ЛитМир - Электронная Библиотека

Пассажиры заняли свои места в изоспейсах. Шлюзовую камеру закрыли. Собственно говоря, «Алкиноос» был уже полностью готов взлететь, но до установленного капитаном момента оставалось еще семь минут. Джорд Маоган выжидал, поскольку до сих пор не объявился Стафф Логан.

Он давно уже понял, что насмерть напуганные неслыханной свирепостью урагана уголовники, работавшие на поверхности, удрали с рудничного поля к звездолету, даже не удосужившись предупредить о беде работавшего в штольне Стаффа.

Маоган был прекрасно осведомлен об их умонастроении, знал, что урки свирепо ненавидели шахтера за то, что тот вызвался поехать на Алониту-2 добровольцем и осудил их вчерашнюю бузу. Они считали Стаффа штрейкбрехером и, без сомнения, сочли момент достаточно благоприятным для того, чтобы избавиться от него. Джорд Маоган, конечно, припомнит им это, но позже, если «Алкиноосу» посчастливится добраться до Земли. А пока что коммодор ограничился тем, что проявлял выдержку и терпение, надеясь, что Стафф сумеет выкарабкаться, сумеет уложиться в установленные сроки.

Он бегло взглянул на температурную кривую, переданную ему Роллингом. Она соответствовала расчетной. Интенсивность же радиационных поясов явно возрастала намного быстрее, чем они ожидали. К тому же в космическом вакууме обозначился фактор «Ф». Джорд Маоган включил интерфон.

— Роллинг, что это еще за фактор «Ф»?

— Понятия не имею, коммодор.

— Что сообщает на этот счет компьютер? Вы ввели в него эти данные?

— Так точно, коммодор, но у искусственного мозга недостает информации для ответа. Представляется, однако, что этот злополучный показатель есть не что иное, как свидетельство появления нового типа излучения. Последствия его воздействия мы предугадать не в состоянии.

— Быстро ли оно усиливается?

— Весьма, коммодор, в три раза быстрее, чем температура. — Роллинг замялся. — Могу я высказать свое предложение, коммодор?

— Слушаю вас.

— Считаю, что стартовать надо немедленно. Чем быстрее взлетим, тем меньше риска.

Маоган взглянул на часы звездного времени.

— Осталось еще четыре минуты, Роллинг, и Стафф пока не вернулся.

— Слушаюсь, коммодор, но свое мнение я вам. изложил.

Маоган отключил внутреннюю связь и врубил экран внешнего обзора.

Несмотря на помехи, искажавшие изображение, он буквально остолбенел от увиденного. По телу забегали мурашки.

К этому моменту неистовый ураган подчистую выдрал последние рыжие плоры, а океан предстал воплощением полнейшего вселенского хаоса. Медного окраса вода вздымалась шестидесятиметровыми волнами и приступом шла на прибрежную полосу. Круша целые скалы, океан легко взметал их вверх, затем отдавал на забаву чудовищным смерчам. Маоган содрогнулся. Если один из этих торнадо доберется до «Алкинооса» — прощай, звездолет! Еще один быстрый взгляд на часы. Да, Роллинг прав, но определенное им самим время пока не вышло, а Стафф все еще не появлялся.

И все же наступило то мгновение, когда он потянулся к кнопке старта. Но его рука замерла на полпути — неожиданно ожила внешняя связь:

— Коммодор! Я тут!

Джорд Маоган поискал глазами на телеэкране: откуда поступил этот сигнал, который он уже не надеялся услышать? Сначала он ровным счетом ничего не увидел. Но затем где-то метрах в ста от грузовоза коммодор заметил какую-то нелепую каракатицу, в полном смысле слова продиравшуюся сквозь частокол вихревых потоков. Маоган тут же распорядился:

— Роллинг, откройте входную камеру.

— Но время, коммодор, уже вышло. — Последовало молчание. — Я понимаю, насколько тяжело сделать выбор, но момент старта наступил, и невозможно…

— Откройте шлюз, — жестко потребовал Маоган.

