ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так как правый фланг 2-й армии теперь находился примерно в 30 км южнее Мозыря, на стыке с группой армий «Юг» оставалась открытой брешь шириной 100 км, вызывавшая тем большие опасения, что к тому времени наступила глубокая зима и район Припятских болот перестал быть непроходимым, особенно для русских.

На центральном участке фронта группы армий «Центр» противник с начала октября лишь от случая к случаю предпринимал сковывающие, удары, которые, как правило, удавалось отражать, благодаря чему немецкие войска удержали свои позиции между Чаусами и Ленино. Зато по обе стороны автострады на участке Смоленск – Орша русские четырежды – в конце октября, начале ноября, конце ноября и начале декабря – начинали крупное наступление, безуспешно пытаясь опрокинуть левый фланг 4-й армии и прорваться к Орше. Все эти наступательные операции, длившиеся до семи дней каждая осуществлявшиеся многократно превосходящими силами с применением огромного количества артиллерии, успеха не имели, 4-я армия, напрягая все свои целы, всякий раз останавливала противника, и хотя при этом немецкие войска несколько отходили назад, но наносили наступающим тяжелые потери. Войска 3-го Белорусского фронта выходили из каждого такого сражения настолько потрепанными, что лишь после основательного отдыха и восполнения понесенных крупных потерь были в состоянии предпринимать очередную безуспешную попытку. После четвертой попытки русские вынуждены были отказаться от намерения прорвать немецкую оборону на этом участке фронта. Испытанные дивизии 4-й армии, которыми умело и энергично командовал генерал-полковник Хейнрици, вынесли из этих боев чувство полного превосходства над своим противником.

Гораздо хуже сложилась в начале октября обстановка для оборонявшейся севернее 3-й танковой армии генерал-полковника Рейнгардта. Войска 1-го Прибалтийского фронта внезапным ударом прорвали 6 октября восточнее Невеля левый фланг этой армии и правый фланг соседней 16-й армии из состава группы армий «Север». Русским удалось отразить все попытки немцев закрыть образовавшуюся брешь, вследствие чего смежные фланги обеих немецких армий пришлось отвести назад.

Противник ввел в прорыв крупные силы, расширив его во всех направлениях. Эта брешь превратилась в кровоточащую рану на стыке обеих групп армий. В южном направлении русские продвинулись до района Городка и Дретуни, и поэтому 3-й танковой армии пришлось не только отражать натиск противника с востока, но и постепенно создавать оборону фронтом на север, а впоследствии и на запад. Стык с 16-й армией обеспечивали слабые охранные и полицейские части. Гитлер упрямо отклонял все предложения командования обеих армий о том, чтобы оттянуть охваченные противником фланги назад и укрепить высвободившимися таким образом силами участок фронта перед выступом, который образовался в результате наступления русских. Он все еще продолжал упорствовать в требовании отрезать вклинившегося противника ударами с севера и юга в общем направлении на Невель. Однако войска обеих групп армий были настолько скованы на остальных участках, что, несмотря на неоднократные попытки, им ни разу не удавалось сконцентрировать достаточно сил одновременно севернее и южнее Невеля. Атаки же, предпринимавшиеся недостаточными силами, терпели неудачи. К счастью, русские, очевидно, тоже были довольно сильно связаны на остальных фронтах, так как до поры до времени не стремились предпринимать дальнейшего наступления из района Невеля, чтобы добиться оперативных успехов, довольствуясь постепенным оттеснением слабого немецкого прикрытия севернее рубежа Городок, Полоцк все дальше на юг с целью создать угрозу жизненно важной коммуникации 3-й танковой армии – шоссейной дороге Витебск – Полоцк. Когда давление в районе Полоцка стало слишком сильным, командование группы армий для обеспечения западного фланга 3-й танковой армии, над которым нависли русские войска, ввело в бой единственное оставшееся резервное соединение – танковую дивизию численностью в 500 человек и 20 танков, благодаря чему местами удалось несколько ослабить нажим противника. Тем не менее охваченный левый фланг 3-й танковой армии все еще оставался районе южнее Невеля. Просьба разрешить отход ввиду необходимости создать резервы вновь была отклонена, так как Гитлер по-прежнему упорно настаивал на наступлении на Невель. По его мнению, 3-й танковой армии надлежало удерживать свои позиции до последнего человека и создать тем самым предпосылки для уничтожения противника, которое должно было быть осуществлено все время откладывавшимся наступлением группы армии «Север». Вследствие этого войска левого фланга 3-й танковой армии продолжали оставаться в безнадежном положении, видя, как противник без каких-либо помех готовится к их уничтожению, и напрасно надеясь на наступление группы армий «Север»: у нее не было для этого сил. 13 декабря русские одновременно с трех направлений – востока, севера и северо-запада – перешли в наступление против 3-й танковой армии. Через два дня левофланговая дивизия армии была отрезана и получила приказ пробиваться к своим войскам. Эта дивизия, насчитывавшая 4750 человек, в том числе 1000 раненых, прорвала кольцо окружения, бросив, однако, все тяжелое оружие, артиллерийскую технику семи артдивизионов и все транспортные средства. Без всякой на то необходимости оставалась она на своих позициях и, не принеся, никакой пользы, попала в окружение. В результате от дивизии остались жалкие остатки, совершенно небоеспособные. Это был еще один пример в бесконечной цепи жертв и потерь, явившихся следствием гитлеровских приказов «держаться во что бы то ни стало». Теперь русские продвигались на Витебск и к ведущей к нему с запада шоссейной дороге. Части 3-й танковой армии в этом районе были оттеснены, хотя вокруг Витебска им удалось удержать плацдарм на северном берегу Западной Двины и не допустить прорыва русских.

