ЛитМир - Электронная Библиотека

Несмотря на то что империя Младших была создана так называемыми основателями много тысячелетий назад из расчета, что ее население будет состоять из нескольких магических народов, история сложилась так, что основная часть жителей принадлежала к племени альвов. Именно альвы были крупнейшими землевладельцами в стране. Даже императорский род, который правил страной с древних времен, был альвийским. Отношения же с людьми были всерьез испорчены после войн Наследников, причем нужно признать, что королевством Синих озер на то, чтобы порвать связи с соседями, было истрачено больше сил и средств, чем империей Младших.

Свадьба Сури, наследницы из рода императоров, с Хельви вызвала толки. Смельчаки из самых родовитых кланов открыто заявляли, что не потерпят, чтобы какой-то выскочка из народа, открыто объявившего Младших своими кровными врагами, повелевал ими. Так называемый Государственный совет, который состоял из приближенных к трону сановников, был вынужден даже пойти на компромисс — после замужества Сури была провозглашена императрицей, а вот Хельви короновать не стали. Он получил титул великого канцлера пожизненно, однако любой житель страны отдавал себе отчет, кто правит в Горе девяти драконов.

Странное положение, в котором очутился Хельви, диктовало особые правила игры. Любой указ или распоряжение, которое выпускала канцелярия при дворе императрицы, были обречены на бурную реакцию подданных: опять этот выскочка диктует нам, что делать! В связи с этим вопрос о наделении сванов собственной землей мог бы привести при неправильном решении чуть ли не к междоусобице. Однако ни один альв, недовольный статусом человека, ставшего вторым лицом в государстве, не посмел заикнуться о том, что Хельви раздает имперские земли направо и налево своим ставленникам, когда сваны отправились на берега Хмурой реки. Эти края и впрямь считались настолько гиблым и ужасным местом, что попасть туда не желали и врагу. Ни один землевладелец в стране не принял бы предложения канцлера принять и обустраивать эти земли. Никто, кроме сванов, не решился на такое безумие.

Да, это было хорошее решение, сказал сам себе Хельви. Жаль, что не всякий вопрос можно закрыть столь изящным и однозначным образом. Только вот непонятно, куда делись деньги, выделенные на строительство домов и дорог? Либо их украли столичные вельможи, либо сами сваны, войдя во вкус, решили требовать всё больше и больше золотых монет, в последнее время осыпавших их головы, точно дождь. Ничего, пусть Базл во всём этом разберется! Уж он должен точно знать, как идут работы на Хмурой реке.

Он отложил в сторону прошение и поднес к глазам другую бумагу. Донесение из Берхата — наместник Вепрь требует предоставить ему лошадей и повозки для переправки новых воинов на юг. Не так-то сильно нужны тебе эти лошади, иначе не писал бы ты мне в канцелярию, а прислал бы с пакетом гонца, усмехнулся канцлер. То, что Вепрь решил обратиться к официальной переписке, означало, что речь идет не столько о срочном отправлении воинов с одного конца империи на другой, сколько о том, что эта переброска наместником еще не подготовлена. Бывший алхин явно тянет время, размышлял Хельви. Если сейчас прижать его к стенке и спросить, почему обозы до сих пор не пришли к заставе у Черных гор, он, скорее всего, будет ссылаться на это послание в канцелярию. Ах, хитрец!

Хельви задумался на мгновение и черкнул в углу донесения: лошадей и повозки выдать, с переброской — поторопиться. Давняя мечта канцлера — укрепить юг страны несколькими обороноспособными крепостями, которые, по мысли Хельви, должны были чередоваться на всем пути от Хмурой реки до берега Теплого озера, — должна была сбыться еще несколько лет назад. Однако многочисленные трудности, связанные с освоением южных территорий, неумолимо задерживали исполнение этого чрезвычайно важного проекта. Мало мне забот со сванами и нечистью, так еще Вепрь подставляет меня, не выполняя моих поручений, стукнул кулаком по столу канцлер.

Не глядя, он схватил очередной лист бумаги. Подумаешь о плохом, оно сразу и притягивается, — невольно поморщился он. Это было послание от союзников — жителей Города драконоборцев, который расположен далеко за Теплым озером, у Моря армагов. В нем в весьма пышных фразах императрице и ее супругу были переданы наилучшие пожелания в связи с годовщиной свадьбы, а также, словно невзначай, сообщалось, что двое купцов из Горы девяти драконов, которые пытались незаконным образом вывезти из города два пуда старинного серебра, были повешены на площади «в назидание другим ворам».

