ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчины сели в ожидавшую их полицейскую машину и вскоре уже входили в вестибюль «Гидропатика». Хозяин вышел им навстречу, провел к себе в кабинет и предложил легкую закуску. Держался он торжественно, даже благоговейно, словно на похоронах. Арчи задал ему несколько вопросов и выяснил, что миссис Нил ушла к себе в номер и за ней установлено непрерывное наблюдение.

– Нельзя ли пригласить ее сюда? – спросил старший инспектор.

– Думаю, не стоит, – возразил Арчи, – может получиться неловко: вдруг это не моя жена. Лучше я подожду в фойе, пока она выйдет к ужину. А уж если она не выйдет, что ж, тогда попытаемся ее как-нибудь вызвать.

Все трое вернулись в фойе и смущенно отирались среди оживленной толпы постояльцев, уже принарядившихся к ужину; многие специально пришли, чтобы узнать, правда ли, будто миссис Нил – та самая пропавшая писательница, и теперь стояли возле наряженной елки, любуясь огнями и радостно предвкушая финал чужой драмы. Были в толпе и репортеры лондонских газет, оповещенные кое-кем из персонала в расчете на вознаграждение и рванувшие на север за новостью номер один.

В самом начале восьмого Агата спустилась по главной лестнице в фойе – тщательно накрашенная, в лососевого цвета платье, с двойной ниткой жемчуга на шее. Не глядя по сторонам, она направилась к стойке администратора и выбрала вечернюю газету. С первой полосы на нее смотрело ее собственное лицо, а под ним помещалась статья о ее исчезновении. Свернув газету, она пошла по коридору в Красную гостиную.

Едва она покинула фойе, как Арчи настиг ее и окликнул:

– Агата.

Она оглянулась, чуть улыбаясь.

– Привет, – сказала она как-то легкомысленно.

– Где мы можем поговорить?

«– Сюда, – ответила она.

Он взял ее под руку, и они продолжали идти по коридору.

– Надо соблюдать крайнюю осторожность, – говорил он.

– Соблюдем, – отвечала она иронически, хотя не чувствовала в этот момент ничего, кроме умопомрачительно счастливой благодарности, – как ребенок, который выполнил свою угрозу, и оттого теперь взрослые воспринимают его всерьез.

В конце коридора Макдауэлл с подчиненными как могли сдерживали натиск прессы.

– Попозже, джентльмены, прошу вас! – зычно увещевал он ретивых газетчиков. – Сперва надо убедиться, действительно ли это миссис Кристи!

Агата и Арчи свернули в гостиную и, убедившись, что там никого нет, сели на диванчик у стены.

– Я чуть с ума из-за тебя не сошел! – горячился полковник.

Лицо Агаты было бесстрастно.

– Я так волновался! Ты со мной ни капельки не посчиталась! Себе я никогда бы не позволил оставить тебя в подобном состоянии! Ты даже не представляешь, что натворила!

Она его ни разу не перебила – пусть говорит.

– Ты ведь узнаешь меня, Агата?

Она кивнула.

– Тебя, кажется, это совсем не волнует! Видимо, ты просто вычеркнула какие-то вещи из своего сознания.

Она все смотрела на него, пока он говорил, – какой-то совсем усталый и чужой. Впервые в жизни она почувствовала, что способна угадать его. Он хочет заставить ее вернуться.

– Откуда у тебя деньги?

– Не помню. Я вообще не знаю, как тут оказалась.

– Я не должен был позволять тебе садиться за руль в таком состоянии.

Она добровольно подыграла ему, пошла на молчаливый сговор и уже отчасти поверила в собственный вымысел.

– Думаешь, я ударилась головой о руль?

– Именно так и произошло, – сказал он. – А эти полицейские недоумки до сих пор процеживают сетями Тихий пруд.

Оба рассмеялись нервным смехом.

– Слушай, – продолжал он, – ты находилась в состоянии амнезии. Надо же все им объяснить. Смерть твоей матери, переутомление, авария.

– Но не Нэнси.

– Нет, не надо ее в это втягивать.

Оба отвели глаза.

– Сейчас мы поднимемся к тебе в номер. А потом я выйду для разговора с полицией и прессой. Потом тебя осмотрит врач, и если твое состояние позволяет, то завтра мы поедем домой.

Он помог ей встать с дивана, и они вдвоем вернулись в фойе. Тут же к Агате подлетел корреспондент «Дейли ньюс».

