ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надеюсь, ты не воюешь с прекрасными дамами, великий канцлер, — насмешливо произнесла Ханемли.

— Надеюсь, прекрасные дамы, обитающие в крепости Нонг, не рассчитывают на мое снисхождение, когда являются в мои покои без приглашения и крадучись, — спокойно ответил Хельви, который хоть и был безоружен, однако вид имел весьма угрожающий.

— Узнаю славного правителя империи Младших, — ничуть не испугавшись, продолжила Ханемли, однако не двинулась с места, — много красивых слов, которые ничуть не затемняют общего смысла. Безусловно, я не смогу рассчитывать на твое снисхождение, принц Хельви. Но и ты не рассчитывай на мое. Уже и так ты получил от меня гораздо больше смиренного терпения, чем мужчина может ожидать от женщины. Заметь, я даже не говорю — прекрасной дамы! Самая последняя крестьянка не потерпела бы, чтобы с ней так обращались.

Великий канцлер просто пожал плечами. В принципе, он был готов к разговору с правительницей Города драконоборцев, в глубине сердца давно зная, что именно и как он ответит ей на все упреки. Невольное облегчение от того, что всё наконец будет сказано, заставило его улыбнуться. Ханемли, увидев это, неожиданно смутилась. Она была очень хороша собой — в легкой тунике вроде тех, что носят водяные, подумал Хельви. Длинные темные волосы распущены, ароматные цветы вплетены в каждую прядь. Неожиданно ему захотелось сказать этой женщине что-нибудь приятное. Уж не привораживает ли она, даже подумал канцлер.

— Ты прекрасна, правительница, и я совершенно не рассчитываю на снисхождение такой красавицы, я не настолько самовлюблен. Кроме того, я наслышан о том, что в последнее время твоего снисхождения добиваются слишком многие, в том числе и мой брат, король Омас. Рад, что ты не лишаешь его надежды, — как можно мягче произнес Хельви. — Нам не обязательно становиться друзьями, Ханемли. Однако, учитывая всё общее, что нас объединяет, мы могли бы постараться забыть взаимные обиды и начать отношения с чистого листа.

— С чистого листа? — Огромные глаза правительницы заискрились от едва сдерживаемой ярости. — За кого ты принимаешь меня, человек? Я повелеваю древними силами, мощи которых ты не способен даже представить. Богатство, скопленное в подвалах моего дома, не знает счета. Слава моя скоро распространится по всем уголкам этого мира. И ты смеешь предлагать мне какую-то сделку?

— Это не сделка, — раздражаясь, возразил Хельви. — Твое войско разбито у Хрустального ручья. Ты купаешься в золоте, лишив своих подданных даже имен, и ты искренне надеешься, что твое правление продлится вечно? А что до древних сил, то их могущество потихоньку тает, как снег весной. Скоро от них не останется ничего. И твоя привычка тащить в свои подвалы любую магическую штучку, которая попадет в твои руки, окажется опасной. Артефакты умеют не только дарить, но и забирать силы.

— Это ты всё страдаешь о своем жалком ожерелье, которое я забрала у тебя после той ночи? — воскликнула правительница. — Решительно, ты слишком скуп, чтобы быть хорошим правителем, Хельви. Неверный жених, скверный правитель, плохой отец! Будь проклят тот день, когда ты появился на рыночной площади моего города, мерзкий обманщик!

— Перестань, Ханемли, — перебил женщину наместник. — Пожалуйста, замолчи. Судьба привела меня на улицы Города драконоборцев, а далее ты решила всё за нас обоих, разве не так? На кону стояло будущее твоих подданных, которые оставались бы зачарованными до тех пор, пока ты не понесла бы и не родила наследника. Поэтому ты просто воспользовалась мной — давай назовем вещи своими именами. Конечно, тебе удалось это не без помощи любовной магии. Прекрасная идея. Но ты не знаешь о том, что я передумал и перечувствовал, когда чары кончились! Не смей сетовать на то, что я не испытываю любви ни к тебе, ни к нашему сыну. У меня есть сердце, есть жена и дети, ради которых я готов умереть. Невозможно обманом получить счастье, правительница.

