ЛитМир - Электронная Библиотека

Наина и сыновья, которые не присутствовали на встрече с людьми, продолжали жить в императорском дворце на половине Сури, однако старались не попадаться на глаза даже слугам. Приезд Вепря должен был дать ответы на многие вопросы. Однако король Омас явно не хотел отпускать своего избавителя, задерживая его отъезд из Нонга. Возможно, он опасался, что партия противников бывшего алхина может настоять на том, что Вепрь должен быть наказан как предатель. Разумеется, этим мнением Калипа не стал делиться с императрицей, лишь низко поклонившись в ответ на ее короткое замечание. Следующий вопрос заставил его слегка вздрогнуть.

— А что там с крепостью Шоллвет? — проявила правительница глубокое знание о самых тайных переговорах в Нонге. — Правда ли, что король Омас готов передать ее Младшим вместе с Тихим лесом? Это был бы весьма щедрый подарок.

— Правитель обсуждает со своими советниками многие шаги, которые могли бы облегчить взаимопонимание между Младшими и людьми, — вывернулся человек, вспомнив одну из фразочек барона Рошевиа. Вот кого надо было посылать с посольством, раздраженно подумал он. — Передача крепости Шоллвет — как раз один из этих вопросов. Я лично провел в ней более тридцати лет жизни и готов утверждать — цитадель находится и сегодня в отличном состоянии. Конечно, Тихий лес кругом — это большая проблема, учитывая, что в нем до сих пор водится полным-полно нечисти. Но, как сказал мне славный градоначальник Нырок, ее там не больше, чем на Хмурой реке. А ведь Младшие собирались устраивать там поселения, — продемонстрировал и Калипа свои знания об империи.

— Что ж, ты прав, проклятия крепости Шоллвет мы не боимся, —усмехнулась Сури, но усмешка, на вкус Калипы, получилась какой-то недоброй. — А что делает сейчас маг в этой крепости? Хочет напоследок выковырять из стен все магические кристаллы?

— Это не маг, а старик по имени Айнидейл, бывший наставник короля Омаса и принца Хельви. Он был вызван из Приозерья и отослан в Шоллвет совсем недавно. Дело в том, что в крепости хранится весьма ценная библиотека королевны Бреслы. Айнидейл слывет большим знатоком древних рукописей. Очевидно, что библиотека будет передана Младшим вместе с крепостью, если уж такое решение будет принято, однако король желает, чтобы до этого момента на руках у людей появился полный каталог манускриптов из Шоллвета.

— Мы могли бы сами составить такой каталог и поделиться с королем, — спокойно сказала Сури. — Впрочем, это был случайный вопрос, не стоит останавливаться на нем с таким вниманием. Мне всё равно, что происходит сейчас в крепости Шоллвет.

Так я тебе и поверил, невольно подумал Калипа. С каждой минутой разговора с императрицей он чувствовал, как растет в сердце беспокойство. Хотя повелительница ни разу не повысила голос и не изменила выражение лица, по спине Калипы забегали холодные мурашки — точь-в-точь как будто дикий пялился в его затылок из зарослей Тихого леса. Непростая императрица, ох непростая, решил посланник, и лоб его покрылся испариной. Тут уж не до церемоний, живым бы домой отпустили.

— А как поживают ваши уважаемые маги? — продолжала разговор Сури, и Калипа снова вздрогнул — согласно наставлениям барона Рошевиа, тему о Мудрых поднимать было запрещено. — Переехали ли они к королю в Нонг или всё остаются в Ойгене?

— Я ничего не знаю об этом, светлейшая правительница, — повинился человек. — Когда я выезжал из Нонга, Мудрые оставались в столице.

— Говорят, в их рядах произошли некоторые изменения, — певуче продолжила императрица. — Один из магов умер. Теперь Совет Мудрых состоит всего-навсего из двух волшебников. Впрочем, наверное, они стоят целой армии. Я бы хотела познакомиться с ними поближе. Мой супруг, благородный принц Хельви, много рассказывал мне о них и о той роли, которую они сыграли в его судьбе. Я хочу передать приглашение Мудрым посетить Гору девяти драконов. В моих сокровищницах и библиотеках они найдут немало интересного.

— Благодарю, прекрасная императрица, я передам Мудрым эти слова, — поклонился Калипа.

