ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через год после этого случая девочка умерла от кровоизлияния в мозг.

Родители ни в коем случае не желали расстаться с собакой, хотя она им более была не нужна.

Но расстались они по-доброму. Рыжий отчаянно скучал по девочке, бегал по всем местам, где они гуляли с ней, а приходя домой садился или ложился на то место, где ранее стояла кровать девочки и тихонько скулил.

Родители, слыша эти рыдания собаки, сами начинали плакать.

Однажды после такой сцены, Рыжий зашел к родителям в комнату, облизал им руки и попросил его выпустить на улицу.

После этого он больше сюда не приходил.

Девочка жила с родителями в доме 19 по улице Свободы, а Рыжий, когда покинул этот дом, перешел эту улицу и обосновался в районе улиц Подмосковная и Большая Набережная. Здесь он, из-за своей силы и сообразительности, стал предводителем большой стаи бездомных собак.

В свою стаю он допускал сук, а также подрастающий молодняк, отцом которого он был, и, как исключение небольших кобелей, независимо от масти и породы, но беспрекословно подчинявшихся ему. Был он справедлив: еду, которую нашла собака из его стаи, не отнимал, а когда какой-либо человек хотел их покормить, терпеливо ждал своей очереди.

Чужих кобелей не трогал, но, если чужая собака проявляла недружелюбие, или, к своему несчастью, нападала, то рыжий вожак был к ней беспощаден и изгонял со своей территории со всей свирепостью, на какую был способен.

Любой щенок в его стае чувствовал себя в безопасности. Как-то произошла такая сценка: беспризорная шестимесячная собачонка гнала с лаем со двора крупного домашнего боксера – тот улепетывал со всех ног, а за ними молча наблюдал рыжий вожак. Конечно, боксер опасался Рыжего, а не шестимесячного щенка.

Рыжего хорошо знали во всей округе. Рядом с двором, где обитала стая Рыжего, возводили три 25-этажных дома. Рабочие на стройке назвали эту собаку «Чубайсом» за рыжий окрас, прикармливали и давали приют под своими подсобками, ему и его стае.

Местные жильцы считали, что давать такой хорошей собаки прозвище «Чубайс», неудачно и звали его просто «Рыжик», а тот в свою очередь откликался и на «Рыжика» и на «Чубайса» – лишь бы кормили.

Под подсобками, где жили рабочие, суки от Рыжика рожали своих щенят. Одна из таких сук, по прозвищу «Люська» рожала каждый год, но не все щенята выживали. Некоторые умирали от голода, другие попадали под колеса машин, третьи погибали от болезней, некоторые от собачьей чумки.

Весьма печально сложилась история трех щенят Люськи. Все они были «девочками». Две из них – темного цвета с короткой, но густой шерстью, со светло-коричневыми подпалинами у глаз, на кончиках ушей и хвостов, третья – вся светленькая, без подпалинок.

Троица вела себя дружно, они бегали вместе, лаяли вместе и искали еду тоже втроем. Их подкармливала детвора из соседней школы.

Когда щенята дожили до шести месяцев случилось непредвиденное. Двух «девочек», темненьких, особенно доверчивых к людям, поймали, закололи, разделали, зажарили на костре и съели рабочие – строители из «азиатов».

Все это видела соседка из окна своего дома, которое выходило на стройку. Она позвонила в милицию и рассказала, что происходит. Ей ответили: «Бездомных собак в Москве много, пусть едят, может так их меньше будет!» – «Ну, а если будут есть человека, что тогда?» – «Когда съедят – позвоните!».

Третью собачку – щенка, на этот раз съесть не успели: на мигрантов без документов начались гонения и стройка опустела – щенок остался жить до следующей волны мигрантов.

Через какое-то время Рыжий исчез со двора. Владельцы домашних собак очень жаловались на него. Сам он на домашних собак не нападал, но если они задирали его, то давал им сдачи. Никогда не грыз их до смерти, и, если собака затихала, переставала ему сопротивляться, то он отпускал ее. Но среди домашних собак есть такие «забияки», которые при хозяине нападают на любую собаку и при этом не считаются с силой бездомной собаки. Такие псы получали изрядную трепку от Рыжего. И почему-то в таких случаях хозяева собак всегда считали Рыжего виноватым.

