ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это еще неизвестно… – неуверенно ответил Женька.

Дедушка остановил их:

– Подождите. Пусть Вася посмотрит.

Прошло еще несколько минут. Со всех сторон поверху и понизу стали собираться гольяны – стаями и в одиночку. Речные струи тревожили их, они сбивались в кучки, но упрямо старались держаться на одном месте, прислушиваясь к удивительным звукам. Гольянов становилось все больше и больше. Дедушка подумал и сказал:

– Готовьте спиннинги, а я сменю контакт.

Дедушка пошел к ящику. Вася услышал, как щелкнул контакт, и среди гольянов пробежала дрожь. Они стали двигаться, вначале медленно, несмело, потом все быстрей и быстрей, рыская во все стороны, словно пытаясь разыскать пропавший звук. Вода так и вскипала – столько гольянчиков сплылось на этот участок реки.

– Ты понимаешь, что произошло? – возбужденно спросила Лена у Васи.

Вася гордо промолчал.

– Дедушка сменил контакт, и в воде сейчас начнет распространяться новый ультразвук. Ведь ты, наверно, знаешь, что одни рыбы пищат, а сами ничего не слышат; другие, наоборот, сами слышат, а пищать не умеют. Ну вот. Но все они прекрасно слышат ультразвук – это такой звук, который мы, люди, не слышим. Знаешь, им еще металл сверлят, стекло режут, вообще он широко применяется. Вот мы и устраиваем рыбий концерт. Рыба одной породы слышит только звук одной частоты, а другой породы – другой частоты. Понимаешь?

Кое-что Вася уже понимал. Он вспомнил и летучую мышь, этот живой ультразвуковой локатор, и комаров, которые, кроме обычного слышимого писка, пищат еще и неслышно, точно переговариваясь друг с другом на своем комарином языке. Так что ничего удивительного в словах Лены он не увидел. Придумали – и хорошо.

Программа рыбьего концерта сменилась. Зеленоватую, искрящуюся толщу воды, как серебристые молнии, пронизали две огромные, почти в метр длиной, рыбы с красными плавниками.

– Таймени! – радостно завопил Женька.

Дедушка подбежал к берегу и закричал:

– Закидывайте спиннинги! Спиннинги!

Тут не утерпел и Вася. Он тоже схватил спиннинг и, чуть размотав катушку, закинул в реку блесну с крючком-тройчаткой.

Блесну подхватили речные струи и закружили. Она блистала на неярком, будто затянутом марлей, солнце, как настоящая рыбка.

Но таймени не обращали внимания ни на Васину блесну, ни на другие, которые закинули рыболовы. Они продолжали охотиться за беспомощно кружащими на месте буровато-пятнистыми гольянами.

Источник ультразвука все работал и работал, и в реке стали то и дело мелькать серебристо-зеленые туши тайменей. Они жадно набрасывались на собравшихся сюда и все еще ожидающих продолжения концерта гольянов. Охотничьи страсти разгорались не только у тайменей, но и у рыболовов. Они то и дело перекидывали блесну, стараясь попасть на боевой маршрут тайменей. Но подводные хищники не обращали на нее внимания. Впопыхах рыболовы не замечали, что их блесны никелированные, блестящие, а таймени охотились за не похожими на блесну, тусклыми рыбками.

Дедушка сердито махнул рукой и начал ругать Женьку:

– Все перепутал! Конечно, тайменю в обычное время гольяна ни за что не взять, а гольянчик рыбка жирная, вкусная. Вот таймени и бросились на них.

– Ну, дедушка, – взмолился Женька, – я же не знал, что контакт не тот!

– «Не зна-ал»! – передразнила Лена. – Я ж тебе говорила – не тот контакт. Накормил тайменей сытным обедом, а теперь хочешь их ловить. Не такие они дураки.

Да, ошибка Женьки была слишком явной. Не привлеки он сначала гольянов, голодные таймени обязательно бы бросились на блесну, принимая ее за рыбку. А когда они очутились посредине своего любимого блюда – гольянов, – их, конечно, не заинтересует блесна.

Пока рыболовы переругивались, доказывая друг другу, что виноват не он, а кто-то другой, Тузик вошел в воду, опустил в нее хобот и стал пить, шумно поводя боками. Внезапно огромный таймень с налету наскочил на толстые, как бревна, ноги мамонта, метнулся в сторону и угодил как раз на хобот. В то же мгновение Тузик согнул хобот крючком и подхватил рыбину под брюхо. Все произошло так быстро, что Вася едва заметил, как над водой взлетел огромный серебрящийся красноперый таймень. Он перелетел через мамонта и тяжело шлепнулся на траву, да так, оглушенный, и застыл.

