ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, тогда вперед! Заноси документ!

Толик зашел в комнату и поднес листок к зеркалу. Посмотрел… затем, перекрутил на 180 градусов и опять уставился в зеркало. Я тоже глянул, как была белиберда, так и осталась.

– Нет, тут зеркало не поможет – Толик явно был сильно расстроен.

– А я что говорил! Нет, уперся! «Давай смотреть в зеркало, давай смотреть в зеркало!» У-у-у! Злости не хватает… Хотя… А ну, обрати внимание на рисунок, мне он сильно, что-то напоминает.

– Ха! Напоминает! Да это явно чертеж Сорокской крепости, вид с высоты. Я подобный видел в городском музее.

Я мысленно выдал себе пару щелбанов. Ведь точно, я его тоже видел, но как то не запомнил, ведь рядом была моя тайная любовь, наша школьная красавица и я особо на экспонаты не смотрел, но какое-то ощущение, что чертеж чем-то отличается, о чем и сказал Толику.

– Вот теперь и мне кажется – Толик по привычке почесал затылок. Эта привычка была его визитной карточкой, Толик каждые две три минуты с остервенением почесывал волосяной покров на затылке и мы с ребятами были уверены, что скоро там появится лысина.

– А может, все таки стоит поехать в субботу в город, заглянуть в музей и перерисовать чертеж? – это была моя вторая мысль. Первую, пронести в музей наш листочек и на месте сравнить, я отбросил. Если нас увидят с нашим документом, его сразу конфискуют.

Такой опыт уже был, мы на прошлой неделе, занесли несколько старинных монет, которые лично нашли в подвале строящегося Дворца Культуры нашего села. Хотели проконсультироваться и что вы думаете, музейный смотритель, он и директор в одном лице, забрал наши монеты поместил в витрину, и рядом появилась надпись – «Клад, найденный в селе Васильково школьниками и преподнесенный в дар музею». Ха! Клад в четыре монеты и когда это мы успели его преподнести в дар музею? У нас же их нахальным образом конфисковали! Хотя поговаривают, что строители Дворца Культуры при выкапывании котлована наткнулись на частично разрушенный фундамент и часть подвала, и в подвале, в самом деле, нашли клад, но никому ничего не сказали. Ну-ну! Никому! Это же село! Но наверняка, никто не знал. Вот из-за этих разговоров мы и полезли исследовать подвал, перекопали на 20–30 см весь пол и около одной из стенок нашли четыре монеты и этот листок. А часть этой стенки явно старой кладки. М-да… сэкономили строители, сэкономили! Притом и монеты и листок были в отличном состоянии. Монеты мы уже потеряли…

– Да ты прав, документик нельзя показывать в музее, точно отберут. – Толик явно угадал мою первую мысль и был солидарен. – Лучше перерисовать часть листа с чертежом и две три строчки текста до и после рисунка, и вот уже с ним можно получить консультацию у Константина Афанасьевича (вот это и есть тот, зловредный тип, что отнял наше, нажитое тяжким трудом, богатство).

Мысль была удачной, но только частично.

– И что мы Афанасьевичу скажем при вопросе – «Откуда документик?»

Толик опять начал терзать свой затылок.

– Ну-у… скажем, что в том же подвале нашли камень покрытый штукатуркой с этим рисунком и пока перерисовывали, штукатурка видимо от света или тепла вся осыпалась. Но зато вот! Мы смогли сохранить текст и дарим его музею, но взамен он дает нам консультацию, а то очень любопытно, что это такое.

– А что! Очень даже дельная мысль.

– Да! Я неоднократно тебе говорил, что еще немного и все поймут, что я гений! – Толик гордо поднял свой нос к потолку.

– Осторожней! Хвастун, потолок поцарапаешь!

– Вот! Как всегда! Мучаешься, ночей не спишь, думу – думаешь, а тебя недооценивают. – Толик изобразил обиженную физиономию.

– Толик, тебе бы в цирке выступать, такой клоун пропадает!

– Да я не против, но мои предки убедили меня ехать в Кишинев учиться на хирурга.

– Видимо твой отец руководствуется анекдотом, что хорошо зарабатывают врачи занимающиеся отверстиями, типа дантиста затем гинеколога, ну а хирург их сам себе наковыряет.