— И Мудрым, и королю Омасу, — поправила человека Сури. — Он должен знать, что друзья моих друзей — тоже мои друзья. Так учил меня мой супруг, великий канцлер империи, благородный принц Хельви.

На этой фразе официальная часть приема была завершена. Напоследок императрица еще раз напомнила посланнику о приеме, который состоится вечером в его честь. Калипа поклонился и покинул зал. Свита проводила его и Вахли до дверей отведенных им покоев. А Сури осталась с Нырком и Твором обсуждать итоги состоявшейся встречи. Глава тайной стражи, который принял непосредственное участие в битве у Хрустального ручья, стал говорить и ходить еще тише, чем раньше. Однако с градоначальником он, кажется, почти примирился. По крайней мере, интриговать за спиной Нырка больше не пытался.

— Наставник Айнидейл в крепости Шоллвета занимается чем угодно, только не составлением библиотечных каталогов, — начала Сури. — Я хочу знать, что он ищет в этой заброшенной цитадели. Твор, твои воины должны поторопиться.

— Мои ребята рыщут в окрестностях Шоллвет уже месяц, — терпеливо ответил глава тайной стражи. — Но я могу утверждать, что у людей пока тоже не получилось найти то, за чем они приехали в Тихий лес. Сначала я полагал, что речь идет о каких-то артефактах в черной башне Ронге. Если правительница Ханемли сумела получить через Вепря столь могучий талисман, который в конечном итоге разрушил Город драконоборцев, то где гарантии, что в Ронге не запрятаны и другие магические амулеты древних?

— Мне не хватает Базла, — неожиданно пожаловалась императрица, потерев тонкими пальцами виски. — Уж он бы точно мне сказал, что ищут люди короля в Тихом лесу. Нырок, пусть твой Эль покопается в императорской библиотеке. Может, он наткнется на какие-то сведения. А мы попробуем разговорить этого старого вояку сегодня на приеме. Я пойду к детям.

Это было очень своевременное решение — в детской страсти кипели не на шутку. Юный Раги Третий раздобыл накануне на плацу настоящую старую саблю и отчаянно рубил воздух, пытаясь изобразить выпад. Несколько шелковых подушек были измолочены в куски. Сестрица Ониги сначала визжала от восторга, наблюдая за потехой, но вскоре эта игра ей наскучила. Рыжеволосая девчушка уселась на волчьи шкуры, которые полностью закрывали пол, и зевнула. Но братец не думал останавливаться. Он горделиво смотрел на свое отражение в большом настенном зеркале, висевшем во дворце еще со времен его деда, Раги Второго.

— Сдавайся, подлый трус! — направил наследник тяжелую для детской руки саблю прямо в лоб своему отражению. — Клянусь моим благородным именем, я оставлю тебе жизнь только при условии полной и безусловной капитуляции. Водяные, ко мне! Герцог Нырок, вели трубачам играть громче, мы наступаем! Па-па-па-пам!

— Не нужно так кричать, наследник, — неожиданно заговорило зеркало, и Раги выронил саблю. — Тебе предстоит играть в эти игры всю жизнь, потому что число твоих врагов не будет знать счета. И многие, слишком многие из них узнают, что означает полная и безусловная капитуляция. Ведь мы не всегда получаем то, о чем мечтаем. Нередко мы исполняем лишь роли в чужих замыслах.

— Ты кто? — изумленно спросил мальчик. — Ты — привидение? У тебя есть лицо? Ты был всегда в детской или пришел только сейчас? Я хотел бы увидеть тебя и подружиться! А Ониги слышит тебя? А мама знает, что ты живешь во дворце?

— Я тоже хочу подружиться с тобой, малыш. Но я буду говорить только с тобой. Ни мама, ни Ониги никогда не смогут услышать мой голос. Я не привидение, но живу в этом мире гораздо дольше, чем любой призрак. Я хорошо знал твоего отца, Раги, я помню его совсем маленьким мальчиком. Жаль, что он так и не смог поверить в мое существование. Услышать меня может только тот, кто верит этому.

— Так ты из королевства Синих озер? — разочарованно протянул Раги. — Отец провел там всё детство. Мне не разрешают подходить близко к людям и играть с ними. Слуги говорят, это может быть опасно. Правда, папа тоже был человеком, но он вовремя вспомнил, что он еще и Младший. Так он сам говорил. И он любил нас и никогда бы не причинил нам зла.

74
{"b":"27582","o":1}