ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поднимаемся на следующий этаж, под ногами гулко стучат ступени. Здесь два поста, первый снимаем сразу, второй успевает опомниться, и я уклоняюсь от луча биопрограммера.

Второго выстрела не последовало. Юля выстрелила из-за моего плеча, и охранника не стало. Я положил второго. Гена и Бхишма бросились вскрывать камеры.

– Вы свободны! Выходите! – говорю я.

В коридор вываливает толпа изможденных, голодных, полусонных людей. Человек по двадцать в камеpax три на четыре. Вонь и грязь. До теосов такого не было, не сомневаюсь. Тоже мне боги!

Ни Германа, ни Алисии среди заключенных нет.

– Наверное, выше, – говорит Юля.

Я киваю:

– Пошли!

Теперь приходится продираться сквозь толпу, люди лениво и неохотно расступаются, зато им нас и не опередить. Снова бросаемся на лестницу, на второй этаж.

Здесь нас встречают. Начинается перестрелка. Гена стонет и хватается за плечо. Я перебрасываю оружие в левую руку и легко касаюсь раны, зеленая энергия начинает течь из пальцев, мгновенно, без всякой подготовки. Все равно нас заметили. Можно работать с Силой.

Гена удивленно смотрит на меня.

– Не болит? – спрашиваю, одновременно стреляя из биопрограммера.

– Нет.

И меня окутывает золотое сияние. Энергия Манипуры, чакры власти.

Здесь тоже люди. Люди охраняют людей. Они еще не подчиняются мне, но уже растеряны и парализованы. Они не могут поднять оружие и нажать на спуск. Гена и Бхишма стреляют из биопрограммеров. Я выставил их на несколько часов сна.

Вскрываем камеры. Та же вонь и скученность. Из второй двери вываливается похудевший и осунувшийся Герман.

– Доброе утро, Герман Маркович! – кричу я. – Не пора ли покинуть это место?

Он подходит, молча жмет мне руку.

– Где Алисия? – спрашиваю я.

– Не здесь. Ее увели куда-то в другую часть тюрьмы.

Одну женскую камеру мы уже обнаружили, но госпожи Штефански там не было.

– Герман Маркович, с вами сидели люди, которым можно доверить оружие?

– Да, пожалуй!

– У нас есть несколько лишних биопрограммеров. Раздайте.

Около десяти штук, считая оружие охранников с этого этажа. Но и то дело.

Тепло поднимается по позвоночнику, холодеют руки, и в золотом сиянии вокруг меня вспыхивают синие всполохи. Я ищу Алисию. Да, она не здесь. Вообще в другом корпусе. Том, что светится фиолетовым. Что она делает в штабе? Допрос на высшем уровне?

– У всех конфисковали устройства связи? – спрашиваю я.

– Да, – за всех отвечает Герман.

– Где они могут быть?

– В тюрьмах обычно есть что-то вроде камеры хранения. Скорее всего…

Я хотел было их оставить, идти на поиски Алисии и громить штаб, но нет, без меня толпа превратится в стадо. Сейчас они идут за мной, как овечки, повинуясь энергии Манипуры, но стоит мне отлучиться, и будет хаос.

– Пойдем, Герман. Куда?

– Внизу. Скорее всего, на первом этаже или в подвале.

Неужели не заметили?

– Тогда потом, – говорю я. – Еще один этаж. Нельзя оставлять в тылу врага.

Теперь мы можем задавить числом. Этаж освобождаем молниеносно, но мне приходится восстанавливать троих людей, задетых лучом биопрограммера.

Все повторяется. Открываем камеры. Раздаем оружие.

Я окинул взором свою разношерстную армию. Интересно, по какому принципу теосы производили аресты? До них здесь не было и сотни заключенных. Теперь целая армия, около тысячи человек.

Я стараюсь прощупать всех, увидеть их души. В золотом сиянии бьются синие и фиолетовые сполохи, и люди смотрят на меня, как на живого бога. Теос! Не так уж неадекватно. Только я не с ними, не могу быть с теми, кто разрушает Кратос, кто ради своих непонятных целей пихает по двадцать человек в маленькие камеры и закрывает планеты, словно камеры тюрьмы.

В космопорте было много арестов. Космолетчики народ независимый и своенравный. Кому-то не понравилась регистрация, кто-то был слишком недоволен финансовыми потерями и хотел немедленно покинуть планету.

