ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лабиринт: искусство принимать решения
Про футбол
Тайная жизнь писателей
Жена Его сиятельства
Турбулентность
Г.Ф. Лавкрафт. Пишущий в ночи
BOSS на час
Сестры
Сахарные старушки
Содержание  
A
A

Тем не менее приказ на наступление продолжал оставаться в силе. Его сроки были перенесены не только из-за трудностей сколачивания группировки, но и по специальному распоряжению Гитлера, «чтобы пропустить более крупные американские силы через Авранш и затем добиться соответственно более крупного успеха». Танковая группировка была увеличена еще на одну, пятую по счету танковую дивизию. Войска левого фланга 7-й армии, усиленные двумя пехотными дивизиями из состава 15-й армии, получили задачу предпринять сковывающие действия. Так как начало прорыва было перенесено на ночь с 6 на 7 августа, чтобы по крайней мере первый удар можно было осуществить без помех со стороны авиации противника, и так как этот удар наносился лишь по одной американской дивизии, немецкой группировке удалось осуществить прорыв и захватить Мортен. 2-я танковая дивизия вклинилась в боевые порядки противника на 10 км. Однако с рассветом на наступавшие немецкие дивизии со всех сторон ринулись бомбардировщики противника и засыпали их бомбами и реактивными снарядами. 300 немецких истребителей безуспешно пытались облегчить участь своей танковой группировки: они либо уничтожались еще при взлете, либо же превосходящими силами истребительной авиации противника вообще не подпускались к полю боя. Понимая решающее значение своего успеха, немецкие танкисты и пехотинцы упорно дрались за него в течение всего дня и местами ставили противника в исключительно критическое положение. К концу этого дня кровопролитных боев сохранилось лишь одно вклинение западнее Мортена. Гитлер, не считаясь ни с чем, отдал приказ продолжать наступление на следующее утро.

Когда же и эта попытка провалилась и вклинившиеся танковые дивизии пришлось отвести на исходные позиции, на 11 августа было назначено новое наступление, которое надлежало подготовить со всей тщательностью. Но ему уже не суждено было состояться. Приказы Гитлера слишком долго игнорировали стремительное развитие событий на всем фронте, и теперь уже нельзя было не видеть огромной опасности, грозившей немецким войскам с юга.

Форсировав 1 августа при довольно слабом сопротивлении немцев реку Селюн, передовой корпус 3-й армии Паттона немедленно устремился на юг с целью отрезать Бретань и одновременно овладеть портами этого полуострова. Оставленные в Бретани немецкие войска – главные силы трех пехотных и одной парашютно-десантной дивизий – имели задачу замедлить продвижение противника и затем оборонять порты до последнего человека. Для задержки подвижных войск противника немецким соединениям явно не хватало ни сил, ни транспортных средств. Поэтому они использовались главным образом для обороны портов Бреста, Сен– Наэера, Сен-Мало и Лориана, а также для борьбы с местными группами Движения сопротивления. Продвигавшаяся на юг американская танковая дивизия без особого труда б августа вышла к морю южнее Ренна, завершив тем самым изоляцию полуострова. Одновременно передовые части другой танковой дивизии подошли к Бресту. Следовавшие за этими танковыми соединениями три пехотные дивизии, на которых возлагалась задача окружения и захвата портов, натолкнулись на стойкую немецкую оборону, оказавшуюся особенно упорной у Бреста, в результате чего этот крайне необходимый для союзников порт был взят ими только 19 сентября.

Поскольку все же общая обстановка складывалась для союзников гораздо благоприятнее, чем предполагалось, и в борьбе с немецкой группой армий намечался крупный успех, командование 3-й американской армии, прикрыв свои войска с юга, направило основные усилия на восток. К 15-му армейскому корпусу, вышедшему к Лавалю и Майенну, несмотря на немецкий контрудар под Мортеном, временно внесший все-таки некоторую обеспокоенность в ряди союзников, были подтянуты два новых армейских корпуса. Первоначально замысел союзного командования заключался, вероятно, в том, чтобы отрезать немцам пути отхода, организовав параллельное преследование через Ле-Ман. Но так как немцы до 10 августа продолжали свои атаки у Мортена и, очевидно, не собирались принимать меры, чтобы избежать окружения. Эйзенхауэр принял решение немедленно использовать эту исключительно выгодную ситуацию. Паттон, выйдя к Ле-Ману, повернул на север и нанес удар в направлении иа Алансон. Брошенная туда немецкая танковая дивизия временно отразила этот удар, однако затем вынуждена была отойти под все возраставшим нажимом противника, 12 августа передовые бронетанковые часта американцев появились у Аржантана, а западнее их, у Экуше – передовые подразделения французской бронетанковой дивизии. За ними вплотную следовали три американские пехотные дивизии. Если бы теперь англичанам удалось ударом с севера своевременно сломить упорное сопротивление немцев в междуречье Орна и Дива, прежде чем главные силы немецких армий, все еще ведших боевые действия в районе между Орном н Виром, успели бы оттянуться на восток, план Эйзенхауэра, несомненно, увенчался бы успехом.