На фронте группы армий «Север» русские после неудавшейся в августе попытки прорвать немецкую оборону юго-восточнее Ленинграда ограничивались действиями местного характера. Лишь на правом фланге 16-й армии в результате прорыва русских в районе Невеля возникла потенциальная угроза. Она, правда, вызывала большие опасения, тем более что русские здесь находились всего в 120 км от Даугавпилса и их крупный прорыв в этом направлении мог бы оказаться очень серьезным для всего фронта группы армий «Север».

5. Япония в борьбе за свои внешние форпосты

К лету 1943 г. силы американцев на Тихом океане выросли настолько, что они оказались в состоянии захватить инициативу на этом театре военных действий в свои руки. Жизненно важный для японской обороны район наряду с островами собственно Японии охватывал Филиппины и Нидерландскую Индию. Фланги его были хорошо прикрыты. На западе и юго-западе японцы находились в Бирме, Малайе и Сиаме, на севере – на Курильских островах. Помимо того, что пути подхода к мощному юго-западному бастиону японцев в Бирме и Малайе были для американцев слишком протяженными, наступление здесь пришлось бы вести в труднопроходимой гористой местности. Возможности для наступления с севера, пока Советский Союз не находился в состоянии войны с Японией, были слишком ограниченными. Эти факторы географического порядка и предопределили решение американцев изгнать японцев из огромного предполья, которое те создали в начале войны на юге и юго-востоке вокруг своего стратегического жизненного пространства. Оборона этого предполья на юго-востоке опиралась на Новую Гвинею и архипелаг Бисмарка с крупной военно-морской и военно-воздушной базой Рабаул на острове Новая Британия, а в направлении на Пирл-Харбор – на многочисленные более мелкие военно-морские и военно-воздушные базы на островах Гилберта и Маршалловых островах, одновременно прикрывавшие подступы к Марианским островам и далее к Филиппинам. Основной базой японского флота являлся один из Каролинских островов – Трук. (Карта 5, стр. 286)

При том решающем значении, которое приобретали военно-воздушные силы в сочетании с военно-морским флотом для проведения в сущности любой десантной операции с последующими наземными боями, американцы усматривали свою задачу в том, чтобы тщательно подготовленными скачками последовательно, одну за другой захватывать японские авиабазы, оборонявшиеся, как правило, более или менее крупными сухопутными силами. Хотя число американских авианосцев на этом театре неуклонно возрастало, одних авианосцев было недостаточно для надежной поддержки крупных десантных операций с воздуха. Ощущалась серьезная потребность в сильных соединениях истребительной авиации, которые могли бы базироваться на сухопутные аэродромы. Следовательно, любая более или менее крупная операция могла проходиться лишь в пределах радиуса действия сухопутной истребительной авиации.

129
{"b":"27586","o":1}