ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первоначальный план Моделя оборонять северный берег Сены оказался неосуществимым. Не говоря уже о том, что отошедшие за Сену войска обеих армий были слишком слабы для выполнения подобной задачи, а 15-я армия располагала лишь шестью дивизиями, Сена в ее верхнем течении давно уже была форсирована 12-й американской группой армий. Остановка Паттона на рубеже Орлеан, Шартр была непродолжительной. Кроме того, постепенно высвободились использовавшиеся против окруженных немецких войск в района Фалеза дивизии 1-й американской армии, что позволило бросить их в наступление между 3-й армией и англичанами. Теперь обе американские армии получили задачу достигнуть рубежа Шартр, Орлеан, Труа, Реймс, Амьен, то есть выйти в район, где они могли встретить с немецкой стороны лишь спорадическое сопротивление. 22 августа корпуса Паттона перешли в наступление и стали продвигаться через Монтаржи и реку Йонна у Санса в направлении на Труа, а также через Сену в районе Фонтенбло и Мелёна на Реймс. 1-я американская армия имела задачу по возможности обойти и окружить Париж, с тем чтобы избавить город от боев и разрушений. Весьма скоро, однако, обнаружилось, что такая предосторожность была излишней. Гитлер, правда, приказал оборонять Париж до последнего человека и взорвать все мосты через Сену, не считаясь с неизбежным при этом разрушением памятников архитектуры, но сил, достаточных для обороны этого города с миллионным населением, в распоряжении коменданта генерала фон Хольтица не было. Из персонала оккупационных властей и тыловых служб удалось наскрести 10 тыс. человек. Их, однако, было бы недостаточно даже для поддержания авторитета немецкой власти внутри города перед лицом хорошо организованных сил французского Движения сопротивления. Следовательно, оборона города вылилась бы в уличные бои с бессмысленными человеческими жертвами. Немецкий комендант решил вступить в контакт с представителями Движения сопротивления, становившегося по мере приближения фронта все активнее и грозившего спровоцировать бои в городе, и заключить своего рода «перемирие» до занятия города союзными войсками. Это своеобразное «перемирие» лишь в отдельных местах нарушалось слишком нетерпеливыми участниками Движения сопротивления, на что незамедлительно следовал энергичный отпор с немецкой стороны. От взрыва мостов через Сену комендант отказался, благодаря чему были спасены располагавшиеся вблизи мостов замечательные архитектурные памятники города. Что же касается интересов немецкой армии, то они нисколько не пострадали, ибо американцы перешли Сену задолго до этого в других местах. В таком переходном состоянии Париж оставался до 25 августа, когда в него вступила одна из французских танковых дивизий.

7. Высадка в Южной Франции

К тому времени, когда разгром группы армии «Б» нашел свое очевидное символическое выражение в потере французской столицы, обстановка в Южной Франции также коренным образом изменилась. На 15 августа Эйзенхауэр назначил давно уже намеченную и подготовленную высадку на побережье Южной Франции. Ему удалось настоять на этом плане, несмотря на упорные возражения со стороны Черчилля, который, пустив в ход все свое красноречие, стремился склонить Эйзенхауэра к использованию подготовленных для этой операции сил в другом районе. Черчилль вынашивал план высадки этой новой армии в Италии, дабы поскорее завершить итальянскую кампанию и вторгнуться затем на Балканский полуостров. Он рассчитывал, что благодаря этому удастся вызвать всеобщий революционный подъем в Юго-Восточной Европе, который приведет к быстрому завершению войны и позволит западным державам раньше русских вступить в Вену и Будапешт. Разумеется, эти политические соображения не высказывались вслух, однако Эйзенхауэр хорошо знал о них, тем более, что их придерживались также руководящие военные круги англичан. Эйзенхауэр неуклонно преследовал свою цель «пробиться вглубь Германии и уничтожить немецкую военную мощь». Непременной предпосылкой к достижению этой цели являлось, по его убеждению, использование всех сил на Западе, захват в интересах снабжения союзных войск на европейском континенте крупнейшего порта Марселя, а также очищение Южной Франции от противника, дабы исключить всякую угрозу с фланга для обеих действовавших на севере армейских групп союзников. Наконец, еще одно обстоятельство склоняло его к такому решению: по соображениям психологического порядка, немаловажно было дать возможность четырем французским дивизиям, входившим в состав этой новой армии, участвовать в освобождении своей страны, а не использовать их на отдаленном театре военных действий. С военной точки зрения против таких аргументов нечего было возразить. Однако американцы не поняли, что к этому времени, когда война для Германии со всей очевидностью уже была проиграна, на передний план должны были выступить не военные соображения и «безоговорочная капитуляция», а мотивы политического характера. Ответственность за это возлагалась в первую очередь на Рузвельта. А он видел в Советском Союзе не только военного союзника, но и надежного политического партнера на длительное время, и разубедить его в этом Черчилль либо не мог, либо не хотел. Поэтому принятое решение осталось в силе.