— Не смей называть его нашим сыном, — прошипела Ханемли, и ее прекрасное лицо исказилось от ненависти до неузнаваемости. — Этот ребенок принадлежит только мне и Городу царей! Не смей даже упоминать о нем!

Хельви невольно отшатнулся назад, но наткнулся на стол — настолько опасной выглядела великанша. Кажется, она была готова броситься на человека. Однако до банальной драки, к счастью, не дошло. Ханемли внезапно остановилась, будто вспомнила о чем-то важном. Какая-то мысль тенью пронеслась по ее ясному лбу, заставив тонкие брови на миг сойтись и безмятежно распрямиться. Правительница моментально взяла себя в руки — Хельви невольно залюбовался ею.

— Довольно ругаться. Можно подумать, что мы с тобой в самом деле не правим народами, а ссоримся на кухне, возле разбитого семейного котелка, — совершенно спокойно сказала Ханемли. — Тот факт, что я никогда не смогу довериться тебе, вовсе не означает, что мы не сможем стать еще раз союзниками. Надеюсь, ты не слишком обижен демаршем Города царей в начале этой короткой войны?

— Что я слышу? Правительница вновь предлагает мне мирный договор?

— Не издевайся. Это будет совсем другой мирный договор. Это будет союз на совершенно новом уровне. Он будет объединять не только Младших, водяных и людей Города царей, но и подданных королевства Синих озер, — воодушевленно говорила Ханемли, и ее глаза горели точно таким же пламенем, как и во время ссоры с великим канцлером. — Никто уже не посмеет встать между нами, Хельви. Моя власть над людьми будет окончательно утверждена, как и твоя власть над Младшими. Не буду скрывать — я искала в лице короля Омаса человека, который поможет мне укрепить собственный престол. Но я ошиблась. Единственным союзником, который способен оказать мне такую услугу, остался ты. Не желаешь помочь мне, подумай о моем мальчике. Он не должен лишиться трона и стать изгнанником в собственном отечестве, повторив твою судьбу. Хельви, я протягиваю тебе руку помощи, но мне понадобится и твоя поддержка.

— Ты прекрасно осведомлена о моей судьбе, правительница.

— Король Омас — прекрасный рассказчик. Но это едва ли можно считать достоинством настоящего правителя. Он неплохой человек, но я бы никогда не доверила ему ни страны, ни войска. Как ни странно, но великие маги королевства Синих озер, которых вы называете Мудрыми, полностью согласны со мной. Не торопись перебивать меня, принц Хельви! Позволь, я расскажу тебе то, что сказали Мудрые.

Ты имеешь на это право, равно как и на свой настоящий титул, и на корону родной страны. Двадцать лет назад ты был лишен престола своего отца, Готара Светлого, и фактически оказался изгнан из государства, но это была только проверка. Существует древнее пророчество, составленное астрономами вскоре после кончины короля Огена, легендарного основателя твоей страны. Оно гласит, что самый почитаемый правитель королевства еще не родился на свет, однако ему суждено не только спасти свой народ от смертельной опасности, но и вывести на истинный путь другие племена. Великий король переживет времена изгнания и хулы, однако подвиги его никогда не исчезнут из памяти благодарных потомков. Разве это не твоя история, великий канцлер?

Быстрая скороговорка правительницы Ханемли не сбила Хельви с мысли —он был, конечно, потрясен и пророчеством, и намеками великанши, это было ясно написано на его лице, однако не спешил с выводами. Вернее, очевидные решения вроде бы лежали на поверхности, однако Хельви понимал, что за ними кроется нечто большее, и это следовало разгадать немедленно.

— Может, это и моя история, а может, она принадлежит принцу Халлену, — отрывисто сказал он. — Или Мудрые отрицают, что сообщили ему о древнем пророчестве? Теперь моя очередь войти в историю под прозвищем Темный? Хельви Темный, злобный предводитель разной нечисти, который попытался осуществить переворот в королевстве Синих озер, но был в последний момент остановлен бдительным Советом Мудрых и благородной правительницей, действовавшей так исключительно из самых чистых побуждений. Это ты оставила мне послание, Ханемли? А мои друзья, стало быть, Мудрые и люди Города драконоборцев? И как дорого обойдется мне эта дружба?

66
{"b":"27582","o":1}