был недооценивать древние силы. Он опасливо повел плечами. Странное ощущение чьего-то упорного взгляда, который буравил спину глифа, не покидало его. Он натянул поводья и поехал вдоль войска. Ему был нужен совет — редкий случай, — и он знал, у кого он может его получить.

Имперские маги ехали верхом, как и всё войско, однако, судя по их мрачным лицам, конная прогулка не доставляла им никакого удовольствия. Их ученикам, напротив, поход нравился куда больше, чем сидение в темной и душной подземной лаборатории. Молодежь, что с нее взять, решил Базл, они даже не представляют, куда и зачем их везут. Последняя мысль почему-то испортила ему настроение. Он еще раз взглянул на бородатых морщинистых магов, хмуривших брови, и подумал, что, возможно, плохое настроение наставников связано не столько с неудобствами поездки, сколько с тревожными мыслями.

44
{"b":"27582","o":1}