Для высадки на побережье Южной Франции была подготовлена и погружена на суда в Неаполе и Оране 7-я американская армия в составе шести американских и четырех французских дивизий. Выделенные для обеспечения операции военно-воздушные силы действовали с острова Корсика и девяти авианосцев, сопровождавших суда союзников. Предпринимавшиеся еще с конца апреля удары авиации по шоссейным и железным дорогам Южной Франции с целью постоянно держать противника под угрозой предстоящей высадки приняли в течение последних пяти дней перед началом операции еще более интенсивный характер, особенно налеты на дорожную сеть в долине Нижней Роны. Деятельному французскому Движению сопротивления, насчитывавшему в своих рядах к 1 августа 24 тыс. вооруженных бойцов, было доставлено оружие еще для 53 тыс. человек.

Численность 19-й немецкой армии в результате выделения части сил для нужд фронта в Нормандии уменьшилась до семи дивизий, большей частью «стационарных». Танковыми дивизиями она не располагала, к тому же много усилий приходилось тратить на борьбу с движением маки. Основными узлами обороны являлись Марсель и Тулон; остальное побережье прикрывалось очень слабыми силами. Сосредоточение главных усилий авиации противника на долине Роны и портах, казалось, подтверждало правильность территориального распределения сил 19-й армии. Тем неожиданнее оказалась для немецкого командования высадка противника на участке побережья, находящемся гораздо восточнее. В ночь с 14 на 15 августа в районе юго-западнее Фрежюса, в 100 км от Марселя, были сброшены американские парашютисты с задачей сковать немецкие резервы. С наступлением дня они были усилены посадочно-десантными войсками. Вслед за этим на 40-километровом участке между устьем реки Аржанс и Йерскими островами к побережью подошла крупная эскадра противника и вместе с авиацией в 7 час. 30 мин. начала обработку района высадки, открыв ураганный огонь по немецким береговым укреплениям и оборонительным позициям. В 8 час. последовала высадка в пяти пунктах. Слабые немецкие войска, понесшие к тому же тяжелые потери в результате предшествовавшего обстрела, нигде не смогли оказать сколько-нибудь значительного сопротивления. При этом также обнаружилось, что американцы извлекли уроки из своих предыдущих десантных операций. Они отказались от принципа наступления с планомерно подготовленного плацдарма. Напротив, теперь все высадившиеся войска получили приказ, не теряя времени, продвигаться как можно дальше вперед. Этому можно было помешать, создав, как это принято при отражении десанта, сплошной оборонительный пояс вокруг плацдарма. Но 19-я немецкая армия, вероятно, не в состоянии была бы сдержать своими слабыми силами высадившегося противника даже в том случае, если бы 7-я американская армия действовала по старому принципу методичной подготовки наступления. Стремительное продвижение американцев в любом случае означало выигрыш времени. Оно затрудняло принятие мер со стороны 19-й армии, которой приходилось думать лишь о спасении возможно большей части сил немецких дивизий.

167
{"b":"27586","o":1}