Рабочие со стройки как-то отправились на грузовой машине загород за стройматериалами. Они взяли с собой Рыжего и там его оставили. Больше его здесь не видели.

Бродячие собаки

Собака по прозвищу Белка (первая)

Впервые эту собаку мы увидели на улице в сильную зимнюю стужу. Было пронзительно холодно, дул ветер и лицо сек мелкий колючий снег.

В эту непогоду, между домами 17 по Большой Набережной и 2 по улице Долгова, нам встретилась небольшая свора бродячих собак.

У нас с собой было два полиэтиленового пакета с куриной кожей, которые несли на помойку.

Начали скармливать собакам куриную кожу. Они были очень голодными и кожу хватали на лету.

Во время кормления бездомные собаки, по отношению друг к другу, ведут себя корректно: ждут своей очереди, – когда им будет брошен кусок, не перехватывают его, но всем свои видом показывают: «Мне, Мне!». Но, если собака не успела схватить брошенный ей кусок, его непременно перехватит другая, что значит: «Не зевай!»

Неожиданно мы заметили, что одна из собак, серой масти и среднего роста, беременна и уже скоро должна родить. Поэтому всю оставшуюся еду скормили ей.

Эту собаку мы назвали, из-за ее светлой шерсти, Белкой.

Она обосновалась во дворе автомастерской возле канала, там, где обитал и Бомжик. Именно с ним мы и познакомились там, когда стали носить Белке еду. Подкармливали и Бомжика.

Белка, ближе к весне, родила шестерых щенят разной масти.

Еду, которую им приносили, подросшие щенята пожирали с невероятной жадностью. Они были грязными и боязливыми – не давали себя брать на руки и даже прикасаться к себе.

Сначала они ютились под полом будки, потом перебрались в конец двора, где стояли кузова сломанных автомашин. Под ними они и прятались от дождя, здесь спали, сюда им приносили еду и другие жители, главным образом, женщины из соседних домов.

Белка перебралась в дальний конец двора из-за нового сторожа. Он прогнал ее из-под будки, потому что писк щенят и лай собаки его сильно раздражали. К тому же он сильно пил, а когда изрядно напивался, то ненавидел весь божий свет, а не только собак.

Когда щенята подросли, этот сторож подговорил знакомого шофера задавить двух белкиных щенят, когда те выбежали на дорогу.

Двоих других щенят взяли в дом соседи, еще двоих, оставшихся в живых, их мать Белка увела в другое место, вниз по берегу канала туда, где находилась гостиница для рабочих-строителей, приезжающих на стройки Москвы из стран СНГ.

Белка уже не могла прятаться сама и прятать свое оставшееся потомство от попыток пьяного сторожа убить их.

Вскоре, когда исчезла навсегда из этих мест Белка и ее щенята, умер и пьяный сторож от сердечного приступа. Ему было за 60 лет, был он высок ростом, худ, а в разговоре каждое свое слово перемежал матом.

Остался жить в этом месте один Бомжик, очень умный и осторожный пес, который умеет со всеми ладить и инстинктивно чувствует опасность, исходящую от человека или от создавшейся рядом с ним ситуации.

Когда у Белки щенята были в возрасте полутора месяцев и мы почти каждый день приходили их кормить, мы нашли здесь и свою нынешнюю собаку Машу, Машку, Масю, как ее назвали в детстве и это название закрепилось за ней и в дальнейшем. До нее у нас была среднеазиатская овчарка Лайма, прожившая с нами 13 лет.

При очередном кормлении мы заметили среди щенят Белки нового щенка, очень голодного и грязного. Ни Белка, ни ее щенята не подпускали его к еде. Пришлось этого нового щенка покормить отдельно. Ему тоже было около полутора месяцев. Но по окрасу новый щенок отличался от других. Был он белым с темными большими пятнами на теле и более густой и длинной шерстью.

Когда щенок наелся и у него раздулся живот, он пошел, шатаясь на своих еще нетвердых ногах, прямо на середину шоссе. Это и решило его участь – еще несколько шагов и он мог быть раздавлен машинами. Было видно, что он чужой в этой стае и может погибнуть от голода или попасть под колеса машины, поэтому мы забрали его к себе домой.

6
{"b":"27593","o":1}