ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, и к чему этот маскарад?

– Чтобы вы поняли серьезность вопроса и наши возможности.

– Ну, судя по виду… «Дока», возможности ваши – не очень…

– Что, неужели не похож?

– Не похож! Вернее, именно только похож, и не более того. Разницу улавливаете? Так что выкладывайте, зачем пришли, и… выметайтесь!

– А вот грубить не советую, можно нарваться…

– Давайте о деле, обидчивый вы наш. Слушаю…

Незнакомец встал и, глядя прямо в глаза Кэпу, сказал:

– Мне поручено сообщить, что вы совершаете грубую ошибку, ввязываясь в поиски вашего друга. Он попал туда, откуда выйти невозможно в принципе, а также вам – или еще кому-либо, – невозможно туда проникнуть. А кроме того, вас просто используют втемную, подвергая опасности ваш мозг. Почему опасности, спросите вы. Отвечу: после проведения этих так называемых поисков ваш мозг попросту выгорит, то есть станет девственно-пустым и чистым, аки попка младенца, и совсем не факт, что после такого испытания вообще сможет воспринимать информацию! А это обозначает одно: вы навсегда останетесь идиотами, пускающими слюни и ежеминутно писающими под себя!

– Хорошо, я вас услышал! Спасибо за информацию и… до свидания! Спать пора, а кроме того…

– А кроме того, – раздался голос из-за спины Кэпа, и он, оглянувшись, успел увидеть, как прямо из стены выходит Иван Иванович.

– А кроме того, – повторил тот, – вы, господин, соврамши! С чем вас и поздравляю!

– Кто вы такой? Кто впустил? Почему вмешиваетесь? – нервно воскликнул незваный гость и тут же начал заволакиваться туманом, который на какой-то миг стал совершенно непроницаемым, а еще через несколько секунд исчез, но так, что сразу стало понятно: незваный гость просто оказался в глыбе льда, только очень прозрачного. И замер в нелепой позе, с выброшенной в сторону рукой и выражением явной обиды на лице.

– Пусть немного охладится, – спокойно проронил Иван Иванович и, посмотрев на Кэпа, сказал: – Ложись лучше спать, устал ведь.

– Пожалуй… А кто это был?

– Да, можно сказать, никто, мелкий порученец. Или, по-другому, начинающий маг, гордый оказанным доверием. Сейчас явится главное лицо, – предупредил Иван Иванович, и Кэп, наскоро умывшись, ушел в свою комнатку и лег, накрывшись одеялом с головой. Он уже было задремал, однако в зале громко заспорили, и Кэп проснулся.

– …один Звездный – один Наблюдатель… Нет, в нашем договоре о количестве Наблюдателей не сказано ни слова… вы покушаетесь на Заповедник… это запрещено… можно ожидать самого худшего… я обязан выручить его… в чем будут выражаться ваши действия, что и как предпримете? – Но дальнейшее Кэп уже не услышал, ибо его подхватила и понесла широкая и полноводная река по имени Сон…

Наутро Кэп проснулся поздно и, еще не успев толком проморгаться, почувствовал разливавшийся по квартире запах чего-то вкусного. Рывком поднявшись, он сделал несколько резких движений и прошлепал на кухню, в дверях которой замер: посреди его кухни-столовой располагался столик, заставленный так, что и свободного места на нем не было. А рядом, согнувшись в полупоклоне, стоял официант.

– Иваныч, опять твои… фантазии? – начал было Кэп, но, спохватившись, спросил: – А у Текса-то как? Все в порядке?

– Да не волнуйся! Были те же, но был и я. Все утрясли!

– А жена, дочь? Они-то как на все это…

– Да ты понимаешь, они внезапно так крепко уснули, что самое интересное и не видели, вернее, вообще ничего не видели, – хитро улыбнулся бывший Абсолютный Разум бывшей Вселенной, а ныне напяливший личину официанта человек вполне земного вида. Потом, широким жестом указав на предупредительно выдвинутый стул, произнес: – Пра-а-ашу!

Когда Кэп насытился и с чашкой кофе прошел в зал, Иван Иванович предложил:

– Теперь давай присядем, и я отвечу на вопросы, которые крутятся в твоей голове…

– А ты разве их можешь читать… в моей голове? – подозрительно спросил Кэп.

– Нет, не могу! Но чтоб догадаться, о чем они, не надо иметь ни абсолютный разум, ни быть семи пядей во лбу. Садись! – Иван Иванович ткнул рукой в сторону дивана и, пройдясь по комнате, сказал: – Сначала насчет выгорания мозга. Да, это возможно. Но! – И он с глубокомысленным видом поднял вверх палец. – Но вы оба уже будете в ранге Наблюдателей, а это значит, что никто не в состоянии нанести вам ущерб! Это основа основ. И главное, в вашей безопасности больше вас заинтересован именно я, и ты понимаешь почему. Так?

– Так. Ты тогда лишишься возможности получать дополнительную энергию…

– Правильно! Чтобы найти другого Наблюдателя, нужно время, а для меня это чревато.