– Ну, ты и пошляк, мы и так неплохо зарабатываем.

– Ну-у, да! Только зарабатываете Вы спекуляцией, а ОБХСС (Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) может и посадить на пару лет!

Толик покраснел и начал оправдываться: – Какая спекуляция?! Мы продаем на рынке выращенные своими руками ранние помидоры и огурцы. Притом выращиваем их у себя в огороде, после основной работы и в субботу и воскресение продаем их в Кошнице. (Кошница – украинский городок находящийся на берегу Днестра напротив молдавского села Васильково где мы и жили. Выращиванием ранних овощей начали заниматься несколько сел вокруг молдавского города Сороки. Вывозили продукцию в основном в украинские города вплоть до Житомира и зарабатывали очень хорошие деньги. Многие жители этих сел купили в частное пользование легковые автомобили, мотоциклы, правда б.у. но большинство практически новые, и этим сильно разозлили партийную верхушку Сорок. А для вывоза на рынок сельхозпродукции нужно в Сельсовете получить справку, что урожай выращен лично на своем огороде. Вот и запретили выдавать эти справки. Так и закончилась эпопея ранних овощей.)

* * *

Какой-то механический голос продолжил бубнеж: – Реципиент! Ответь! Я четко определил, что ты в сознании.

Я открыл глаза… Ну и темень! Ничего не видно!.. Может я ослеп!.. Да не может быть!.. Но кто говорит?

– Главный искин базы 7634К44.

– Ну, надо же! Я уже начал проговаривать мысли вслух!

– Да нет, я просто сканирую ПСИ диапазон, и воспринимаю твои мысли.

– Это что, вроде телепата, как Вольф Мессинг? Вот мне повезло! Я давно мечтал попасть на его представление! (Для тех кто не знает- Вольф Мессинг, очень мощный экстрасенс прошлого века.)

– Ну… твое определение подобной функции, недалеко от действительности, хотя с точки зрения науки довольно некорректное.

– Вот это да! Настоящий телепат! Да мне никто из друзей не поверит! А можно я вас с ними познакомлю!

– Ну… сложно просчитать поведение твоих друзей, да и знакомство, в настоящее время, затруднено. Сейчас между тобой и твоими друзьями значительное расстояние.

Я чего-то не понимал… Погоди, я же свалился в колодец!.. После сравнения чертежей, у нас и в музее, подошли для получения консультации к директору. Он только глянул на наш рисунок и завелся.

– Опять кладоискатели! Вам не надоело?! Уже с десяток любителей легкой наживы, с трудом выкопали из обвалившихся участков подземных ходов, с различными травмами, вплоть до перелома обеих ног и тазобедренного сустава у одного, очень ретивого индивида. Правда, у вас еще один подземный туннель прорисован, третий. У нас была информация только о двух… А-а-а это же колодец… Все зря!.. Схему крепости, что поместили в музей, перерисовал без подземных ходов, а вот такие как вы где-то находят старые чертежи и лезут и лезут! Только успевай их спасать!.. Надоело! Надо переговорить с руководством города и забетонировать входы, что бы ни один хитрован больше туда не залез! А то его там раздавит, а меня посадят!

Вот тогда мы поняли, что в этот третий туннель, а на то, что это он, четко указывал ход в сторону Днестра, надо попасть как можно быстрее. Возможно даже этой ночью. Если забетонируют входы, то это конец наших приключений и перспективы стать знаменитыми, и возможно богатыми. Я давно мечтал о мопеде, но при тех деньгах, что мы получали за лето в школьной бригаде, это было нереально. Поэтому и искали дополнительные возможности заработать.

В тот же вечер, взяв по фонарику с ручным приводом и веревку метров 20, мы пошли рассматривать место, где предположительно был вход. Сорокская крепость располагалась в 200 метрах от Днестра а вокруг нее был разбит красивейший городской парк.

Одно было плохо, крепость оказывается вечером запирали и мы стояли и смотрели на калитку в очень больших металлических воротах запертую но висячий замок.

– Может, перелезем? – Спросил Толик, показывая наверх ворот.

Там была небольшая щель.

– А мы пролезем? – мне было очень обидно. Столько проблем решили, а додуматься, что крепость на ночь закроют, как-то не сообразили.

2
{"b":"277496","o":1}