Трижды модуль не опрокидывало лишь каким-то чудом. Намертво закрепленный на раме Стафф тем не менее не хуже бывалого яхтсмена на гонках управлял своим транспортом, выравнивая курс смещением грузного тела то влево, то вправо. В общем-то это у него получалось не так уж и плохо, но в конце концов стала давать сбой даже его абсолютно фантастическая выносливость. Задыхаясь, он заложил вираж, кое-как прикрываясь при боковом ветре ближайшим холмом. Сквозь шахтерские очки он уже различал вдалеке тяжелый контур входного шлюза.

«Нет, не откроют, — с горечью подумал он. — Не посходили же они там с ума, чтобы в подобной свистопляске пойти на это!»

В этот момент модуль накренился, упал набок, с трудом восстановил равновесие, задергался и затем крутанулся на месте. Исполинской силы электрический разряд разнес в пыль скалу по соседству, и Стафф отключился, погрузившись в черное забытье.

Дверь входной камеры с легким шелестом хорошо смазанных механизмов поехала в сторону, и на аппарель выползла автоматическая гусеничная танкетка, предназначавшаяся для проведения вулканических исследований. Маоган приказал загрузить в нее около тонны руды, полагая, что этого будет достаточно, чтобы противостоять чудовищной силе шквального ветра. Действовать в сложившейся обстановке надлежало максимально быстро. Маоган включил двигатель на полную мощность и рванул к искореженной машине горняка.

Стафф лежал, наглухо пристегнутый к перевернувшемуся модулю. Освободить его от пут в этих условиях было абсолютно невозможно. Тогда Маоган с помощью заднего манипулятора вернул модуль в нормальное положение, а затем, зайдя с тыла, двумя боковыми «клещами» крепко стиснул его с обеих сторон, придав тем самым, помимо собственной, и устойчивость тяжелой танкетки. Проверив надежность захвата, Маоган включил «полный вперед».

«Алкиноос» опаздывал с вылетом уже на три минуты.

Глава вторая

Оставшись один в командной рубке, Джорд Маоган снова облачился в космоскаф. Конечно, внутри «Алкинооса» он вроде был ни к чему, но во время старта в таких условиях следовало исключить малейшую небрежность: всякое могло случиться. Он на мгновение задержался взглядом на панели контрольных приборов, а затем решительно потянул за украшенную серебряным кондором полую рукоятку, запускавшую двигатели корабля.

Внутри помещения ничто не напоминало о безумной стихии, бушевавшей снаружи. Спокойно мурлыкала установка искусственного климата, весело прыгали стрелки на циферблатах, стремительно вычерчивались диаграммы на экранах.

Для «Алкинооса» этот ураган опасности не представлял, как, впрочем, и мощный энергозаряд облаков. При прохождении электрополя графики на экранах слегка подергались, но вскоре их кривые вернулись в нормальное положение. Момент старта еще никогда не доставлял хлопот Джорду Маогану.

Его больше волновало то, что им предстояло преодолеть. Несмотря ни на что, взбесившаяся атмосфера Алониты-2 все же продолжала играть для звездолета защитную роль, а вот контакт с возбужденным открытым космосом вызывал у него куда большее беспокойство. Особенно этот пресловутый фактор «Ф».

Маоган включил внутреннюю связь и приблизился к микрофону.

— Всем! Всем! — начал он. — Говорит коммодор Джорд Маоган. Мы только что покинули поверхность планеты и в ближайшее время выйдем в космическое пространство. Температура внешнего слоя корабля достигла двух тысяч семисот градусов, но пластиковое покрытие ЕХ-W выгорает в пределах нормы, обеспечивая тем самым безопасный тепловой режим корпуса. Напоминаю, что заполняющая ячейки окись сториума выдерживает нагрев до трех тысяч двухсот градусов, так что мы прекрасно вписываемся в предусмотренные параметры безопасности. Впрочем, климатическая установка пока что работает лишь на половину расчетной мощности…

Пока коммодор говорил, его внимание привлек резкий скачок в диаграммах, отражающих ход полета. Похоже, начались сбои в правом атомном двигателе. Но ничто в голосе Маогана не выдало зародившейся в нем тревоги.

— В то же время, учитывая чрезвычайные условия, в которых нам пришлось стартовать, — спокойно продолжил он, — прошу всех немедленно защелкнуть крышки изоспейсов. — Он на мгновение замолк. — Не исключено, что в самое ближайшее время мы будем вынуждены осуществить мгновенный внепространственный прыжок.

3
{"b":"27588","o":1}