– Миссис Кристи!

– Да, – пролепетала она, совершенно растерявшись под пристальными взглядами собравшейся толпы.

– Зачем вы приехали в Харрогет, миссис Кристи?

Она смотрела на него в замешательстве.

– Моя жена нездорова, – перебил Арчи. – Оставьте ее в покое. Она не сознает, кто она такая. Я даже не уверен, что она меня узнал».

Из толпы зевак протиснулся Оскар Джонс, норовя поучаствовать в драме на первых ролях.

– Я просто хочу выразить вам, как я счастлив вас встретить!

– Благодарю, – отвечала она церемонно. – Позвольте представить вам моего брата!

Оскар пожал руку полковнику под залпы журналистских вопросов.

– Сейчас я не могу вам ответить, – сказал Арчи. – Моя жена больна. Ей нужен врач.

Макдауэлл проводил супругов наверх.

– Мы все-таки имеем право получить ответы на некоторые наши вопросы! – выкрикнул какой-то журналист, ухитрившийся подобраться вплотную к Арчи, невзирая на могучую руку Макдауэлла.

– Хорошо, – сказал Арчи и, найдя хозяина отеля, попросил у него разрешения провести в Красной гостиной пресс-конференцию.

– Разумеется, сэр. Она в вашем полном распоряжении.

Агата оглянулась на лестницу, растерянная и напуганная этим неистовым напором толпы, и тут увидела Уолли.

– Сегодня вы не переоделись к ужину, – грустно улыбнулась она.

– Нет, миссис Нил, – в тон ей ответил он. – В эти шарады нам с вами больше уж не играть.

– Шарады только начинаются, – бросила она и торопливо поднялась мимо него по ступенькам.

Арчи повернул было, чтобы последовать за ней, когда тоже увидел Уолли и узнал его.

– Добрый вечер, полковник Кристи, – задушевно приветствовал его журналист.

Арчи сделал вид, что не расслышал.

– Отведите нас наконец наверх! – нетерпеливо обратился он к Макдауэллу. – И скажите им, чтобы оставили нас в покое!

Дверь 182-го номера Арчи открыл Агатиным ключом.

– Я пойду к прессе, – объяснил он, – потом поговорим.

– Что мне делать, Арчи?

– Ложись, – сказал он, – отдохни. Главное, не пускай никого.

Он вернулся на лестницу, где нес свою вахту Макдауэлл.

– Мне нужно позвонить, – доверительно шепнул он. – Чтобы никто не слышал.

– Может, из кабинета хозяина?

– Неплохая мысль. А вы тем временем соберите все это стадо вместе!

– Вы уверены, полковник, что хотите с ними говорить?

– Лучше сразу пресечь дальнейшие спекуляции и всю эту чепуху.

Они спустились по лестнице и вышли в фойе. Хозяин отеля отделился от кучки репортеров, которым в этот момент как раз рассказывал во всех подробностях о жизни миссис Нил в Харрогете.

– Я могу вам чем-нибудь помочь, полковник-?

– Да. Я хотел бы воспользоваться вашим телефоном.

А кроме того, был бы вам признателен, если бы вы выделили для меня номер, желательно рядом с номером жены.

На одну ночь. Утром мы уезжаем в Лондон.

Хозяин отпер дверь своего кабинета.

– Прошу вас, полковник, пожалуйста. – Он указал рукой на аппарат, как будто без этого полковник бы его не нашел. – Чем еще могу вам быть полезен?

– Да, кстати, насколько мне известно, моя жена зарегистрировалась тут под именем Терезы Нил. Не хотелось бы, чтобы это стало достоянием гласности. Она, знаете ли, не вполне здорова и сама не сознавала, что делает.

– Прошу прощения, сэр, но, боюсь, уже слишком поздно. Мы уже сообщили об этом в прессу.

Арчи поднял трубку.

– Надеюсь, это прямой номер?

– Да, полковник.

– В таком случае я был бы признателен, если бы вы оставили меня тут одного.

Арчи набрал номер гостиницы «Валенсия» и попросил позвать Нэнси Нил.

– Арчи! – завопила в трубку Нэнси не своим голосом. – Случилось самое ужасное! Она хотела покончить с собой, и я включила ток!

– Послушай, Нэнси, – попытался перебить полковник, – я здесь, в Харрогете.

– Слава тебе господи! Где ты? Я тебе все время названиваю!

41
{"b":"27584","o":1}