Рыболовы бросились было к тайменю, но тот пришел в себя, оттолкнулся могучим хвостом и взвился в воздух. Все четверо навалились на метровую рыбину, и дедушка, суетясь не меньше, чем внуки, кричал:

– Осторожно! У него зубищи огромные.

С большим трудом таймень был укрощен. Шум утих, и все услышали требовательный звонок.

Глава одиннадцатая

НА ПОРОГЕ РАЗГАДКИ

Дедушка прислушался и посмотрел на машину. Ребята возились с тайменем. Издалека опять донесся звон, и дедушка обратился к Васе:

– Кто-то нас вызывает. Пойдем, Вася, я тебе покажу еще одну вещь.

В машине звенел телефон. Дедушка нажал на кнопку под щитком, и сейчас же зеленоватым светом вспыхнул маленький экранчик. Дедушка подождал несколько секунд и, когда на экране вырисовался облик молодой и красивой женщины, сказал:

– Что там такое, Валя?

– Я просто волнуюсь, папа. На дворе сыро, а ребята так легко одеты… Как идет ваша рыбалка?

– Наша – плохо. Но вот рыбалка нашего нового знакомого – отлично. Поймали тайменя – наверно, больше пуда весом.

– А что это за новый знакомый? – удивилась женщина.

– А вот этот… – Дедушка притянул к себе Васю, так что его лицо оказалось как раз против экранчика, а потом задумался и сказал: – Он не очень новый, и, может быть, даже ты кое-что о нем знаешь… Его зовут Вася Голубев, Василий Николаевич Голубев. Помнишь?

Женщина на экранчике вначале удивленно вскинула брови и поджала губы, потом глаза у нее расширились, и она прижала розовую, чуть припудренную мукой руку к румяной щеке и спросила:

– Неужели… Неужели это Николая Васильевича Голубева…

– Да-да! – перебил ее дедушка и обратился к Васе: – Ты пойди погуляй минутку.

Вася вышел, а дедушка, захлопнув дверь машины, торопливо сказал:

– Слушай, Валя, немедленно сообщи об этом в медицинское управление. Ты же сама видела Васю и можешь подтвердить, что он совершенно нормальный человек. Это редчайший случай, – и нажал на кнопку под щитком.

Экранчик потух.

Вася молча смотрел через блестящее стекло двери на дедушку. Сердце билось толчками. Он понял, что стоит на пороге разгадки своей тайны – ведь Николаем Васильевичем звали его отца. И еще он понял, что женщина на экранчике хотела спросить, не он ли, Вася Голубев, и есть сын Николая Васильевича. Вася ничего не спрашивал, потому что по глазам дедушки видел, что он собирается сообщить ему всю правду.

Но он ошибся. Дедушка опять вкрадчиво заговорил совсем о другом:

– Вот видишь, Вася, в каждой машине установлен такой радиовидеотелефон. Стоит только включить аппарат, и ты можешь набрать нужный номер и вызвать абонента. Но дело не только в этом. Мало того, что ты можешь разговаривать с кем хочешь, – ты еще можешь и видеть того, с кем ты говоришь, и он тебя видит. И все – в цвете. Это не ново, но, впрочем, интересно… – Дедушка посмотрел на Васю и стал смущенно покашливать: он видел, что мальчика интересует совсем не радиовидеотелефон. Однако он продолжал: – А для того, чтобы не перепутать номера радиовидеотелефонов, им присваивается номер машины, на которой он установлен. Если знаешь номер машины, можешь немедленно позвонить в нее – пусть та машина будет хоть за тысячу километров.

Вася упорно, не моргая, смотрел на дедушку так, словно хотел сказать: «Это все интересно, но меня волнует сейчас другое».

Дедушка опять смущенно покашлял и, чуть покраснев, продолжал:

– Ты не заметил, что впереди каждого номера машины стоит буква? Они приняты как обозначение длины волны. Набирая на обыкновенном телефонном диске нужные буквы, ты автоматически настраиваешь приемо-передаточный аппарат на нужную волну. А потом уже, когда набираешь номер телефона или машины…

11
{"b":"277851","o":1}