Конечно, законы в Городе драконоборцев очень строги, и не нынешние жители их выдумали, думал Хельви, вглядываясь в прочитанные строчки. Однако для своих ближайших союзников драконоборцы могли бы сделать маленькое исключение и пожалеть двух жадных идиотов. В конце концов, это имперские купцы поставляют в город провиант и одежду. Канцлер раздраженно кинул послание на стол, поднялся на ноги и подошел к окну. Небо было уже почти светлым. Конечно, он не может себе позволить ссориться с союзниками ради двух преступников, думал Хельви, кусая губы. И всё-таки он должен признать, что в последнее время отношения с некогда бессмертными жителями города всё больше заходят в тупик. Интересно, на что они рассчитывают, ссорясь со столь могучим союзником, как империя?

Хельви не мог до конца ни понять, ни рассудить обитателей Города драконоборцев, хотя, как ни парадоксально это звучит, пользовался славой единственного представителя империи, который нашел с ними общий язык. Дело в том, что формально могущественный город населяли его соплеменники — люди. Однако Хельви понимал, что они совершенно отличаются от жителей его родного королевства Синих озер хотя бы продолжительностью жизни: если сам канцлер едва ли может дожить до восьмидесяти, то драконоборец проживал несколько тысяч лет. Дело в том, что на город было наложено заклятие сильфов — любимых детей ушедших богов, которые таким образом решили расквитаться с его жителями за то, что в древнем противостоянии между хранителями и любимыми детьми богов они оказали поддержку первым. На протяжении тысяч лет горожане не старились и не умирали, но при этом не могли покинуть пределы городских стен. Заклятие можно было снять единственным способом — в городе должен был родиться младенец. И именно Хельви, который появился в заколдованном городе вместе со своими товарищами, разыскивая дракона, невольно оказал эту услугу его жителям.

Канцлер поморщился. Ему были неприятны мысли о том, что в Городе драконоборцев у него растет сын. Это и мешало ему как следует надавить на всё более наглевших драконоборцев, и оставляло постыдную недоговоренность между ним и Сури. Императрица была не в курсе этой части похода за драконом, и Хельви не мог рассказать ей о ней. Собственно, в этом не было большой необходимости, потому что известия из Города драконоборцев поступали крайне редко. Зато когда они доходили до столицы, канцлер был готов кусать себе локти от злости. Правительница заколдованного города словно издевалась над ним.

Что может произойти, если я попытаюсь пригрозить драконоборцам разорвать наш мирный договор, размышлял Хельви. Настолько ли они уверены в собственных силах, чтобы впредь самостоятельно добывать еду и другие товары? Безусловно, в подвалах у них хранится немало золота и драгоценных камней, чтобы купить всё самое лучшее у любого продавца, однако кто еще приедет к ним торговать, если не купцы из империи Младших? Вокруг города в настоящее время обитает одна только нечисть. От королевства Синих озер их отделяют высокие Черные горы. Даже если какие-то отчаянные ребята собираются провести караваны с товаром через эти вершины, то как хотят они преодолеть бешеные пороги на Зеркальном озере? Нет, граница с королевством со стороны Черных гор недоступна, решил Хельви.

Однако союзники ведут себя так, словно намерены в ближайшее время разорвать мирный договор! Повесят еще парочку вороватых купцов и объявят, что разрывают все отношения с империей, потому что ее обитатели — сплошь грабители и разбойники. И что дальше? Неужели война? Канцлер не усмехнулся, хотя любой сторонний наблюдатель, наверное, скептически хмыкнул бы — как может даже самый крупный и богатый город воевать с целой империей. Но Хельви было не до смеха. Нашему с правительницей Города драконоборцев сыну исполнилось десять лет, тоскливо подумал он. Хоть он и незаконнорожденный, однако его неожиданное появление способно спровоцировать смуту. Драконоборцы, конечно, не могут претендовать на императорскую корону для мальчика, ведь я не император, однако часть настроенных на мятеж Младших вполне может поддержать их требование об уравнении прав всех моих детей.

5
{"b":"27582","o":1}