По существу все мероприятия Гитлера только помогали противнику. Фельдмаршал фон Клюге, возглавлявший со времени ранения Роммеля одновременно командование немецкими войсками на Западе и группу армий «Б», пожалуй, уже за много дней до этого видел приближавшуюся опасность. После провала немецких атак в районе Мортена, по его мнению, отпадала последняя причина, вынуждавшая обе немецкие армии удерживать ставшие для них опасными позиции. Он повторил свой запрос относительно немедленного отвода этих армий за Сену и одновременного оттягивания дивизий группы армий»Г» из Юго-Западной и Южной Франции с тем, чтобы силами этих дивизий вместе с отступавшей севернее группой армий «Б» создать новую оборону, которая южным крылом упиралась бы в швейцарскую границу. Так как этот посланный на имя Гитлера запрос в течение нескольких дней оставался без ответа, Клюге под личную ответственность приказал 5-й танковой армии начать отход сначала к Орну и в последующем за реку Тук, а 7-й армии прикрывать отход с юга на рубеже Донфрон, Алансон. Взбешенному Гитлеру пришлось утвердить этот приказ. Однако осуществление предусмотренного приказом Клюге отступательного маневра еще во многом зависело и от действий противника.

Последний к моменту принятия этого решения продвинулся своими передовыми танковыми частями уже значительно севернее Алансона и к тому же не бездействовал и на северном и западном участках фронта.

Правда, намерение Монтгомери быстро прорваться к Фалезу и соединиться там с наступавшими на Аржантан американцами не осуществилось. В гористом районе Бретвиля немецкие дивизии, учитывая решающее значение этого участка фронта, создали глубоко эшелонированную систему обороны, усиленную врытыми в землю поврежденными танками и самоходными установками, а также созданным в глубине противотанковым заслоном из 88-мм зенитных пушек, в результате чего осуществлявшие здесь прорыв танковые соединения противника были поставлены перед исключительно трудной задачей. Кроме того, сюда были переброшены две пехотные дивизии из состава 15-й армии. Вклинившиеся на этом участке в ночь с 7 на 8 августа канадцы после первоначальных успехов завязли в глубине этой мощной обороны. Западнее 2-я английская армия, продвигаясь по долине реки Орн, овладела, наконец, горой Мон-Пенсон и вышла к Кондессюр-Нуаро. 1-я американская армия взяла Вир и также охватила южный фланг 7-й армии, которой, однако, удалось организовать новую оборону на рубеже Барантон – Донфрон.

Такова была обстановка, когда Гитлер 15 августа отклонил поступившую накануне новую просьбу Клюге разрешить, наконец, обоим армиям отступить, чтобы уйти из готового замкнуться кольца окружения. Тогда Клюге, взяв на себя всю полноту ответственности, сам отдал приказ об отходе. Однако прежде чем этот приказ был выполнен, фельдмаршал Клюге был заменен фельдмаршалом Моделем под тем предлогом, что ему якобы необходим был отдых после напряжения предыдущих недель.

Как выяснилось, Клюге был осведомлен о подготовке к 20 июля, хотя непосредственного участия в этом не принимал. После своего отстранения он не без основания полагал, что над ним будет учинен суд и, чтобы избежать бесчестья, по пути в Германию покончил с собой. В направленном Гитлеру письме он еще раз изложил свою точку зрения относительно причин неудачи наступления на Авранш, в провале которого Гитлер его обвинял, и в заключение заклинал его, в случае если новое оружие и обещанные реактивные истребители не принесут успеха, окончить войну и избавить немецкий народ, уже перенесший столько невероятный страданий, от новых ужасов.

165
{"b":"27586","o":1}