Я ищу этих людей. Мне нужны те, кто умеет обращаться с кораблями.

Выделяю человек пятнадцать, громко объявляю имена.

– Подойдите!

Они окружают меня.

Торговцы, транспортники, пленные офицеры, командиры побежденного тессианского флота.

– Возьмите людей, тех, кто захочет сопровождать вас, – говорю я. – И летите в космопорт. В пятистах метрах от тюрьмы – стоянка гравипланов. Генерал Митте, – я киваю Герману Марковичу, – будет координировать ваши действия. Надо захватить военный флот. Часть кораблей уже захвачена моими людьми.

Я преувеличиваю. От Артура и Витуса до сих пор нет вестей.

– Герман Маркович, ведите людей. Сначала вниз. Раздайте устройства связи.

Он кивает.

Добровольцы находятся быстро. То ли энергия Манипуры тому причиной, то ли всеобщее воодушевление, охватившее бывших заключенных.

– А ты? – спрашивает Герман Маркович.

– У меня еще есть дела, идите!

В моей армии остается на двести человек меньше.

– Нужно двадцать добровольцев, – говорю я. – Остальные могут идти на все четыре стороны.

Ко мне тут же шагают несколько человек.

– Что надо делать?

– На крыше лазерные установки, – говорю я. – Мы должны их захватить. Это опасно.

Добровольцев все равно больше, чем нужно. Я смотрю их души, я могу выбирать. Объявляю имена.

– Все, остальным лучше покинуть здание. И чем скорее, тем лучше. Здесь будет бой.

И вот мы снова поднимаемся наверх. Судя по схеме, лестница ведет на чердак. Именно оттуда управляют лазерными установками. На крыше есть еще Игла Тракля. Но она на том корпусе, где штаб, что осложняет дело…

Здесь главное скорость, о какой-либо скрытности уже смешно говорить. Я выставляю гамма-лазер на полную мощность и вышибаю дверь, а потом стреляю в полутьму чердачного помещения. Мои люди врываются вслед за мной. И мы падаем на пол, потому что нас встречают выстрелами.

Я считал, что гарнизон здесь меньше. Встреченное нами сопротивление говорит о том, что к нашим врагам присоединилось подкрепление. Здесь основной пункт охраны Центра. На стене осколки монитора, оружейных панелей управления нет. Значит, в следующем помещении. Ранено двое моих людей.

И тогда я беру Иглу Тракля и настраиваю воронку. Она должна пробить весь чердачный этаж и пробиться с двух сторон потоками излучения. Стреляю.

Только здесь, возле основания воронок, можно спастись. Надеюсь, что крыша выдержит.

Слышен низкий, почти инфернальный гул, потом свист, исчезающий на волнах ультразвука, и треск одной из поддерживающих потолок колонн, сломавшейся у основания.

Я поднимаю голову. Чердак представляет собой открытый с двух сторон бетонный пенал, пустой, выжженный и продуваемый ветром. Местами крыша повреждена, и в проломы видны приближающиеся к тюрьме гравипланы, окруженные свечением, красным и золотым.

– Вставайте! – ору я. – К лазерным установкам.

От панелей управления не осталось ровно ничего, но обычно такое оружие имеет и ручное управление. Надо только подняться на крышу. И раньше, чем гравипланы теосов смогут сами накрыть нас огнем.

После этого боя я не досчитался пяти человек. Пока я готовил Иглу Тракля, их успели расстрелять. Итого нас осталось восемнадцать человек, считая меня, Юлю и Геннадия.

Я разделил свою армию. Всего три установки. И по пять человек на каждого из нас.

Я кивнул на лазерную пушку, сиявшую на фоне черного неба в ближайшем проломе крыши.

– Гена, справишься?

– Не беспокойся.

Относительно способностей Юли я не беспокоился и так.

– Ко второму орудию, – приказал я ей.

А сам бросился в дальний конец чердака – к третьему. Подтянулся на руках и оказался на крыше. За мной встали мои люди.

Гравипланы гражданские, на них может быть только ручное оружие, дальнобойность небольшая, но для надежности их хочется подпустить поближе.

Около тридцати гравипланов. Целая стая.

– Стреляйте! – приказал я через устройства связи.

30
{"b":"27596","o":1}