– А потом-то кто приходил?

– Ближайший помощник Хорса – Наблюдателя и Хранителя Заповедника. Их можно понять! Они обязаны пресекать все попытки дестабилизации вверенного им объекта. Да, и еще! Хранители точно выяснили, что Док не погиб, ибо никаких ментальных следов – «вскрика смерти», как это они называют, – Хранители не нашли! А это значит, что Док в Заповеднике и, скорее всего, живой. Так что завтра отправляемся к моему собрату и там решаем, когда осуществить задуманное.

– Постой, постой! – возбужденно произнес Кэп. – Но если Док в Заповеднике, это значит, что постулат «Ни туда, ни обратно» неверен?

– Именно! – глубокомысленно поднял вверх палец собеседник. – Вот поэтому-то я не сомневаюсь в успехе.

* * *

И вот уже трое суток Кэп с Тексом бродят по запутанным лабиринтам пещер скалы Мачу-Пикчу, что высилась над полуразрушенным древним городом империи инков. Ни хозяина здешних мест, носящего имя Верховного Бога инков, ни своего родного Ивана Ивановича они за эти дни не видели. Два раза в сутки на столе сама собой образовывалась довольно скромная еда, да изредка в полутемных коридорах мелькали разукрашенные индейцы. И когда терпение то ли гостей, то ли арестантов – друзья и сами не могли понять, в какой они здесь роли, – стало уже иссякать, нарисовался Иваныч. Причем именно нарисовался, в тот момент, когда Кэп с Тексом ужинали. На каменной стене, что была метрах в трех перед ними, вдруг возник рисунок, будто некий искусный художник одним мгновенным росчерком обозначил контур человека. Затем по этому контуру побежали искорки, и он стал выступать из стены. Еще пара секунд – и пред ними уже стоит улыбающийся Иван Иванович.

– Заждались, поди? – спросил он, потирая руки и жадно вдыхая воздух. – Кофейком не угостите?

Минут через пятнадцать, закончив кофе-чаепитие, Иваныч сказал:

– Сейчас я вам коротенько обрисую ситуацию, и к делу. – Потом, встав со стула, прошелся вдоль стола и сообщил: – Нас на планете Земля семеро Звездных Братьев. И все мы живем по-разному. Одни – бездумные прожигатели жизни. Пример перед вами. – И он ткнул себя в грудь. – Другие – ни то ни сё. Все мы уже не один раз сменили Наблюдателей. И только у одного из нас Наблюдатель не менялся – это Виракоча. Он родился еще на Аримане и является классическим трудоголиком, ибо единственный из Наблюдателей стал магом не потому, что его поддерживал Звездный покровитель, а благодаря упорному труду! И магом он стал очень сильным. И самое главное, он способен существовать вне своего Звездного поля, при этом не теряя магических способностей.

– А Док? Разве он не такой же? – спросил Кэп.

– Такой, да не совсем. Виракоча сам добился этого, добился непрестанным трудом и благодаря своим врожденным способностям. А у Дока по-другому: ему это дано от природы, и как это получилось, никто из нас объяснить не в состоянии. Как говорится: что выросло, то выросло! – сказал Иваныч и, оглядев притихших друзей, спросил: – Ну, вы готовы к инициализации?

– Готовы, – вразнобой ответили двое друзей…

6. Все наблюдатели, а Док – Тираннозавр

В Абсолютной Черноте и неподвижности Великой Вселенной медленно проявилось нечто, здесь неуместное и даже инородное. Это Нечто вырастало из ничтожной точки, и в какой-то момент стало понятно, что это Человек в ослепительно-белых одеждах. И ничего особенного, а тем более странного в нем вроде бы и не было. Вот только глаза! Любой, увидевший это лицо, эти глаза, источающие и мудрость веков, и бесконечную доброту, и любовь, понимал, что этот человек – не просто маг. Он смотрел на поверхность запрещенной для всех – но не для него! – планеты и видел бесчисленные стада самых разных динозавров. Вот игуанодоны – большие травоядные завры, непрестанно жующие зелень, а вот дикие, одиночные Тираннозавры и стада мелких и шустрых хищных динозавриков, с ожесточением пожирающих друг друга. Вот стаи рамфоринхов и птерозавров непрестанно кружат в воздухе, нацеливаясь урвать свое. Потом он перевел взгляд на океан, где в морских глубинах властвовали ихтиозавры – одни из самых совершенных морских обитателей, когда-либо живших в водах океанов. Потом отыскал взглядом нужную долину, где увидел Молоха и Дока. Они шли к пещере. Вот подошли к ее черному зеву, и Молох скрылся в глубине, вот Док, приостановившись на секунду, оглянулся и шагнул в черноту входа. И тут же до Человека в белых одеждах донеслась паническая мысль: «Все… я в Аду… поверил Молоху… опять это лицо… какой он…» Человек улыбнулся и, одобрительно кивнув своим мыслям, перевел взор выше и дальше.

6
{"b":"277696","o":1}